1 ГОД ЕВРАЗИЙСКОГО МЭЙНСТРИМА

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 473
06.06.13

Ровно год назад – 6 июня 2012 года Президент Приднестровской Молдавской Республики Евгений Шевчук объявил евразийскую интеграцию национальной идеей республики. Перед внешнеполитическим ведомством Приднестровья были поставлены конкретные задачи: инициировать последовательную работу по изучению возможностей экономической интеграции Приднестровья в структуры Евразийского экономического сообщества, Таможенного Союза и Единого экономического пространства с целью непосредственного участия Приднестровской Молдавской Республики в создании формирующегося Евразийского Союза; подготовить проект новой редакции Концепции внешней политики Приднестровской Молдавской Республики, в котором должен быть закреплен внешнеполитический курс государства, определенный народом. «Идея евразийской интеграции Приднестровья полностью подкреплена волей народа, обозначенной в ходе референдума 17 сентября 2006 года. Вся логика исторического развития государства, начиная с момента образования республики и до наших дней, говорит о том, что Приднестровье является неотъемлемой частью евразийского цивилизационного пространства», - заявил Евгений Шевчук год назад. Попробуем проследить процесс реализации евразийского курса ПМР.

*        *        *

Мысль о необходимости участия республики в интеграционных процессах вместе с Россией неоднократно и в различных форматах высказывалась Евгением Шевчуком и ранее. Поэтому объявление евразийской интеграции «мэйнстримом внешней политики государства» и «национальной идеей Приднестровья» не стала сенсацией. В органах государственной власти и в обществе данный шаг был воспринят как сигнал к началу длительной, трудоемкой, но жизненно необходимой работы. 

В Министерстве иностранных дел ПМР осознавали, что решение столь масштабной задачи как вовлечение Приднестровья в процесс евразийской интеграции невозможен без активного участия всего гражданского сектора республики и внешней поддержки со стороны России. Поэтому работа ведомства по реализации поручения главы государства развивалась по двум направлениям: взаимодействие с общественностью республики в подготовке новой Концепции внешней политики государства и поиск оптимальных путей взаимодействия с российской стороной по совместному определению модели российско-приднестровской интеграции.

Изменение Концепции внешней политики Приднестровья назрело давно. Редакция документа, принятого в 2005 году «устарела» сразу после всенародного референдума 17 сентября 2006 года. Главный итог плебисцита – «свободное присоединение к Российской Федерации» - в старой редакции учтен не был. И хотя среди общественности поднимался вопрос о необходимости документального закрепления внешнеполитического курса государства в соответствии с волей народа, тогдашнее руководство республики посчитало это излишним. Можно предположить, что Валерию Лицкаю, возглавлявшему тогда МИД, в общении с зарубежными коллегами было удобней опираться на документ, допускающий самые вольные трактовки внешнеполитического курса страны. В этом мог быть свой резон. Европейский союз активно расширялся, в 2007 году к нему присоединились Румыния и Болгария, европейская дипломатия продвигала все новые инструменты влияния: миссия EUBAM, еврорегион «Днестр», «Восточное партнерство». При этом Россия была совершенно пассивна. Неудивительно, что Валерий Лицкай однажды даже заявил журналистам, что Приднестровье готово к евроинтеграции в гораздо большей степени, чем Молдова. Такие реверансы в сторону ЕС вряд ли воспринимались с доверием на Западе и одновременно вызывали настороженность в Москве. Владимир Ястребчак, занявший пост министра иностранных дел в 2008 году, продолжил политику своего предшественника. В итоге стратегия «многовекторности» обернулась к концу 2011 года чуть ли не дипломатической изоляцией Приднестровья.

Новая Концепция внешней политики должна была не только ликвидировать пропасть между общественным запросом приднестровцев и внешнеполитическим курсом государства, но и придать доверительный характер приднестровско-российским отношениям.

Глава приднестровской дипломатии Нина Штански заявила, что Президентом была поставлена задача вовлечь в работу по подготовке нового документа все органы государственной власти, структуры гражданского общества, депутатский корпус. «Концепция внешней политики - это основополагающий документ, которым предстоит руководствоваться не только внешнеполитическому ведомству республики, но и всем органам власти, так или иначе осуществляющим международные контакты, в том числе и в экономической сфере. А значит, работа должна вестись коллегиально», - подчеркивала министр.

