Миграционные посты по Днестру – что они принесут?

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 320
15.10.13

На минувшей неделе молдавская сторона организовала презентацию своих миграционных постов, которые будут расположены по Днестру, для приднестровских журналистов. Вице-премьер по реинтеграции РМ Евгений Карпов всячески пытался убедить прессу, что ничего кардинального после того, как эти шесть постов начнут работать (а они начали работать со вчерашнего дня) в регионе не произойдёт. Он вновь повторил, что установление такого миграционного учёта является частью Плана действий по либерализации визового режима между РМ и Евросоюзом.

Журналистам, приехавшим на молдавский пропускной пункт в районе Бендер, действительно представилась довольно мирная картина. Миграционный пост (официально он называется территориальным офисом Бюро по миграции и убежищу) продемонстрировал свои технические возможности. Пресса увидела, что в офисе сидят вполне штатские люди, хотя на табличке и значится «Министерство внутренних дел Республики Молдова». Но никаких автоматов и новых шлагбаумов вроде нет.

При этом и Евгений Карпов, и директор Бюро по миграции и убежищу Ольга Поалелунжь убеждали, что жителей Приднестровья новые правила никак не коснутся, и офисы БМУ – не для них. Они будут действовать только для тех, кто въезжает в Молдову из третьих стран. Об этом же говорило и соответствующее объявление в самом офисе.

Одновременно молдавский вице-премьер пообещал, что ситуация со свободой передвижения приднестровцев и в дальнейшем не ухудшится. Это уже вызвало сомнения. Пресса задавалась вопросом: а может ли Евгений Карпов в одиночку делать такие заявления, ведь есть ещё правительство, парламент Молдовы и т.д.?

Сомнения усиливаются, если мы вспомним, что, начиная с марта, Кишинёв очень активно продвигал идею миграционных постов, а затем и административных штрафов, которые вполне могли коснуться приднестровцев, если бы не реакция России и Украины. Украина, которая, помимо прочего, председательствует в нынешнем году в ОБСЕ, заявила, что молдавский миграционный контроль не должен чинить препятствий жителям Приднестровья, среди которых есть и немало украинских граждан.

В таких условиях молдавские власти, в том числе не без подачи Евросоюза, пока стараются снизить градус вокруг миграционной темы. Бросается в глаза перемена в риторике Кишинёва – сегодня он делает упор на «удобствах для иностранцев, которые смогут прямо на границе оформить свое пребывание в РМ», тогда как несколько месяцев назад на первый план выдвигался именно контроль над перемещением иностранных граждан «в связи с обязательствами перед ЕС». 

Но надолго ли такая перемена? Ведь мы видим, что на границе по Днестру создаётся механизм, обладающий потенциалом дальнейшего развёртывания. Речь идёт не только об офисах Бюро по миграции и убежищу, которые при необходимости в короткий срок могут быть усилены, но и о мобильных группах пограничной полиции, созданных по решению молдавского правительства. Эти группы также в один момент могут быть сконцентрированы на участке границы (или, как говорят в Кишинёве, административной линии) с Приднестровьем. 

***

Проблема со свободой передвижения по территории Молдовы жителей Приднестровья, обладающих паспортами России, Украины и других стран (кроме Молдовы), назревала давно.  Примерно с 2010 года молдавские пограничники начали штрафовать приднестровцев при выезде из РМ. В сентябре 2011 года проблема была поднята на брифинге тогдашнего российского консула Дмитрия Баранова. Баранов посоветовал всем гражданам России, проживающим в Приднестровье, приобретать вид на жительство (ВНЖ) в Молдове.  Положа руку на сердце, это предложение выглядело по меньшей мере утопичным.  Процедура получения ВНЖ в Молдове не так-то легка, российских граждан в ПМР не сто и не двести человек, а 180 тысяч. Среди них - немало пожилых людей, для которых бюрократические процедуры в соседней республике стали бы трудным испытанием. Стоит учитывать и то, что антироссийская пропаганда там берёт своё, и у молдавского чиновничества далеко не всегда хорошее отношение к россиянам.

