«Двойные стандарты» в урегулировании международных конфликтов как инструмент политики Западного сообщества государств на балканском направлении

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 197
26.11.15

Доклад на конференции «Приднестровская Молдавская Республика и Республика Сербия: защита суверенитета в условиях международной турбулентности» 26 ноября 2015 г.

В ходе сегодняшней международной конференции вырисовывается очевидная тенденция наличия ряда общих черт во внешнеполитической обстановке, конструируемой международным сообществом вокруг Приднестровья и Сербии на протяжении многих лет. Сегодня уже были озвучены исторические, религиозные, культурные и интеграционные экономические параллели.

В свою очередь, мой доклад затрагивает также весьма тонкий, болевой и одновременно во многом совпадающий, значимый и прикладной аспект. В частности, речь идёт о политике ряда западных государств, включая США, в отношении конфликтного урегулирования на балканском полуострове и в переговорном процессе между Приднестровьем и Республикой Молдова.

В 2006 году федеративное государство Сербии и Черногории распалось на две суверенные и независимые страны. Сербская Республика утратила выход к морю, а также территорию, издревле являвшуюся сербской землёй, на которой, как когда-то говорили, проживали самые лучшие и достойные сербы. Сегодня Черногория находится буквально в шаге от вступления в НАТО.

17 февраля 2008 года Косово – исконная сакральная сербская земля, место легендарных битв сербского народа с турецкими захватчиками, территория, на которой до сих пор компактно проживает множество этнических сербов, – в одностороннем порядке провозгласило свою независимость.

22 июля 2010 года Международный суд ООН в Гааге признал законность решения косовских властей о провозглашении независимости от Сербии.

Сегодня Косово признают свыше 110 государств, включая абсолютное большинство стран-участниц Евросоюза, бывший сербский край принят в состав Международного валютного фонда, Всемирного банка, Международного олимпийского комитета. В год одностороннего провозглашения независимости Косову правительствами 37 государств мира было выделено 1,9 миллиардов долларов целевой помощи на развитие, которые едва ли были эффективно использованы. В 2013 году Косово подписало соглашение о создании зоны свободной торговли с Турцией и на сегодняшний день проводит аналогичные переговоры с Европейским союзом (несмотря на то, что ряд государств Евросоюза заявили об отказе от признания Косова). Т.е. переговоры Сербии и Косова по либерализации торговли ведутся отдельно, что свидетельствует о намерении «зацементировать» внутри Европейского сообщества окончательный раздел Сербского государства.

С другой стороны, Приднестровье, заявившее о своей независимости на год раньше Косова – 2 сентября 1990 года, обладающее собственной валютой и иными компонентами суверенного государственного образования, не менее убедительными, чем в случае с Косовым, по-прежнему не обрело широкого международного признания.

Приднестровье активно апеллировало к косовскому и абхазскому и юго-осетинскому прецедентам в 2008 году. В конце 2013 года на Конференции по мерам укрепления доверия в германском Ландсхуте Президент ПМР Евгений Васильевич Шевчук выступил с докладом, в рамках которого предложил руководству Республики Молдова провести «цивилизованный развод» по аналогии с кейсами Сербии и Черногории, Чехии и Словакии, а также призвал международное сообщество признать новую политико-правовую реальность. Данное выступление, произведшее эффект «разорвавшейся бомбы» в международном медийном пространстве, так и не стало элементом формирования политики внешних игроков в отношении процесса молдавско-приднестровского урегулирования.

Причина такого подхода заключается в активной эксплуатации Западным сообществом государств т.н. практики «двойных стандартов» в отношении процессов урегулирования политико-территориальных конфликтов в различных частях мира.

Вакуум международно-правового регулирования, вытекающий, среди прочего, из объективного диалектического противоречия ряда основополагающих принципов международного права (территориальной целостности государств и права народов на самоопределение) во многом «развязал руки» западным государствам под руководством США на Балканском полуострове.

Государства, входящие в блок НАТО, целенаправленно провоцировали укрепление косовской независимости, спонсировали функциональность этой территории и впоследствии признали суверенитет косовских албанцев над исконно сербской землёй.

Характерно, что при этом представители правительств США и ряда государств Евросоюза ссылаются на исключительность и уникальность ситуации с Косовым, которая якобы не может служить прецедентом для других новых государств мира. В частности, бывший Государственный секретарь США Кондолиза Райс, обосновывая исключительность косовского кейса, упоминала комбинацию следующих факторов: общий контекст распада Югославии, якобы имевшие место этнические чистки и преступления сербских властей против гражданского населения Косова и длительный период нахождения края под управлением администрации ООН.

Эти аргументы заслуживают приближенного компаративного анализа. Первый – общий контекст распада Югославии. Излишне напоминать, что факт наличия неразрешённого молдавско-приднестровского конфликта тесно сопряжён с несовершенством, с политико-правовой точки зрения, оформления процесса распада Союза ССР. Причём если в сентябре 1991 года руководство Косова предстаёт в качестве типичных сепаратистов, стремившихся выйти из состава Югославии с прицелом на присоединение к Албании, то в молдавско-приднестровском конфликте в качестве сепаратиста предстаёт скорее не Приднестровье, а Республика Молдова.

