Белый Царь – Красная Русь – Чёрная Земля

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 294

Медиа

27.05.13

География русских мастей

Россия как структуралистское уравнение

Белый, красный и чёрный – это базовые цвета у различных народов мира. В этнопсихологии считается, что остальные тысячи цветовых оттенков (согласно мировоззрению большинства этносов) – это производные от трёх «старших» красок. На их основе можно построить прекрасное структуралистское социологическое и этнопсихологическое уравнение, объясняющее огромное количество русских «загадок».

 С точки зрения диалектики демократической и монархической идеи, обсуждаемой нами сегодня, между этими цветовыми мастями (отражающими очень древние представления о социальных стратах людей, о «русских мастях» и, фактически – русских кастах) в Русском мире существуют «специальные отношения».

Белый Царь

Есть представление, что институт «Белого царя», сакральную идею о «белой царской власти» принесли к нам монголы. Действительно, представление о Белом, Священном, Справедливом Царе живёт в мифах тюркских, монгольских, угро-финнских народов.

Однако и у славянских этносов, например, у белорусов, которые напрямую не входили в Золотую Орду тоже есть сказания и песни о «Белом Царе» – священном государе.

Визуально встреча народов нашего пространства с Белым Царём выглядит примерно так: Русская Равнина, наша Русская Чёрная Земля живёт в своём посконном «чернозёмном» мире, но однажды в ней открываются тайные створки, «окна», и падает Белый Свет, как бы «извне» Белый Иной луч – к Чёрной Равнине приходит её Белый царь.

Когда Царь, как представитель Белого Иного приходит на «Чёрную» Равнину – ему выделяют особую территорию, чтобы Иное напрямую не смешивалось с Обществом, Равниной, Землёй, нашим «Чёрным Тамбовом». Чтобы не мешать Белое с Чёрным. “Автохтоны” предоставляют Белому Царю особое Рюриково Городище вне Новгорода или Ольгово городище вне Киева. Отдельно, опрично. На этой опричной территории (которая иногда расширяется) может быть всё что угодно, там правят иные (для «чёрных» местных жителей) трансцендентные законы. Но на чёрной земле, в земщине продолжают жить строго по стародавним неписанным привычкам и понятиям. С коими на опричную территорию заходить запрещено. Например, в Петербург (явная опричная территория «Белого царя» практически вовне Русского мира) в течение столетия не разрешалось заходить «чёрным» людям с бородами.

В Речи Посполитой короли саксонской династии вообще жили вне государства – в германском Дрездене.

Червонная или Красная Русь

Белая Русь и Чёрная Русь. Последние два топоса у нас плавающие. Современную Беларусь несколько столетий назад именовали Чёрной Русью. Великороссия на средневековых картах именуется то Белой Русью, то Чёрной. Но была и есть на русской священной карте и Русь Красная.

У Красной Руси иная географическая фиксация, связанная с окраиной Руси. Иногда ею обозначали всю современную Украину, иногда только Галицию, часто этот «геоколор» распространяется и на Польшу. Но Красной Русью, собственно «рухс-аланами» называли себя сарматы-роксоланы, подарившие нам историческое самоназвание для страны и русского народа.

На территории Красной Руси по сравнению с остальной коренной и царской и Чёрно-Белой – господствовали другие нравы. Более воинственные, рыцарские, на этих окраинных территориях Равнины формировались казачество и исторические мифы о русских богатырях.

 Интересно, что эти «сарматские», рыцарские, «богатырские» нравы вошли и в польскую культуру после присоединения ею Галиции, Червонной Руси. С XIV века в Польше и Украине начинается культурный ренессанс «сарматизма».

В Москве восторжествовала «бело-чёрная» цветовая парадигма: Белый «вертикальный» Царь и Чёрный «горизонтальный» народ, которые живут в жёсткой дуалистической Чёрно-Белой системе.

История Речи Посполитой и казачьих войск – это параллельный русский «красный проект». Его вполне можно именовать «сарматским» или «скифским».

Красная Русь – «сетевая» система, отражающая архетип «аристократического анархизма», «мужских братств», военных орденов, лихих пограничников. Казаки Степана Разина и Емельяна Пугачёва несли народам России правду и волю Красной Руси. Это были не «крестьянские войны», а мятежи региональных кшатриев, аристократов-рыцарей (коими, безусловно, являлись казаки) против Белого Царя; с попыткой чёрный Народ склонить на свою сторону.