Уже 4 июля 2012 г. в Министерстве иностранных дел был собран Общественно-экспертный совет, в ходе которого представители общественных организаций, деловых кругов и академического сообщества Приднестровья обсудили с дипломатами стратегию развития внешней политики республики в контексте евразийской интеграции ПМР. В ходе заседания эксперты предложили направить в МИД ПМР рекомендации относительно структуры и основных положений новой Концепции внешней политики. «Для нас не менее важно, чтобы к проекту новой Концепции был приложен пакет конкретных мер по выполнению заложенных в ней приоритетов и направлений», - отметила тогда министр. Кроме того, Нина Штански запросила помощь экспертов в разработке экспортно-инвестиционных механизмов, призванных содействовать интеграции Приднестровья. Она сообщила, что исследовательская работа в данном направлении уже начата во взаимодействии с авторитетными научными центрами России.

На протяжении двух месяцев МИД аккумулировал предложения экспертов, а в сентябре вынес на широкое общественное обсуждение проект Концепции. Ознакомиться с проектом главного внешнеполитического документа страны и внести свои предложения по его доработке могли не только эксперты и представители общественных объединений, но и простые граждане. Активное обсуждение концепции шло в средствах массовой информации и на площадке приднестровского госуниверситета. В современной политической практике это поистине уникальный случай открытости властей.

Со стороны Министерства иностранных дел ПМР это был смелый и достаточно рискованный шаг. Нуждающийся в доработке проект мог вызвать критику внутри страны и нападки ангажированных экспертов из-за рубежа. Однако незначительные технические неточности, которые естественно присутствовали в рабочем документе, оказалось невозможно использовать против нового курса Приднестровья. С политической точки зрения проект документа был безупречен.

Открытие широкой общественной дискуссии по вопросам внешнеполитических приоритетов государства имело важный практический аспект. Необходимо было выявить настроение граждан, их заинтересованность в развитии интеграционных процессов с Россией. Сотрудники МИД впоследствии неоднократно подчеркивали, что на протяжении первых месяцев ведомством велся тщательный мониторинг общественного мнения. Выяснилось, что в республике по-прежнему сохраняется прочный консенсус по вопросам интеграции с Россией. В Приднестровье идея евразийской интеграции, которая пока еще осторожно воспринимается даже в странах-участниках Таможенного союза, встретила полное понимание и поддержку.

Закономерным итогом проведенной работы стало утверждение главой государства новой Концепции внешней политики. 20 ноября 2012 года был подписан соответствующий Указ. Этот документ подвел необходимую базу для разработки практических механизмов евразийской интеграции.

*        *        *

Еще в период подготовки Концепции внешней политики в МИД ПМР началась работа по нахождению эффективных моделей развития интеграционных процессов между Приднестровьем и Россией в социально-экономической и гуманитарной сферах. В условиях, когда государство не может выступать субъектом международного права, перед приднестровскими дипломатами стояла задача предложить действенную концепцию интеграции без излишней политизации этого процесса.

В этой связи особое внимание МИДом было уделено современным методам публичной дипломатии и инструментам «мягкой силы», активно используемым Евросоюзом. Достойными изучения представлялись модели еврорегиона и «Восточного партнерства». Еврорегион предполагает возможность реализации трансграничного сотрудничества во многих областях, в том числе в экономической, преследуя при этом гуманитарные, цивилизационного порядка цели. «Восточное партнерство» также является примером реализации стратегии ЕС, настойчивость которой вызывает уважение, несмотря на затратность и видимую на первый взгляд неэффективность.

По мнению приднестровских дипломатов, данный международный опыт необходимо усваивать и начинать в адаптированном виде применять с учетом задач, стоящих перед государством, и имеющихся у него средств.

Уже в ноябре 2012 года МИДом был предложен проект «Евразийского региона «Приднестровье». Суть проекта – найти и обеспечить механизм облегченного трансграничного взаимодействия Приднестровья со своими соседями и с отдельными субъектами государств Таможенного союза. Желательно при этом обеспечить в рамках евразийского региона такой же режим благоприятствования товарным потокам как и тот, что действует внутри Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана.

По инициативе Нины Штански данный проект был изучен в ряде научных центров Российской Федерации, а также в Министерстве иностранных дел РФ, в Администрации Президента, в Государственной думе России. Кроме того, идея евразийского региона была апробирована в ходе ряда международных конференций, прошедших в России под занавес 2012 года. В экспертной среде России концепция евразийской интеграции, предложенная внешнеполитическим ведомством ПМР, получила полную поддержку.

Таким образом, уже к началу 2013 года Приднестровье обладало правовой базой для осуществления внешней политики государства в соответствии с общественным запросом приднестровцев, а также пониманием общей стратегии реализации евразийской интеграции республики в условиях непризнанности.

Пора было переходить от теории к практике.

 

(Продолжение следует)