Дамоклов меч общественного мнения

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 298

Медиа

15.05.13

На протяжении всей постсоветской истории в странах Евразии не прекращается идеологическое противостояние относительно советского прошлого и роли России как таковой в жизни бывших «ССР» и некогда социалистических государств Восточной Европы. «Пропагандистская машина» (избегая прямых намеков), в послужном списке которой колоссальный вклад в развал единого государства, разжигание межнациональных конфликтов, унижение человеческого достоинства и много других статей, строжайшим образом уголовно наказуемых в демократических государствах, стала одним из вдохновителей лагеря переписчиков истории. С легкой руки либеральных идеологов желание людей быть честными перед самими собой и своей историей оказалось приравнено к признаку закоренелого «совка», а способность мыслить здраво в отношении прошлого и настоящего – к реакционности в отношении бравых демократических перемен.

Как и практически любой тренд, организованный по принципу «быстрого старта», глумление над исторической правдой со временем вышло из фазы крушения памятников советского прошлого и единодушного согласия о безмерности его разрушительного влияния. По факту в последнее десятилетие идеологические сражения такого характера приурочены к памятным датам. Особое место среди них по праву занимает День Великой Победы, не раз омраченный попранием памяти павших и оскорблением достоинства ныне живущих ветеранов Великой Отечественной.

Резонансных примеров много. В свое время они широко освещались в СМИ, впрочем, и сегодня подобные случаи вызывают справедливый гнев у любого нормального человека. Как результат, в преддверии большого и светлого праздника Победы, символа веры в мир и человечество горький опыт прошлых лет заставляет ждать новых провокаций, антисоветской и антироссийской риторики, свежих доказательств идентичности фашизма и коммунизма и т.д. И если в Приднестровье (априори!) в голову никому не могло бы прийти альтернативно трактовать значение 9 мая для человечества, то столица соседней Молдовы в свое время «вписалась» в ряды «сомневающихся».

Нужно сказать, что Кишинев вполне закономерно оказался бок о бок с другими центрами «суверенного национализма» периода распада СССР,  идей, которые (как было известно и тогда, и тем более сейчас)  пользовались далеко не единогласной поддержкой народа. Народа, голос которого упорно глушили официальные заявления властей и околовластных запевал. Который, однако, без лишней фальши и эпатажа сказал свое весомое слово 9 мая 2013 года на центральной площади Кишинева.

Празднование Дня Победы в столице Молдовы стало событием знаковым. Скептики скажут (а скажут они обязательно!), что пятидесятитысячная «явка» кишиневцев на главную площадь страны – заслуга выступлений Иосифа Кобзона и Льва Лещенко, визита Дмитрия Рогозина и просто хорошей погоды. И обязательно солгут, и себе, и аудитории, не желая признавать банальное торжество справедливости и здравого смысла. Шутка ли, ведь даже молдавская молодежь (чуть ли не первая в списке поборников пан-румынизма) в социальных сетях явно ликовала по поводу Дня Победы, выкладывая для сравнения фотографии двух десятков протестующих унионистов и пятидесяти тысяч празднующих день разгрома фашизма советскими войсками.

Связывать небывалый размах торжеств с эгидой коммунистической партии, собственно и организовавшей ряд мероприятий, пожалуй, также некорректно. Хотя бы потому, что партия Владимира Воронина уже не в первый раз разыгрывает «пророссийскую карту», и маловероятно, что в этот раз коммунисты повторяют старый сценарий не с целью завоевания симпатий электората. Слишком уж прозрачно выглядит стремление коммунистов заявить свою партию проводником евразийских идей в Молдове, да и предание о поствыборных разворотах ПКРМ в сторону Евросоюза, как говорится, свежо.

События в Кишиневе 9 мая явно свидетельствуют о двух вещах. Первое: народ все помнит. И все прекрасно понимает.  И если его голос по каким-то причинам недостаточно слышен, это временно. А значит, справедливость, честность перед историей и предками возьмет верх.

Второе, абстрагируясь от лирики: не внутриполитический кризис, не межпартийные распри и не коррупционные скандалы являются сегодня главной угрозой для молдавских румыно- и евро-интеграторов. Самым строгим судьей и самой серьезной  причиной нервничать для молдавской элиты является сам молдавский народ. Потому как в конечно счете именно он выберет свой путь развития и далеко не факт, что этот путь будет направлен в Евросоюз – дискредитированный и самим собой, и проводниками его влияния в Молдове.

Молдавская элита в очередной раз оказывается в неловком положении, так как разъединить идеи унионизма и евроинтеграции в глазах людей уже крайне сложно: слово не воробей, особенно когда ты в числе первых лиц страны, да и перед западными партнерами, мягко говоря, неудобно. С другой стороны, продолжать такую риторику совсем скоро станет попросту опасно. При благоприятном исходе поборники евроинтеграции окажутся на позиции уличного сумасшедшего, которого, как руками ни маши, никто не слушает. Худший вариант для демократии, коей Молдова пытается быть, – потеря электората, возможно – невосполнимая.  

В сухом остатке получается, что продолжать закрывать глаза, по сути – поддерживать всяческие псевдогражданские платформы вроде «Движение - 2012», как ни странно, можно. И если так велят условия партнерства или спонсорства, то даже, пожалуй, нужно. Однако всегда необходимо помнить, что со времени буйствующего национализма начала девяностых прошло два десятка лет, и ситуация изменилась. Изменилась на Западе, где никто никого не ждет, и даже наоборот – готовы банкротить слабых во имя светлого будущего сильных. Изменилась она и на Востоке, где со всей серьезностью намерений растет и крепнет идея евразийская, и крепнет под самым боком – в независимом и уже сегодня евразийском Приднестровье. А значит, над головой тех, кто продолжает осквернять прошлое и настоящее великого цивилизационного содружества народов, отныне и навсегда висит дамоклов  меч. Меч общественного мнения, памяти народа, который всегда стремится жить «по правде», а значит, в течение долгого времени не станет  серьезно воспринимать исторические небылицы румыноунионистов.