К этому «сектору» органично относятся и все наши кавказские племена, породнившиеся с казаками и живущие по принципу «идейного сарматизма» («нартского эпоса»).

В широком смысле – «красные» – это элита и контр-элита. «Золотые» и «худые» роды. «Красные пограничники» бунтуют не против царской власти, но против царской власти, в которой пропадает Священное. Тогда они начинают апеллировать к Сокрытому Царству и экстренно искать Белого Царя со стороны или из своей среды. Так и появился в оренбургских степях «спасшийся царь» Пётр Фёдорович. Ну, а Степан Разин “мутировал” в своих походах из донского атамана в настоящего «Царя-брата», наделённого колдовскою Силою.

 Язык мастей

Трактат о взаимодействии бело-красной социальной диалектики есть у французского исследователя Граса Д`Орсе в книге «Язык птиц»

Он описывает диалектику борьбы двух орденов – менестрелей Мюрси и менестрелей Морвана в Европе и Франции.

Менестрели Мюрси готовили приход Белого короля во Франции, ориентировались на союз короля с народом. Единение власти и народа – это и глубоко русская тема. А менестрели Морвана жили в башнях, это была европейская знать, для коей главное было отстаивание собственных вольностей. Они устраивали по уверению Д`Орсе своему народу время от времени Голодомор, дабы поставить «чёрную кость» на место. Тоже достаточно близкий нашему дворянству архетип. Их цветом был – красный.

Война между «Белым королём» Карлом и его католическим «чёрным народом» против «красных» дворян-гугенотов и пограничников-гасконцев прекрасно описана в разных источниках и знакома русскому читателю по романам Дюма. Д`Орсе описывает конспирологическую подоплёку событий. А квинтэссенцией этой войны была Варфоломеевская ночь.

Параллельно схожий процесс происходил в России. Иван Грозный устроил своей знати, своей «красной руси» и «золотым родам» опричнину и «русскую варфоломеевскую ночь», затянувшуюся на годы. Ответом Грозному было рождение «из ниоткуда» мифа о красном справедливом царе-пророке Кудеяре. Который то ли в облике крымского хана, то ли в своём собственном сжигает Москву и способствует разгону Опричнины.

И даже с точки зрения геральдической мы видим между Русью и Францией массу аллюзий. Герб Екатерины Медичи– Белый Единорог, герб Ивана Грозного – Белый Единорог. Зато на тамге Андрея Курбского – вождя русских аристократов, поселившегося в ходе войны с Грозным в Ковеле – в Червоной Руси – стоит Красный лев – символ менестрелей Морвана. Т.е. цветовая чёрно-красно-белая гамма несёт в себе устойчивые универсальные символы социальных групп и партий.

Царь Красной Скифии

Представим на секунду, что Красная Русь не окраина Руси Чёрно-Белой, а самостоятельный топос, “страна-в-себе”. Географически эта территория будет совпадать с Великой Скуфью и Золотой Ордой. После включения этих территорий в состав Москвы и России – они стали «Казатчиной», бесконечной пустыней, откуда приходит лихой человек. Но топос, мир, населённый образами, духами, жертвенными кострами предков и половецкими бабами – священный мир Великой Степи никуда не делся! Он вошёл в Россию и пропитал её своим странническим духом, скитальческим светом. С точки зрения руководителей нового Российского государства этой страны вроде бы и нет, но она есть и постоянно заявляет о себе. Тюрки-несториане из Царства пресвитера Иоанна стали казаками и дворянами-однодворцами, стражами-пограничниками. Но куда в Московии делся их Царь – романтический скифский скиталец – степной священник-каган?

Россия согласно евразийской геополитике строится на двух месторазвитиях – Лесе и Степи.

У Леса свой государь – Московский Белый Царь Малыя и Белыя и Великия. А у Степи?

Царская фигура Степи в Русской Империи никуда не исчезла, она сопоставима архетипическому месту Царя Немейского Леса в Империи Римской, где были Сенат и Август, но все «понимающие» граждане шли к Королю Золотой ветви. К Тайному императору Рима и Альби-Лонги. Только в отличии от героя Фрэзера наш «тайный царь» не привязан к волшебному дереву или иному конкретному месту. Он беспрестанно кочует. Тревожная фигура Степного Царя время от времени обрастает сказками, песнями, а затем и плотью, шашками, пиками и штыками.

Степной Царь Дешт-и-кипчака (Красной Руси) никуда не делся, не подарил и не продал просто так золотую чашу и корону Колаксая своему московскому лесному собрату. Он превратился в Агасфера, в короля-странника, в Тайного Царя, носителя миссии Пресвитера Иоанна, апостола Андрея. В царя-разбойника, императора-партизана, коронованного Красным петушиным гребнем степного поджигателя.

