Информационные вызовы для Приднестровья на современном этапе

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 318
16.05.14

Выступление начальника Управления публичных коммуникаций МИД ПМР, аспирантки ПГУ им. Т.Г. Шевченко В.Н.Табак на международном научном круглом столе «Проблема непризнанных государств на постсоветском пространстве: опыт Приднестровья». 23 апреля 2014 года, г. Москва, исторический факультет МГУ им. Ломоносова

Последние несколько месяцев текущего года характеризуются активным медийным интересом к Приднестровью, что во многом обусловлено событиями на Украине – принятием Крыма в состав России и сопротивлением жителей Юго-Востока наступлению на их права действующих в Киеве властей. Новое звучание в этой связи приобретает  и тематика молдо-приднестровского урегулирования.

Активный интерес зарубежных СМИ, на наш взгляд, обусловлен не только политическим моментом, но и частными задачами, которые стоят перед отдельным профессиональным блогером, журналистом или СМИ в целом. О них можно судить по тем публикациям, которые выходят под общим тегом «Приднестровье».

Прежде всего, необходимо отметить, что информационная активность вокруг республики сейчас во многом обусловлена заметной антироссийской политикой Украины и Молдовы с подачи стран ЕС и США. Приднестровье стало заложником ведущейся Западом против России информационной войны, целями которой, очевидно, является переформатирование архитектоники этого большого региона. Крым возвращен России, но Украину продолжает трясти от внутриполитического кризиса, подогреваемого извне. А это значит, что состояние неопределенности сохраняется и в отношении Приднестровья, зажатого между двумя евроориентированными (по крайней мере, официально) государствами. При этом реальные события отражаются в СМИ совершенно по-разному. И от того, насколько убедительными они кажутся сегодня обывателю, зависит уровень общественной поддержки, легитимность акторов и их действий.

К сожалению, в российских СМИ интерес к Приднестровью эпизодичен. Cвязанные с приднестровской тематикой информационные поводы, удостоенные внимания ведущих российских и мировых СМИ, за последнее десятилетие можно перечислить по пальцам одной руки: 2003 год – неудавшееся подписание т.н. «Меморандума Козака» (предусматривавшего урегулирование посредством федерализации Молдовы), 2006 год – блокада и последовавшее проведение в Приднестровье референдума об определении стратегического пути республики – вместе с Россией (напомним, его итоги – 97 % проголосовавших за независимое развитие, с последующим свободным присоединением к России), конец 2011 года – V президентские выборы, победа Евгения Шевчука, 2014 год – рассматриваемая нами ситуация. Но, пожалуй, никогда так, как в этот раз, не была столь очевидна зависимость подачи информации об этих событиях от редакционной политики конкретного агентства.

Очень многие влиятельные мировые СМИ объявили о своем желании получить комментарий руководства республики. Самая популярная просьба, которую они, в частности, направляли и во внешнеполитическое ведомство – реакция на события в Крыму, дальнейшие действия Приднестровья. Независимо от позиции официального Тирасполя по этим вопросам наши западные и российские медиа-коллеги проводили прямую аналогию между крымскими событиями и событиями, происходящими или гипотетически могущими произойти в республике.

Что продемонстрировала эта активность? Для того чтобы понять, каков ее суммарный итог, открыла она нечто новое или подтвердила заранее известные «аксиомы» в отношении Приднестровья, рассмотрим некоторые аспекты по странам.

 

Украина

 

Мы все были свидетелями, как с победой евромайдана и бегством Президента Украины Януковича произошел если не силовой, то идеологический захват ведущих телеканалов и информагентств. Акция «Единая Украина», которую 22 февраля запустил телеканал «1+1», была призвана создать определенный эмоциональный настрой, который помешает расколу Украины, помешает отделению Крыма в ее составе[1].События в Крыму вызвали и особый интерес к Приднестровью. 15 марта информационное агентство «Униан» опубликовало на своем портале фильм «Империя требует жертв», в котором рассказывается, как трудно живется жителям Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья после т.н. «обретения независимости»[2]. Очевидно, что такого рода фильмом была предпринята попытка повлиять на собственное же население – предупредить «сепаратистские» настроения на Юго-Востоке. На телеканале «Украина» 18 марта выходит аналогичная передача «Говорить Україна» о «драматичных историях из Абхазии, Осетии, Приднестровья и Нагорного Карабаха». Ее участники обсуждают, что «ощутили на себе эти люди и как сейчас живется в непризнанных республиках, которые решили стать независимыми?»[3]. Среди участников – один представитель Приднестровья, депутат Григорий Дьяченко, позицию которого в студии не принимает никто.