Автор этих строк тогда высказал мнение, что вопрос свободы передвижения проживающих в Приднестровье граждан и России, и Украины (в совокупности это около 280 тысяч человек) может быть прочно разрешён только на международном уровне. Здесь нужно учитывать не только общепринятые нормы и правила миграционного законодательства, но и то, что в регионе существует политическая неопределённость и неурегулированный конфликт, влияющий на повседневную жизнь населения. Исходя из этого, было бы логично, если бы участники переговорного формата «5+2» по молдо-приднестровскому урегулированию  создали правовой механизм, избавивший бы россиян и украинцев от потенциальных преследований молдавской полиции. Добавим здесь, что Москва и Киев в этом случае получили бы важный опыт совместной защиты интересов своих граждан.    

Что мы наблюдаем сегодня? Мы видим, что проблема обострилась и вышла на уровень формата «5+2» и Действующего председательства в ОБСЕ. При этом международного гарантированного решения нет и пока не просматривается, а есть какие-то односторонние локальные послабления, о которых заявляют молдавские власти.  Даже если сегодня приднестровские россияне и украинцы пока не столкнутся с административными ограничениями, то на перспективу всё равно сохраняется процесс, в котором правила игры определяют только две стороны – Кишинёв и Евросоюз, в правовую систему которого встраивается Молдова. Все же остальные – Тирасполь, Москва и Киев - являются объектами этой игры. При этом правила могут измениться в одночасье, по принципу «Могу копать. Могу не копать. Могу закопать». 

***

Молдавская внешняя политика сегодня находится в режиме «ручного» управления со стороны ЕС, и элементом такого управления, конечно, являются и вопросы, связанные с миграцией и свободой передвижения. Можно было предположить, что в нынешнем году, когда Украина, готовящаяся к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС, председательствует в ОБСЕ, Брюссель не допустит обострения ситуации на Днестре, учитывая то, что от этого могут пострадать и украинские граждане.  Перед Кишинёвом была поставлена задача прежде всего создать инфраструктуру миграционного контроля.

Но что будет дальше? На примере приднестровской экономики мы убеждаемся, что Европа в нашем регионе, начиная с относительно мягких, «завлекающих» сценариев, затем переходит к жёстким, в том числе и «блокадным». Не исключено, что то же самое будет происходить и с миграционным и пограничным контролем со стороны РМ.

Брюссель и Кишинёв в перспективе могут использовать этот инструмент для разного рода политических манипуляций. Например, установить для российских граждан в Приднестровье более жёсткие правила перемещения, а для украинских - более либеральные, мотивируя это тем, что Украина, так же, как и Молдова, подписала соглашение об ассоциации с ЕС. Может сложиться ситуация, при которой от приднестровских россиян будут требовать обязательный вид на жительство в РМ, а от украинцев – нет, поскольку они являются частью «единой европейской семьи». Подобным путём ЕС и Молдова могут попытаться разделить приднестровское общество, создать в нём противоречивые тенденции и повлиять на восточный вектор республики. Также это может стать одним из способов, при помощи которых Брюссель будет подспудно сталкивать интересы России и Украины в регионе. 

Политические инструменты, связанные с вероятным ущемлением свободы передвижения тех же российских граждан, живущих в Приднестровье, могут  быть использованы и тогда, когда Россия начнёт защищать собственный рынок труда и рынок труда Евразийского экономического сообщества от молдавских мигрантов. Брюссель и Кишинёв представят это как «вынужденные ответные меры».  В общем, от системы миграционного и пограничного контроля по Днестру, которую сегодня формирует Молдова при поддержке ЕС, исходит немало потенциальных угроз, и их надо учитывать при политическом планировании, касающемся нашего региона.

Андрей Моспанов – специально для информационного портала «Евразийское Приднестровье»