 В борьбе за возрождение своего престола Царь Беловодья опирается на контр-элиту Красной Руси, на «худые роды». Красный Царь бросает вызов Белому!

Белые-Чёрные-Красные

Давайте рассмотрим Октябрьскую революцию с точки зрения описанной нами «цветовой парадигмы». Мы привыкли думать – что это Чёрный народ восстал против Белого царя и устроил ему кровавое пиршество. Но ведь люди, организовавшие революцию, были классическими представителями «красной масти» в основном, кстати, родом из географической «скифской» окраины Равнины – из «Красной Руси»: поляки, кавказцы, евреи и русские «худые дворяне». И возглавил её Владимир Ленин – даже ликом – калиброванный Кудеяр-разбойник!

А в 1937 году, пришедшая к власти в 1917 красная элита, пускается под нож новым Белым царём. Сталин изначально был «красным», но потом заработали русские архетипы, он становится вождём, архетипическим царём, народ и белая эмиграция его обожествляют. Слухи о попытках «военного путча Тухачевского» и «троцкистско-зиновьевского заговора» против «преображения Сталина» в «Белого царя» видимо верны. У нас нет прямых доказательств, но структуралистский анализ подтверждает присутствие политической борьбы сквозь историю репрессий 30-х гг. прошлого века. Видимо «красные» не очень хотели идти под «белый нож». Но их заговоры не удались.

А «Голодомор», организованный «красным поляком» Косиором против украинского крестьянства вполне укладывается в описанную нами историко-социологическую схему.

Цветущая сложность

Но есть один удивительный период в истории нашей страны, когда энергия трёх русских мастей: чёрной-белой-красной была объединена на общие социальные, геополитические и культурные усилия. Это эпоха начала правления Ивана Грозного. Время Избранной Рады, Земского и Стоглавых Соборов. «Красная» знать, «чёрный люд», «Белый Царь» поставили перед страной невероятные задачи и их сверх-усилия принесли плоды: были завоёваны Казанское и Астраханское ханство, присоединён Урал и Северный Кавказ – всё то, что сегодня составляет остов России и русской цивилизации. Получается, что импульсы разных страт, «цветов», «мастей» нашего общества не всегда оппозиционны и перед лицом невероятных свершений и опасностей, всё общество способно объединяться и удивить весь мир небывалым и неисповедным русским духом и «скифской мобилизацией». Такое единение нашему обществу необходимо именно сегодня. Но, видимо, для этого на Руси должен появиться колор, которого сейчас нет – Белый Царь.

Гармония трёх цветов, футуристическая «цветовая синестезия» трёх социальных страт Руси – это единственная возможность для нашей цивилизации выжить в крайне неблагоприятных условиях.

Каждый должен быть верен своему цвету и всей Руси целиком. И тогда расцветёт чаемая нами «цветущая сложность» десяти тысяч цветов России-Евразии, как производная от палитры Красного-Белого-Чёрного.

Но для этого все евразийцы и скифы должны стать ещё и немного художниками.

Резюме

«Колоритный» структурный анализ показывает нам очень важную вещь. Белый Царь и просто Царь не равнозначные фигуры. «Просто царь» – это типологически один из представителей элиты, первый среди равных русской «красной» знати. Священный и безумный «Белый Царь» – это действительно Иное. Приходя, он не уничтожает «красную власть», но по сути её реструктурирует, оставаясь в состоянии географической «инаковости», сохраняя вокруг себя «тайное пространство» апостола Фомы.

И Священное такой Царь сам через себя открывает и воссоздаёт. Все страты Руси оживают и действуют слаженно, ориентируясь на вселенские и мессианские цели Русского Народа. Поэтому фигура «Белого царя» (как мы уже отмечали) связана с мобилизацией русского мира.

Чёрно-белое – это пространство Священного. Одежда Арлекина. Полосы бегущих зебр вгоняют других животных в состояние транса. А красная граница Скифской Пустыни оберегает Царский топос «подрайской землицы» космической бесконечностью.

Россия – священная страна и потерянное Беловодье. Она давно организована по принципу Священного Царства. Русские люди должны однажды об этом вспомнить. Раз и навсегда.

Иллюстрации Родченко и Малевича

Источник материала: http://www.gumilev-center.ru/belyjj-car-krasnaya-rus-chjornaya-zemlya/