Экономическая блокада Приднестровья: трактовки и реальность

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 251
15.07.15

Международные отношения в наши дни нередко характеризуются введением односторонних принудительных мер применительно к другим странам, которые в политологическом и публицистическом лексиконе называют «санкциями». Этот механизм давления на государства был введён в международное право с принятием Устава Организации Объединенных Наций, Глава VII которого устанавливает основания и порядок применения принудительных мер. Следует подчеркнуть, что основаниями для введения санкций являются угроза миру, нарушение мира или акт агрессии. Следовательно, принятие решения об их применении выносится Советом Безопасности ООН при соблюдении установленных процедур.

Однако все чаще односторонние санкции вводятся в отсутствие резолюции Совета Безопасности ООН (США против Беларуси), в дополнение к санкциям СБ ООН (США против Ирана) или во исполнение резолюций СБ ООН, но с изменением (читай «увеличением») согласованной величины (ЕС против Ирана). Тем самым, роль и легитимность Совета Безопасности ООН, как наднационального органа, обладающего компетенцией в деле поддержания мира, сводится к нулю. Здесь также необходимо принять во внимание, что решения СБ ООН носят коллективный характер и зачастую принимаются по результатам сложных переговоров и согласований различных позиций членов Совбеза, а значит, соответствуют  степени ответственности объекта санкций и не противоречат позициям третьих стран, которые могут пострадать от введённых ограничений.

Одним из видов односторонних принудительных мер является экономическая блокада, которая характеризуется экономическими ограничениями, созданием барьеров в передвижении людей и перевозке товаров, уменьшением объемов и сфер сотрудничества между государствами. Такой метод оказания давления сегодня широко применяется по всему миру и с точки зрения теории международного права должен быть направлен на политические элиты стран, представляющих угрозу моровому сообществу.

Всю полноту экономической блокады со стороны Молдовы и Украины с 2006 года испытывает на себе Приднестровье. Прекращение таможенного обслуживания на украинских пунктах пропуска грузов, оформленных на территории ПМР, двойное взыскание платы за таможенное оформление товаров в РМ (отменено летом 2014 года), создание Молдовой препятствий для работы банковского сектора Приднестровья, запрет Украиной ввоза подакцизных товаров через границу с Приднестровьем, ограничение передвижения граждан ПМР через территорию Молдовы (действовало до февраля 2014 года), а также практика возбуждения органами РМ уголовных дел в отношении должностных лиц и бизнесменов Приднестровья ярко демонстрируют желание соседних государств оказать давление на республику.

Во-первых, необходимо отметить, что Приднестровье – мирное государство, стремящееся к построению равных и дружественных отношений со своими партнёрами. Приднестровье никогда не выступало агрессором по отношению к какому-либо государству, а наоборот стало жертвой нападения со стороны Республики Молдова, развязавшей кровопролитную войну против приднестровцев.

Во-вторых, экономическая блокада негативно отражается на простых гражданах Приднестровья, в первую очередь на социально-незащищённых слоях общества (пенсионерах, работниках бюджетной сферы).

Таким образом, безосновательное введение и планомерное ужесточение Молдовой и Украиной экономической блокады Приднестровья не только противоречат нормам международного права, но провоцируют создание в республике сложной гуманитарной обстановки.

Более того, своими действиями Республика Молдова нарушила взятые на себя обязательства, закреплённые в Соглашении от 21 июля 1992 года, согласно которому применение любых санкций и блокад считается недопустимым, а также положения Заявления руководителей Молдовы и Приднестровья от 28 апреля 1994 года об устранении всех барьеров, препятствующих нормальному осуществлению хозяйственно-экономических связей.

Начало экономической блокады Приднестровья.

30 декабря 2005 года Кишинёвом и Киевом было принято решение о прекращении таможенного обслуживания грузов, оформленных на территории Приднестровья, на украинских пунктах пропуска. Эти меры предусматривали обязательное оформление приднестровских товаров в РМ, значит, и двойное взыскание платы за таможенное оформление.