Пограничную блокаду Приднестровья – когда вдоль украинской границы появились военные, были установлены палатки - предварял еще один виток информационной атаки на Приднестровье: украинские чиновники сообщили о якобы готовящихся здесь вооруженных формированиях для похода в Одессу. «Следствием» этого стал непропуск мужчин – преимущественно граждан РФ, в возрасте от 16 до 65 лет - через границу с Украиной как в направлении Приднестровья, так и из него (см. 7 марта пресс-служба МИД Украины заявила о возможных угрозах со стороны жителей Приднестровья для стабильности в Одесской области; 8 марта официальный сайт Государственной пограничной службы Украины заявил о начале спецоперации вдоль границы с Приднестровьем с привлечением Вооруженных сил Украины). Таким образом, под надуманным со стороны Украины предлогом в отношении приднестровцев были предприняты реальные действия, ограничивающие свободу передвижения приднестровских граждан. Примечательно, что проверить обоснованность обвинений в адрес Приднестровья не захотел ни один участник «Постоянного Совещания…» (т.н. формата «5+2»), кроме российского посла  Фарита Мухаметшина, который, к слову, осмотрев границу Приднестровья, никаких вооруженных формирований не обнаружил.

О том, что информационное давление на республику со стороны официального Киева продолжается, свидетельствует и опубликованный на днях на сайте МИД Украины комментарий: «Сложная социально-экономическая ситуация в Приднестровье, вызванная искусственной самоизоляцией, может быть разрешена не путем конфронтации по сомнительным сценариям, а принятием европейского выбора, который предложен гражданам с обоих берегов Днестра и который предусматривает свободу передвижения, модернизацию экономики, европейские стандарты безопасности и благосостояния»[4]. Во внимание абсолютно не берется демократическое волеизъявление приднестровских граждан 2006 года.

Однако наибольшее опасение вызывает не позиция официального Киева, а «работа» провокаторов. Отдельные украинские СМИ и блогеры, которые, возможно, работают из-за рубежей Украины, пытаются из пророссийского Приднестровья (а также из России), создать образ врага, готовя общественное мнение к каким-то силовым сценариям

Так, украинский блогер и журналист Макс Михайленко, активно работающий в соцсетях против России, 14 апреля сформулировал суть текущего момента с точки зрения сил, которые стоят за «майданом»: «1. Армия должна начать действовать в Донбассе, невзирая на потери, потому что только в таком случае Запад окажет полноценную военную поддержку. … 2. в противном случае наши успехи на Юге окажутся тактическими - Путин желает прорваться к Крыму и Приднестровью, в связи с чем 3. Республика Молдова должна обратиться к Румынии и НАТО за военной помощью, потому что в ПМР Путин продолжает накапливать боевиков для удара по Кишиневу и Одессе…».

 

Европа и США

В марте с.г. мы столкнулись с ситуацией, когда пророссийское Приднестровье пытались сделать орудием против России. После присоединения Крыма в мировом медиапространстве наиболее популярным стал вопрос: «Кто следующий?». Логично, что Приднестровье, которое еще в 2006 году провело референдум почти с такими же формулировками, как и в Крыму, и с тем же результатом, сразу оказалось в центре внимания. Десятки ведущих мировых агентств и телекомпаний на протяжении нескольких недель настойчиво требовали от руководства нашей республики комментариев к событиям на Украине. Интересно, что запросы об интервью главе государства и главе приднестровской дипломатии поступали не только от влиятельных СМИ, но и «СМИ-однодневок».

Необходимо отметить, что обычно максимально открытая информационная политика Приднестровья сейчас стала более осторожной. В Тирасполе понимают, что большинство агентств, проявлявших интерес к позиции руководства ПМР, всего лишь инструменты, посредством которых информационная война ведется на более высоком, нежели региональный, уровне. Многие особо не маскировали, что их задача – представить Россию в качестве «агрессивного авторитарного государства», угрожающего своим слабым, но очень «демократическим» соседям – Грузии, Украине, Молдове. Доказательством тому стало немалое количество предвзятых публикаций, сюжетов, в частности, в американских СМИ. Более того, на поверхность вновь стали выносить, казалось бы, давно забытые черные мифы о республике – о контрабанде оружия, торговле людьми и прочее. Причем качество материалов или их объективность практически не зависят от того, получили ли западные журналисты информацию из первых рук, воочию убедившись в правоте или ложности обвинений, либо составили материал, основываясь на чужой информации. Многие и многие из них направлялись в Приднестровье с единственной целью – «накопать» как можно больше «неприглядных» фактов, способных убедить западную аудиторию в «объективности», «правдивости» черных мифов.

Несмотря на отсутствие фактического материала, необходимого для нагнетания ситуации, в мировой прессе все же появились материалы антироссийского содержания с апокалиптическими сценариями и ссылками на Приднестровье. В качестве примера можно привести публикацию в воскресном выпуске «Таймс» («The Sunday Times»), в котором был обнародован сценарий начала третьей мировой войны – довольно комичный для специалиста. Война якобы должна начаться 9 мая 2015 года с вторжения российских войск в Латвию. Но перед этим – летом 2014 – Россия «оккупирует» Восточную Украину, а осенью 2014 - «аннексирует» Приднестровье. Показательно, что подобными публикациями не брезгует влиятельное и респектабельное издание, которое никак не назовешь «желтым таблоидом».

 

Молдова

 

Неурегулированность приднестровско-молдавских отношений, кардинально различные позиции в вопросах определения статуса республики традиционно являлись фактором, обуславливающим противостояние государств и в информационной сфере. События на Украине его несколько обострили, однако это обострение не стало для приднестровцев новостью. Отношения наши по-прежнему маркируются отрицательно и в действительности, и на отражающих ее медиа-площадках.

