Актуальные аспекты региональной безопасности в контексте молдо-приднестровских отношений

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 492
27.05.14

Исторически молдо-приднестровский регион выступает границей между Западным и Восточным миром, в силу чего он традиционно является пространством пересечения интересов ведущих мировых акторов и региональных игроков.

В новейшей истории молдо-приднестровский конфликт привлекает к себе внимание заинтересованных внешних участников во многом по причине того, что он остается одной из перспективных и еще не разыгранных «партий» постсоветского пространства или территории «промежуточной (расширенной) Европы» (по определению некоторых западных экспертов)[1].

28 апреля 2014 г. мы отметили 20-летие переговорного процесса между Молдовой и Приднестровьем, а за самим конфликтом давно и прочно закрепилось безысходное название «замороженного» конфликта.

Между тем за годы «заморозки» процесса урегулирования молдо-приднестровских отношений Запад (США и ЕС) своими последовательными действиями сумел основательно включить Молдову в орбиту своего геополитического влияния, создав управляемый плацдарм для последующей экспансии в масштабах всего Причерноморья.

Молдова плотно погружена в процесс «европеизации» в рамках многочисленных программ трансрегионального уровня: Европейская политика соседства (ЕПС), «Восточное партнерство», Процесс сотрудничества в Юго-Восточной Европе (SEECP), План Действий Партнерства РМ – НАТО, приняты сотни внутренних законов РМ по европейской интеграции, с 28 апреля 2014 г. действует безвизовый режим с ЕС и др. Уже 27 июня 2014 г. правительство Молдовы планирует подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, включающее создание углублённой и всеобъемлющей зоны свободной торговли с ЕС (DCFTA).

Перечисленные аспекты обладают ярко выраженным геополитическим акцентом и оказывают влияние на контекст процесса урегулирования.  

Между тем кризис на Украине и связанные с ним международные и региональные процессы развиваются весьма динамично и создают дополнительную турбулентность, что делает особо актуальной задачу сохранения региональной стабильности и безопасности.

Для получения более четкой картины, облегчающей поиск оптимальных основ локальной безопасности, проведем краткий «аудит» конфликтного потенциала данного региона. Стоит отметить, что недооценка конфликтного потенциала в отношениях Молдовы и Приднестровья сама по себе является крайне опасным вызовом.

Можно выделить следующие влиятельные факторы конфликтогенности:

  • Диаметрально противоположная направленность стратегической ориентации Молдовы и Приднестровья. Если Республика Молдова идёт путём европейской интеграции, то Приднестровье на основании результатов референдума 2006 года провозгласило своей национальной идеей курс на евразийскую интеграцию и максимальное сближение с Российской Федерацией.
  • Подписание Молдовой Соглашения об ассоциации и создание зоны свободной торговли с ЕС являются важнейшим геополитическим водоразделом с акцентом на политико-экономическую составляющую.  Принимаемые Молдовой на себя обязательства во многом усугубят застарелые проблемы во взаимоотношениях с Приднестровьем, поскольку принимаются без учета фактора неразрешённого конфликта и сложившихся за два десятилетия объективных обстоятельств. Интересы экономических субъектов Приднестровья в планируемом к подписанию Соглашении об УВЗСТ полностью проигнорированы.
  • Многолетний процесс «румынизации» Молдовы в рамках геополитической идеи «Великой Румынии» обладает высокой динамикой. Можно отметить, что данный процесс полностью сонаправлен вектору евроинтеграции РМ и представляет собой своеобразную «румынскую матрёшку», модель которой заключается в многолетнем поэтапном поглощении и растворении Молдовы в Румынии как страны-участника Европейского союза.

Характерно, что сразу же после парафирования Молдовой Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС на саммите в Вильнюсе уже 3 декабря 2013 г. в Бухаресте было подписано двустороннее соглашение о военном сотрудничестве РМ с Румынией.

Знаковым событием стало решение Конституционного суда РМ от 5 декабря 2013 г. о приоритете «декларации о независимости» Молдовы над её конституцией, что фактически обосновывает целесообразность воссоединения Бессарабии и Румынии[2].

Между тем педалирование идей унионизма может привести к неизбежному разрушению динамического равновесия (гомеостазиса) всего пространства Юго-Восточной Европы. Сразу же, по цепи: Румыния – Трансильвания – Буковина – Добружда – Буджак – Бессарабия – Приднестровье, вспыхнут давние болевые точки во взаимоотношениях ряда государств. Данный румынско-бессарабский «детонатор» способен превратить регион во вторые Балканы начала XXI столетия.  

  • Фактор размещения элементов системы ПРО США на юге Румынии до 2015 года, что резко отрицательно воспринимается Российской Федерацией, неоднократно заявлявшей об их негативном воздействии на региональную и глобальную безопасность[3].