При этом во время визита в Тирасполь в феврале 2006 года Сергей Пирожков, замещавший в то время должность заместителя секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины, заверял, что «Украина никогда не согласится, чтобы была какая-либо экономическая блокада Приднестровья» [1]. За этим высказыванием последовали комментарии Государственного департамента США и Верховного представителя Европейского союза по внешней политике и политике безопасности Хавьера Солана, которые выразили разочарование отказом Киева поддержать кишинёвские таможенные инициативы. Х. Солана, в частности, заявил, что Украина и Молдова взяли на себя определенные обязательства и должны их выполнять. Этих слов оказалось достаточно, чтобы Киев торопливо, даже не поставив в известность Приднестровье, выполнил требования молдавских властей [2].

Вследствие блокады и вызванной ею остановки предприятий потери ПМР в 2006 году составили более 450 миллионов долларов, причём на потери хозяйствующих субъектов пришлось 380 миллионов долларов, следствием чего стало недопоступление налогов в консолидированный бюджет ПМР в размере 76 миллионов долларов. Лишь благодаря помощи, оказанной республике в те дни Российской Федерацией, удалось предотвратить полномасштабную гуманитарную катастрофу [3].

Позиция Молдовы и Украины, страны-гаранта урегулирования молдо-приднестровского конфликта, а также стоящего за ними Евросоюза не только привела к срыву переговоров и длительной паузе в работе Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию, но и к переориентированию экспорта продукции большей части крупных предприятий Приднестровья на рынок Европейского союза.

Льготный режим торговли с ЕС был распространён на предприятия из Приднестровья при условии регистрации в РМ. Процесс предоставления Молдове и Приднестровью автономных торговых преференций не носит договорный характер, условия реализации данного механизма определяются исключительно Евросоюзом в одностороннем порядке, и решение этого вопроса полностью зависит от европейских служб. Так, ЕС предоставил РМ и Приднестровью систему преференций GSP-Plus, предусматривающую возможность экспорта в преференциальном режиме (по сниженным или нулевым таможенным пошлинам) 7200 тарифных позиций из 10400 возможных.

Многие крупные экономические агенты Приднестровья в условиях нового «таможенного режима» были вынуждены зарегистрироваться в РМ и вывозить свою продукцию в ЕС. Экономические связи и логистика, разработанные и внедрённые во время существования Советского Союза, были потеряны приднестровскими производителями. Это немедленно сказалось на экономике ПМР. Как заявил вице-президент Торгово-промышленной палаты ПМР Юрий Гагин в ходе конференции в «Уилтон Парке», посвященной внешним и внутренним проблемам Молдовы, включая молдо-приднестровский конфликт, общая сумма потерь Приднестровья в первый год действия преференциального режима торговли с ЕС достигла 35 млн. долларов США, из них около 30 млн. долларов США были перечислены в Молдову. Если оценивать сумму преференций, которые получили приднестровские предприятия в 2007 году, то она составила около 19 млн. долларов США, что почти вдвое ниже, чем расходы на право их использования [4]. Таким образом, совместными, согласованными действиями Молдовы, Украины и Евросоюза экономика Приднестровья оказалась в кабальных условиях, препятствующих развитию республики.

Примечательно, что введение антиприднестровских мер экономического давления фактически совпало с началом работы Миссии Европейского союза по оказанию приграничной помощи Молдавии и Украине (EUBAM), которая начала свою деятельность 30 ноября 2005 года в результате совместного обращения президентов РМ и Украины Владимира Воронина и Виктора Ющенко. Основанием для осуществления деятельности EUBAM послужили, в частности, ничем не подтверждённые обвинения молдавской стороны в масштабной контрабанде и нелегальном экспорте вооружений из Приднестровья. В ходе своей работы Миссия не нашла подтверждений этим обвинениям. Как заявил руководитель EUBAM Удо Буркхолдер, Миссия никогда не считала Приднестровье «чёрной дырой», и это также подтверждается информацией ОБСЕ и Европейской Комиссии.

Конечной целью введённых экономических ограничений было создание условий для политического давления на руководство Приднестровья, однако уже 17 сентября 2006  года в Приднестровье состоялся референдум, в ходе которого на вопрос: «Поддерживаете ли Вы курс на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации?» 97,2 % приднестровцев высказались «за», «против» — 2,3 %, а на вопрос: «Считаете ли Вы возможным отказ от независимости Приднестровской Молдавской Республики с последующим вхождением в состав Республики Молдова?» положительно ответили 3,4 % граждан ПМР, отрицательно — 94,6 %.