Приднестровье оставалось в составе Союза ССР до момента официального прекращения его существования. Де-факто разделение Приднестровья и Молдовы произошло в полном соответствии с законодательством Советского союза с параллельным устранением любых юридических предпосылок для претензий Молдовы на территорию Приднестровья посредством принятия Декларации о независимости РМ, ликвидировавшей политико-правовые последствия пакта Молотова-Риббентропа и Закона СССР «Об образовании союзной Молдавской СССР».

Факт преступлений против мирного населения Приднестровья в ходе вооружённой агрессии Республики Молдова был признан международным трибуналом в Москве в 1993 году. Следует лишь напомнить о том, что нападение на Бендеры было организовано в день, когда в городе отмечались школьные выпускные.

Что касается нахождения Косова под управлением ООН, то Приднестровье самостоятельно и не менее эффективно осуществляет суверенитет на контролируемой территории и не нуждается для этого (в отличие от Косова) в назначении международной службы опеки и «крышевания». Наряду с этим международное участие заключается в том, что на линии соприкосновения между Приднестровьем и Республикой Молдова уже более 23 лет проводится санкционированная ООН международная миротворческая операция. В свою очередь, политический переговорный процесс также ведётся в широком международном формате. Кстати, следует вспомнить о том, что 10 молдавских миротворцев принимает участие в деятельности KFOR, тем самым легитимизируя для РМ отделение Косова от Сербии и формируя прецедент в собственных отношениях с Приднестровьем.

Таким образом, применение механизмов, использованных в отношении Косова значительной частью международного сообщества, является даже более оправданным в случае с молдавско-приднестровским конфликтом, однако этого не происходит. В этом, собственно, и заключается неравновесный подход международных акторов к конфликтам в балканском регионе, в этом прячется суть т.н. политики «двойных стандартов».

Однако следует упомянуть и о том факте, что Западное сообщество государств не только признало одностороннее отделение Косова, но и сегодня активно принуждает сербскую сторону к мирному диалогу и различным уступкам в области свободы передвижения, транспорта, документирования населения, телекоммуникаций и т.д. Решения в данных сферах, трудные и, по сути, капитуляционные для сербской стороны, принимаются под давлением Европейского союза.

В частности, с 2011 года в Сербии признаются косовские документы, удостоверяющие личность, а также документы об образовании. Так, границу Сербии с Боснией и Герцеговиной можно пересечь с использованием косовского паспорта. В Приднестровье с 2001 года также выдаётся общегражданский паспорт, однако путешествовать с ним через молдавскую государственную границу невозможно. Молдавской стороной, несмотря на наличие соответствующих договорённостей, не признаются даже совершенно не политические документы, выдаваемые в Приднестровье, такие, как свидетельство о рождении.

Также в Сербии признаются косовские дипломы об образовании, включая все уровни университета, средней школы, профессионально-технического образования и пятый уровень квалификации. В то же самое время Республика Молдова ранее достигнутые с Приднестровьем договорённости в этой сфере не исполняет. Для использования приднестровского диплома за рубежом у приднестровских выпускников возникает необходимость их легализации в Молдове, подразумевающей сдачу т.н. «разницы», включая румынский язык и румынскую историю.

В 2015 году при посредничестве Евросоюза достигнуты выгодные Косову договорённости в области телекоммуникаций. В частности, Косово получило собственный международный телефонный код, сербская государственная компания «Телеком» была вынуждена получать разрешение косовских властей на работу в Косове. Многочисленные заседания экспертных (рабочих) групп по вопросам телекоммуникаций между Приднестровьем и Республикой Молдова, состоявшиеся в 2012-2015 годах, к сожалению, не обнаружили такой же готовности молдавской стороны к компромиссам.

Следует также упомянуть о том, что для въезда в Косово водители транспортных средств, зарегистрированных в Сербии, вынуждены оплачивать страховой полис в размере 60 евро за каждые 15 дней пребывания. Когда Приднестровская сторона намеревалась ввести обязательное страхование автогражданской ответственности на собственной территории со значительно более лояльной тарификацией, это спровоцировало серьёзную волну международного возмущения, и в рамках диалога была достигнута совершенно другая по своей сути договорённость о взаимном признании полисов ОСАГО.

Все эти договорённости между Сербией и Косовым свидетельствуют о том, что «европейские заступники» Косова в диалоге с Сербией весьма эффективно способствуют отстаиванию интересов Приштины. В молдавско-приднестровском диалоге всё происходит совершенно иначе.

Приднестровье считает такие подходы ярким проявлением пресловутой политики «двойных стандартов», детерминированной не универсальными международно-правовыми принципами, а конкретными интересами западных государств в балканском регионе. Это определяет необходимость сотрудничества между государствами, пострадавшими от западной политики, в направлении создания единого фронта противостояния негативным последствиям западной геополитической и геоэкономической экспансии в Восточную и Южную Европу. Знаковым союзником в этой борьбе может стать Российская Федерации, консолидирующая сегодня поддержку своих идеологических и исторических сторонников.