Данная ситуация обретает особую остроту на фоне военного присутствия Российской Федерации в Приднестровье – Оперативной группы российских войск (ОГРВ), основными задачами которой являются участие в миротворческой операции и охрана складов с боеприпасами.

Фактор российского присутствия является серьезным раздражительным элементом для Запада. Однако стоит отметить, что еще в 1995 году в ходе референдума население Приднестровья высказалось за сохранение российского военного присутствия[4].

  • Реализация с 2006 года плана партнерства РМ – НАТО, совместные учения вооруженных сил Республики Молдова и стран НАТО, а также решение об участии РМ в миссии КФОР под эгидой Североатлантического альянса вызывает множество вопросов в контексте правового статуса Молдовы как нейтрального государства. В феврале 2014 г. в ходе визита в Брюссель министра иностранных дел РМ Натальи Герман достигнута договоренность о расширении политического диалога и практического сотрудничества с НАТО[5].

В ходе своего недавнего визита в Кишинёв заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу также заверил, что Молдова может рассчитывать на политическую поддержку НАТО[6].

30 апреля 2014 г. американский сенатор Боб Коркер после визита в Молдову зарегистрировал законодательную инициативу о наделении РМ, Украины и Грузии статусом основных союзников США – не членов НАТО[7].

Очевидно, что в перспективе подобная динамика расширения практического сотрудничества РМ с НАТО может привести к существенному изменению силового баланса в регионе и стать дополнительным фактором эскалации напряжённости.

  • Несмотря на ведущийся переговорный процесс в международном формате «5+2» и статус Приднестровья как равноправного участника переговоров, наша республика долгие годы подвергается политико-информационному давлению, внешнему блокированию секторов экономики, функционирования транспортно-инфраструктурного потенциала, ограничиваются свободы и права граждан, включая свободу передвижения.

К сведению: общие потери от блокады Приднестровья начиная с 2006 года составили свыше 250 миллионов долл. для предприятий и 80 миллионов долларов США для бюджета Приднестровья.

Пролонгация применения в отношении Приднестровья блокадных и ограничительных мер противоречит универсальным международным нормам, не соответствует духу и принципам основополагающих документов переговорного процесса (в т.ч. Принципам и процедурам ведения переговоров в рамках «Постоянного Совещания…», согласованным в 2012 г.) и является крайне деструктивной мерой, искусственно принижающей потенциал развития Приднестровья. 

  • В связи с ситуацией на Украине существенно ухудшается экономическое положение Приднестровья, обусловленное снижением платёжеспособности украинских контрагентов и проблемами с безопасностью транзита продукции через территорию Украины. Существенно снизился экспорт на Украину, который для крупных предприятий Приднестровья составляет 30% объёмов сбыта.

В результате введённого с марта месяца 2014 года тотального запрета на пересечение границы Украины гражданами Российской Федерации в возрасте от 17 до 55 лет (из числа 200 тыс. граждан РФ в Приднестровье) число задержанных жителей только за первый месяц достигло 300 человек. Общий пассажиропоток на двусторонних пунктах пропуска снизился в 3-5 раз. Таким образом, внутренний кризис на Украине является существенным деструктивным фактором регионального порядка, пролонгация которого способна дестабилизировать обстановку по многим параметрам.

  • Важным фактором, способным подорвать региональную стабильность в случае попытки его демонтажа, выступает сложившаяся в Приднестровье система межнационального согласия, основанная на этнокультурном многообразии и многоязычии (три официальных языка – русский, молдавский, украинский). Данная модель несовместима с мононациональным характером соседней Молдовы, в которой остальные этнические группы имеют статус нацменьшинств. В этом свете особенно показателен пример Гагаузии, которая не в состоянии обеспечить регламентированный законом РМ должный уровень национально-культурной автономии.
  • Действующая с 1992 года трехсторонняя миротворческая операция представляет собой эффективный практический компонент региональной стабильности. Власти Молдовы и представители ЕС и США выступают за ее демонтаж. Отражением шаткого состояния безопасности служат многочисленные инциденты в Зоне Безопасности, инспирируемые молдавской стороной и нацеленные на слом формата миротворческой операции. Однако в условиях, когда молдо-приднестровский конфликт далек от своего завершения, сохранение миротворческой операции на Днестре является важным вкладом в сохранение региональной стабильности и безопасности. 

  Все вышеперечисленные факторы в той или иной степени являются составными элементами региональной системы hardsecurity, разрушение баланса которой чревато самыми серьезными отрицательными последствиями для безопасности не только на локальном, но и на общеевропейском уровне, особенно в условиях сложно переплетенного узла международных интересов на Днестре.

В свете вышеизложенного представляется чрезвычайно важным уйти от иллюзий, что столь внушительный и далеко не полный набор конфликтогенных факторов может быть легко преодолен путем навязывания любого рода решений без учета свободного волеизъявления населения Приднестровья.

