Информационная война как метод давления на Приднестровье

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 315
20.05.14

Прозападные политические аналитики на вопрос о том, почему признали Косово, но не признали Приднестровье, часто отвечают, что так случилось потому, что в случае косовского прецедента было больше человеческих жертв. По их словам, сообщения в прессе о массовых убийствах косоваров подтолкнули мировое сообщество начать обсуждение вопроса о возможности признать суверенитет Косово. Получается, что только информационное сопровождение и оценки журналистов представляют собой объективное изложение происходящих событий, их первопричины и ожидаемые результаты. Но там, где цена информации выражается в количестве потерянных человеческих жизней, не может быть места демократии.

Когда американские политики говорят о Косово, они никогда не рассказывают своим потенциальным избирателям о трехмесячной бомбардировке Белграда. Они умалчивают о разрушениях больниц, пресс-центров, дипломатических представительств, мостов и жилых домов. Отвечая на вопросы о жертвах среди мирного населения Сербии, американские политики предпочитают употреблять ёмкий и обезличенный термин «сопутствующие потери», а точечные удары – ошибками.

С подобной ложью на протяжении всего периода своего существования сталкивается и Приднестровье. Намеренное замалчивание происходящих событий, подтасовка фактов и неприкрытая ложь в зарубежной прессе являются подтверждением чётко спланированной информационной войны.

Истоки формирования стратегии информационной войны

Еще в 1976 году американский ученый и политический деятель Томас Рона в своих научных работах выделил основные направления информационной войны: увеличение объема собственной информации, затруднение для противника доступа к правдивой информации, размещение в информационных потоках противника кажущейся достоверной, но фальшивой информации.

Профессор Высшей военно-морской школы США Джон Аркилла, раскрывший проблемы информационной стратегии, кибервойны, сетевой и информационной войн, утверждает, что «главной движущей силой холодной войны была гонка вооружений по созданию ядерных арсеналов, а в основе современного противостояния лежит «организаторская гонка» по созданию сетей»[1].

Современную войну в отличие от «холодной» он называет «крутой». Сегодня при помощи битов и байтов можно тайно вмешиваться в процессы, происходящие в любой точке планеты. Ключевой характеристикой такой формы борьбы является ее низкая стоимость.

Наиболее упрощённая формула формирования и манипуляции сознанием выглядит так: заказчик – исполнитель – потребитель. В действительности схема более сложная и запутанная. Центральным элементом манипулирования является власть, именно вокруг неё формируются политические процессы, требующие соответствующего информационного сопровождения.

Манипуляция разумом человека – это средство его порабощения; это один из способов навязывания ему определённого поведения. В основе манипулирования лежит формирование у человека стереотипа, который влияет на принятие решения. Стереотип предопределяет действия человека и механизм восприятия информации. Сведения, не соответствующие сложившемуся представлению о той или иной стране, будут игнорироваться субъектом информационного влияния. Немаловажно отметить такую роль стереотипов как формирование политической идентичности по принципу противопоставления «мы – они», «свои – чужие», «друзья – враги».

Приднестровье в условиях информационной войны

Долгие годы в информационной среде ряда европейских государств навязывается образ Приднестровья, больше соответствующий голливудскому представлению о постапокалипсных территориях, где у каждого жителя есть оружие, а во главе государства стоит диктатор.

Однако в Приднестровье в течение 24 лет в условиях политической непризнанности и экономической блокады проводятся референдумы, прямые выборы, инвестиционные форумы, международные спортивные соревнования, культурные мероприятия, приёмы иностранных делегаций. Важно отметить, что в ПМР оружие и наркотики изъяты из гражданского оборота. В приднестровское законодательство имплементированы основные положения Декларации о правах человека, Декларации о правах ребенка и других международных документов.

С 2005 года мониторинг приднестровско-украинской границы осуществляет Миссия Европейского Союза по приграничной помощи Молдове и Украине (EUBAM), отчёты которой подтверждают отсутствие в Приднестровье трафика оружия, наркотиков и других запрещенных предметов. Стоит отметить открытость и защищённость приднестровских границ. Информация о порядке пересечения границы и декларировании товаров находится в открытом доступе на официальных сайтах Министерства внутренних дел и Государственного таможенного комитета.