Таким образом, народ Приднестровья дал чёткий ответ всему мировому сообществу относительно перспектив своего будущего, заявив о своём желании жить и развиваться вместе с Россией.

В дополнение к осуществляемым совместно с Украиной блокадным мерам Республика Молдова планомерно создавала и создаёт препятствия для функционирования банковского сектора ПМР путём направления в различные зарубежные банки писем, содержащих ничем не подкреплённую информацию о якобы причастности приднестровских банков к финансированию террористической деятельности и отмыванию денег.

Также в 2008 году в РМ был принят очередной дискриминационный закон, обязывающий приднестровские предприятия выплачивать экологические сборы. Следует отметить, что в Приднестровье такие взимания никогда не производились. За время действия этого закона (2008-2014 годы) сумма причинённого ущерба составила свыше 700 тысяч долларов США. Фактически, заявленные ЕС и РМ обещания о предпочтительности европейского рынка, с экономической точки зрения не оправдали себя и оказались убыточными.

Усиление экономической блокады.

Наиболее чётко противоположность направлений стратегических ориентиров Приднестровья и Молдовы выразилась во второй половине 2014 года. В первую очередь это вызвано подписанием 27 июня в Брюсселе Соглашения об ассоциации между РМ и ЕС, включающего создание углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (УВЗСТ), документ был ратифицирован Парламентом РМ 2 июля и вступил в силу 1 сентября 2014 года. Для Приднестровья режим автономных торговых преференций был продлён до конца 2015 года.

Аннулирование преференций может привести к ухудшению социально-экономической ситуации в республике. По оценкам экспертов это приведёт к существенному удорожанию экспорта из ПМР на рынок ЕС. Например, пошлина на текстиль и одежду составит 12 %, а объём экспорта снизится на 18 %; таможенный тариф на металл и изделия из металла тоже поднимется до 12 %, а их поставки сократятся на 22,8 %; пошлина на обувь установится на уровне 17 %, что повлечет уменьшение экспорта на 15,3 %. В настоящее время пошлина на эти группы товаров составляет 0 %. На сельскохозяйственную продукцию в настоящее время применяется пошлина в размере 14 %, после отмены режима АТП она увеличится до 150 %, поставки станут вообще невозможными. При этом прогнозе отгрузки в страны ЕС уменьшатся на 25 %, а общий объем продаж за границу – на 7,3%. Также ухудшится инвестиционный климат со снижением объёма инвестиций на 3 %. По предварительным оценкам ВВП Приднестровья уменьшится на 5,2 % [5].

Параллельно с решениями Европейского союза и Республики Молдова, принятыми без согласования с приднестровской стороной, в 2014 году было заключено более 20 межведомственных Меморандумов между исполнительными органами власти России и Приднестровья. Таким образом, политика республики остаётся предсказуемой и соответствует воле приднестровского народа, а также национальной идее – Евразийской интеграции Приднестровья, которая нацелена на ведение торговли со странами-членами Таможенного Союза, в первую очередь с Российской Федерацией.

Сегодня Приднестровье испытывает новый виток совместных действий Молдовы и Украины по блокированию своей экономики. 18 мая 2015 года вступило в силу Постановление Кабинета министров Украины № 117, согласно которому через таможенные пункты пропуска с ПМР запрещено ввозить подакцизные группы товаров. Как подчеркнул Председатель Государственного таможенного комитета ПМР Юрий Гервазюк, эти изменения коснулись примерно 70 экономических агентов, поскольку им придётся ввозить товары через территорию Молдовы, что скажется на увеличении транспортных расходов и, соответственно, конечной цены этих товаров внутри Приднестровья. Более того, действия «доброго» соседа негативно скажутся на доходах бюджета ПМР, который недополучит минимум 20 млн. долларов США [6].