Хотелось бы отметить, что информационное поле Молдовы в меньшей степени увязывало это противостояние с событиями на Украине – безусловно, они вызвали определенные опасения в отношении открытия перспектив определения статуса республики, однако большее внимание на этом направлении уделяется собственно приднестровско-молдавским отношениям, а именно переговорному процессу, осуществляемому как на уровне политических представителей, так и на уровне руководства сторон (встречи Шевчука и Филата, Шевчука и Лянкэ). Активное внимание молдавских СМИ привлекается к заявлениям, интервью руководства республики, так или иначе затрагивающим интересы Молдовы. Стоит отметить, что такого рода мероприятия освещаются и молдавскими, и приднестровскими СМИ. Представляется позитивным фактором, что  и те, и другие имеют к ним свободный доступ (отличие от ситуации на Украине и в Америке: российским СМИ часто отказывают в аккредитации на те или иные мероприятия для прессы).

 

Россия и Приднестровье

 

Провозглашенный в 2012 году стратегический вектор Приднестровья на евразийскую интеграцию был поддержан общественностью республики. В рамках различных экспертных площадок – среди них Общественно-экспертный совет при МИД ПМР, академическая среда ПГУ им. Т.Г. Шевченко - состоялось обсуждение перспектив евразийской интеграции Приднестровья. Представители внешнеполитического ведомства принимали участие в различных форумах в Москве, Киеве, Комрате, Кишиневе, главной задачей которых был обмен мнениями относительно евразийских процессов. Для Приднестровья подобное представительство означает дополнительную по отношению к методам традиционной дипломатии возможность, инструмент популяризации внешнеполитического курса. Причем это представительство осуществлялось как на высшем и высоком уровне – руководства республики и МИД ПМР - так и на молодежном уровне (стоит отметить деятельность Совета молодых дипломатов Приднестровья, активистов ряда общественных объединений – участников международных школ и форумов). В целях интенсификации информационного продвижения внешнеполитических инициатив предпринимались попытки привлечения молодых экспертов к участию в евразийском дискурсе. Эта задача не из легких – собственно и в самой России пока в этом направлении нет «хорошей книжной аналитики», да и, несмотря на декларируемую экономическую составляющую процессов евразийской интеграции вопрос о том, какими эти процессы в действительности будут, не решен.

Тем не менее активизировать экспертный интерес к внешнеполитической тематике среди молодежи удалось отчасти посредством организованной Молодежной евразийской интернет-конференции, и в большей степени – посредством медиапортала «Евразийское Приднестровье», объединившего на своих интернет-страницах сторонников интеграции с Россией из Тирасполя, Одессы, Харькова, Кишинева и Комрата, Москвы и других городов. Медиапортал «Евразийское Приднестровье», с одной стороны, узко специализирован, с другой – ориентирован на достаточно широкий круг пользователей, интересующихся евразийской интеграцией Приднестровья. Этим целям служат и новые проекты МИД ПМР – телевизионная передача «Публичная дипломатия», пресс-клуб «Разговор без купюр».

Полагаем, что активная информационная работа – по многим показателям ее интенсивность увеличилась за последние годы в несколько раз – в немалой мере позволила донести до российской общественности позицию Приднестровья. Уже с прошлого года, с активизацией евроинтеграционных процессов на Украине и в Молдове, усилилось внимание к  Приднестровью со стороны России – политиков, экспертов, журналистов. На федеральных каналах начинают изредка появляться фильмы и сюжеты о республике. Наибольший интерес проявился накануне и по окончании референдума в Крыму. Первый канал, Россия 1, Россия 24, RussiaToday, НТВ, ТВЦ, РЕН ТВ, газета «Известия», «Российская газета», ряд российских радиостанций, многие другие российские СМИ обратили внимание на Приднестровье. В этот же период название республики звучит и из уст высоких российских политиков – в интервью Министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, в комментариях Спецпредставителя Президента РФ по Приднестровью Дмитрия Рогозина, в ходе прямой линии с Президентом РФ Владимиром Путиным. Российский политический истеблишмент призывает снять с Приднестровья блокаду и продолжить мирный диалог по поиску цивилизованных решений. Освещение приднестровской тематики в российских СМИ в целом можно охарактеризовать как нейтральное с элементами позитивного, причем для Приднестровья важен 1) сам факт нахождения в медийном пространстве России; 2) объективное отражение ситуации.

В Приднестровье с большой тревогой следят за событиями в соседних государствах. Эти процессы напрямую угрожают физической безопасности приднестровцев, половина из которых – российские граждане. В этой ситуации для нас очень важна моральная поддержка России. Внимание высшего руководства страны и лично Владимира Путина к судьбе Приднестровья и, в частности, к блокадным действиям против ПМР, дают нам уверенность, что силовые сценарии не пройдут, и надежду, что экономика Приднестровья все же получит шанс на развитие в рамках евразийских проектов при поддержке России.