Как  известно, в октябре 2013 г. на Конференции по мерам укрепления доверия в Ландсхуте (Германия) президент Приднестровья Е.В. Шевчук в ходе своего выступления обосновал идею о том, что ключом к разрешению конфликта может стать в цивилизованный «развод» Молдовы и Приднестровья по примеру Чехии и Словакии, Сербии и Черногории и др[8].

Международный опыт свидетельствует, что наиболее оптимальным механизмом оформления такого цивилизованного «развода» может стать применение референдарного принципа.

К числу аргументов в пользу его жизнеспособности в наших условиях можно отнести следующие:

1.Соответствие референдарного принципа международному праву и современным демократическим стандартам. Он основан на практической реализации права народов на самоопределение, закрепленного в Уставе ООН (1945 г.), Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Декларации о принципах международного права от 24 октября 1970 г., Хельсинкском Заключительном акте 1975 года, Итоговом документе Венской встречи 1986 г. и других международно-правовых актах.

2.Наличие множества современных международно-правовых прецедентов использования референдума для урегулирования многолетних затяжных конфликтов: Эритрея (1993 г.), Восточный Тимор (2002 г.), Черногория (2006 г.), Южный Судан (2011 г.) и др.

3.Механизм народного плебисцита основан на демократических стандартах и обладает множеством возможностей прямого международного мониторинга и контроля, что делает невозможным сколь-нибудь значительное искажение его результатов.

4.Свободное волеизъявление населения является единственно демократичным, легитимным и бесконфликтным способом определения дальнейшей судьбы де-факто независимого Приднестровья, обладающего всеми элементами государственности, изложенными в Конвенции Монтевидео 1993 г.[9]

5.Волеизъявление населения является эффективным механизмом принятия и реализации решений в условиях полиэтничного общества Приднестровья. Более того, за годы существования Приднестровья референдумы стали инструментом реальной политики и механизмом непосредственной демократии (за 21 год было проведено 7 всенародных референдумов).

Дальнейшая пролонгация малоэффективного процесса молдо-приднестровского урегулирования между двумя противоположно ориентированными сторонами в сочетании с применением комплексного давления на Приднестровье, особенно в условиях текущего осложнения международной и региональной обстановки, является существенным дестабилизирующим фактором. 

Только цивилизованный «развод» и международное закрепление статуса независимого Приднестровья, де-факто существующего уже почти 24 года, является оптимальным способом урегулирования данного «замороженного» конфликта. В складывающихся условиях не стоит дожидаться, когда ситуация под воздействием комплекса внешних и внутренних обстоятельств может начать «размораживаться» и переходить в горячую стадию.

 

 


[1]Ряд западных исследователей относят к «промежуточной Европе» пояс государств между ЕС и Россией, от Балтийского до Каспийского моря, включая три государства Южного Кавказа. См.: Schneider Deters W. (Schulze P.W.), Timmermann H. Die Europaische Union, Russland und Eurasien: Die Ruckkehr der Geopolitik. –  Berlin 2008; Schulze P.W. Die EU, Russland und die GUS: Auseinandersetzungen u ber das naheAusland. – IPG 3/2005, с. 153.

[2]На фоне истерии вокруг евровыбора Украины, фактически происходит аншлюс Молдовы Румынией, 10.12.2013 // http://continentalist.ru/2013/12/na-fone-isterii-vokrug-evrovyibora-ukrainyi-fakticheski-proishodit-anshlyus-moldovyi-rumyiniey/

[3] Комментарий МИД России в связи с сообщением о достижении договоренности между США и Румынией относительно места размещения базы ракет-перехватчиков ПРО США на территории Румынии, 3 мая 2011 года // Сайт МИД РФ: http://www.mid.ru/bdomp/Brp_4.nsf/arh/3185C6529A233985C3257885005AADC9?OpenDocument

[4]Волкова А.З. Референдальная основа приднестровской демократии // От самоопределения к международному признанию: Абхазия, Нагорный Карабах, Приднестровье, Южная Осетия. – Тирасполь: ЦСПИ «Перспектива», 2008. С. 127.

[5] Молдавия и НАТО активизируют сотрудничество, 10.02.2014 // http://xn--80azep.xn--p1ai/ru/news/20140210/08437.html

[6]Молдова и НАТО - только политика, 14.05.2014 //http://vse.md/novosti/item/6391-moldova-i-nato-tolko-politika?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter

[7]США перевооружат молдавскую армию? 11.05.2014 // http://www.noi.md/ru/news_id/40405

[8]Евгений Шевчук обратился с речью к участникам Конференции, посвященной мерам по укреплению доверия, 30.10.2013 // http://president.gospmr.ru/ru/news/evgeniy-shevchuk-obratilsya-s-rechyu-k-uchastnikam-konferencii-posvyashchennoy-meram-po

[9]Бабурин С.Н. Мир империй: территория государства и моровой порядок. – М.: Магистр, 2010. С. 563.