Министр иностранных дел ПМР Нина Штански в одном из интервью подчеркнула, что «дело даже не в том, что Украина – один из подписантов и гарантов (!) Московского Меморандума 1997 года, зафиксировавшего право Приднестровья на самостоятельные внешнеэкономические связи, и не в том, что в рамках переговоров социально-экономические вопросы, включая свободу передвижения товаров и услуг, являются приоритетом, поддержанным также Министром иностранных дел Украины в период недавнего председательства этой страны в ОБСЕ, а в том, что таким образом Украина все серьезнее отдаляется от статуса «страны-гаранта» в молдо-приднестровском урегулировании, открыто поддерживая одну из сторон конфликта и закручивая на шее приднестровской экономики блокадную удавку. Не думаю, что на Украине не понимают, что под удар они ставят сотни тысяч человек, живущих в таких условиях, среди которых, к слову, почти сто тысяч постоянно проживающих в Приднестровье граждан Украины и многие десятки тысяч этнических украинцев» [7].

Параллельно с этим с молдавской стороной вводятся дополнительные препятствия для деятельности ЗАО ТВКЗ «Квинт» и ЗАО «Букет Молдавии», которым отказано в продлении лицензий на импорт сырья и выпуск продукции. Несмотря на функционирование Постановления Правительства Молдовы от 2 августа 2005 года № 815 [8], регламентирующего упрощенный порядок получения лицензий и регистрационных документов для осуществления внешнеэкономической деятельности экономических агентов Приднестровья, Лицензионная Палата РМ требует от двух приднестровских предприятий установки на производственных линиях приборов учёта используемого сырья и выпускаемой продукции, а также установления контроля над предприятиями со стороны уполномоченных органов Молдовы, в том числе органов налогового, финансового и экономического контроля.

Экономические препоны, которые устанавливаются для хозяйствующих субъектов Приднестровья, в первую очередь, негативно сказываются на уровне жизни населения республики. Тем не менее, в отличие например от той же Молдовы, где митинги против политики Правительства перестали быть редкостью, обстановка в республике остаётся спокойной в сложившихся условиях.

Выводы.

Очевидно, что конечной целью соседних государств является не просто удушение Приднестровья и доведение населения до нищеты, а смена политического руководства государства на сторонников интеграции                      в Европейский союз и принудительного вхождения в состав Молдовы.

Это понимают в Приднестровье. Как и прежде, приднестровцы видят своё будущее с Россией и поэтому ждут помощи от российского руководства. Приднестровская общественность убеждена, что совместные действия Молдовы и Украины по экономическому удушению Приднестровья несовместимы с требованием безусловного уважения общепризнанных принципов и норм международного права, в частности принципов суверенного равенства государств, невмешательства в их внутренние дела, а также уважения принципа свободы международной торговли. Экономическая блокада (если только она не введена по решению Совета Безопасности ООН для поддержания или восстановления международного мира и безопасности) может рассматриваться исключительно, как акт агрессии.

Такую же позицию высказал Посол по особым поручениям МИД России Сергей Губарев. Он считает, что условием ведения переговоров по приднестровскому урегулированию «является обязательство, как минимум, не предпринимать шагов, ухудшающих положение партнёра». «В противном случае это не переговоры, а давление и шантаж», - заключил дипломат [9].

Неоднократные призывы Приднестровья прекратить экономическую, торговую и финансовую блокаду молдавскими и украинскими властями игнорируются, Приднестровью продолжают навязывать идею вступления в Евросоюз. Однако полагать, что Приднестровье откажется от своих идеалов независимости и свободы, а также национальной идеи – евразийской интеграции – ради туманных обещаний европейских функционеров и проевропейски настроенных политических элит Кишинёва и Киева, как минимум наивно. Дипломатические усилия Приднестровья направлены на прекращение блокады со стороны молдавских и украинских властей. Мы рассчитываем, что Молдова и Украина, которые причисляют себя к цивилизованным государствам, наконец, поймут бессмысленность и бесперспективность продолжающегося уже 9 лет экономического давления на народ Приднестровья.

 

[1] http://www.kommersant.ru/doc/648475.

[2] http://www.rg.ru/2006/03/06/tiraspol.html

[3] http://mfa-pmr.org/ru/qmD

[4] http://newspmr.com/novosti-pmr/ekonomika/1206

[5] http://www.noi.md/ru/print/news_id/52794

[6] http://novostipmr.com/ru/news/15-04-03/yuriy-gervazyuk-zapret-na-peremeshchenie-podakciznyh-tovarov-eto

[7] http://mfa-pmr.org/ru/Jkt

[8] http://lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=304897&lang=2

[9]  http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/1549023