В 2013 году Приднестровье посетил Комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг. Его рекомендации легли в основу Плана мероприятий по реализации рекомендаций Старшего эксперта ООН по правам человека в Приднестровье. Как отмечал эксперт, аналогичные проблемы в сфере прав человека существуют во всех государствах, как в развитых, так и в развивающихся государствах. Представляя Президенту ПМР Евгению Шевчуку отчет о ходе работы, Заместитель Председателя Правительства по вопросам международного сотрудничества, Министр иностранных дел ПМР Нина Штански подчеркнула, что за ходом реализации рекомендаций Т. Хаммарберга внимательно следят международные доноры и партнёры Приднестровья. «Мы заинтересованы в том, чтобы как можно скорее добиться имплементации тех рекомендаций, которые дал международный эксперт» - заявила Нина Штански [2].

Военный сценарий в Приднестровье

На фоне трагических событий в Украине западные информационные агентства изменили тематику, посвященную Приднестровью. Фантазия западных ньюсмейкеров настолько богатая, что возникают опасения относительно их психического здоровья.

Так, журналисты до сих пор считают республику сепаратисткой частью Молдовы, возникшей на фоне этнического конфликта. Говорить так могут только люди, не знающие историю (и таким образом, будучи некомпетентными в этой области, распространяющие изначально сомнительные сведения), или специалисты по распространению заведомо ложной информации. Решение о самоопределении Приднестровья было принято народом республики (треть которого составляют молдаване) в результате решения властей РМ о переводе молдавского языка на латинскую  графику и отказе от русского языка. Именно вопрос о языке и давление на русскоязычное население стали причинами отделения Приднестровья от Молдовы, которая предпочла отказаться от своей истории, языка и самобытности.

Наиболее острой темой, обсуждаемой на страницах западных изданий, остаётся так называемая «оккупация» российскими военными территории Приднестровья. Такие рассуждения могут вызвать лишь недоумение. Нахождение миротворцев Российской Федерации закреплено в Соглашении о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта. На протяжении 22 лет миротворческой операции не прозвучало ни одного выстрела. Эта операция является самой успешной среди миротворческих миссий во всем мире. Мир на берегах Днестра сохраняется только благодаря русскому солдату, стоящему на страже безопасности приднестровцев.

Приднестровский народ никогда ни с кем не воевал и никогда не призывал к применению силовых методов. Тем не менее, в условиях ожесточившейся против государства информационной войны в прессу поступают сообщения о мобилизации приднестровских вооруженных сил на границе с Украиной. Весь комизм этой ситуации заключается в том, что аналогичные высказывания поступают и от украинских политиков. Однако на предложение приднестровского руководства проверить ситуацию на приднестровско-украинской границе из всего состава дипломатического корпуса, расположенного в Кишинёве, ответил лишь Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации. «С приднестровской стороны мы не видели никаких воинских подразделений, никаких передвижений, которые бы свидетельствовали о подготовке Приднестровья к неким «военным операциям» - заявил Фарит Мухаметшин после посещения таможенно-пропускного пункта «Первомайск» [3].

Выводы

Информационная война против Приднестровья является продолжением политического давления на непризнанное государство и экономической блокады со стороны Молдовы и Украины. Безусловно, эти меры преследуют цель дестабилизировать ситуацию в Приднестровье, вызвать конфликт в обществе. Однако те преграды, которые появляются на пути приднестровцев, лишь закаляют их и усиливают патриотические чувства. Бесперспективность информационной войны против Приднестровья очевидна. Это лишь подтверждает искреннее желание приднестровцев жить в независимом государстве, самостоятельно определять путь развития республики и жить в мире и согласии с соседними странами.

[1] John Arquilla. Foreign Policy. http://www.foreignpolicy.com/articles/2013/04/22/small_cells_vs_big_data

[2] Президент ПМР заслушал отчет об исполнении Плана мероприятий по реализации рекомендаций Старшего эксперта ООН по правам человека в Приднестровье Томаса Хаммарберга. http://mfa-pmr.org/index.php?newsid=4011

[3] Нина Штански и Фарит Мухаметшин посетили таможенно-пропускной пункт «Первомайск». http://mfa-pmr.org/index.php?newsid=4048