Новые шансы для Приднестровья

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 330
17.11.13

Кто сеет панику в преддверии Вильнюсского саммита?

В преддверии Вильнюсского саммита многочисленные политологи  и эксперты, как внешние, так и внутренние, продолжают описывать для Приднестровья апокалиптический сценарий в случае подписания Украиной и Молдовой соглашений о зоне свободной торговли со странами ЕС. К этому хору подключился и ряд политиков предыдущей администрации, включая двух экс-министров иностранных дел, которые на одном из прошедших недавно круглых столов высказали мысль о «бесперспективности» курса Приднестровья на евразийскую интеграцию, поскольку «ноги» Приднестровья, то есть бизнес, ориентирован на Евросоюз. Лицкай это сравнил с «ударом кирпича по голове».

Господа, длительное время стоявшие во главе внешней политики Приднестровья, безнадёжно отстали от жизни. Геополитический выбор Приднестровья сделан и не однократно подтверждён приднестровским народом. Приднестровское общество в курсе того, с какими проблемами придётся столкнуться в случае неприсоединения республики к соглашению о зоне свободной торговли с ЕС. 

Бесперспективность европейского проекта для Приднестровья

Но предположим, оба экс-министра иностранных дел ПМР правы, и геополитический выбор Приднестровья, отражённый в Концепции внешней политики ПМР, в самом деле ошибочный и неактуальный? Может быть, Приднестровью действительно легче согласиться на присоединение к зоне свободной торговли с Евросоюзом? Или, как выражается один известный русскоязычный молдавский политолог, «расслабиться и получить удовольствие»? Давайте разберёмся.

В первую очередь необходимо учесть, что программа «Восточное партнёрство», в котором участвует Молдова и к которой рекомендуют присоединиться Тирасполю, является открыто антироссийским проектом, о чём заявил помощник президента России, секретарь Таможенного Союза, известный российский экономист Сергей Глазьев. По его словам,  при всей своей видимой конструктивной риторике, проект «Восточного партнёрства» оказался полностью антироссийским и заменил собой провалившийся проект ГУАМ. Глазьев подчеркнул, что на смену ГУАМ пришла более изощренная западная программа «Восточного партнёрства», которая де-юре не пропагандирует антироссийских настроений, а де-факто таковой является.

Об этом же недвусмысленно заявляют и антироссийски настроенные молдавские политологи, такие как Анатол Цэрану и Роман Михаеш, по словам которых, цель «Восточного партнёрства» - вырвать Молдову из сферы влияния Москвы. Тот же Сергей Глазьев отмечает, что отсутствие доступа российской стороны к переговорам об ассоциации Молдовы с ЕС является грубейшим нарушением соглашений о приднестровском урегулировании.

Напомним, что экономически, политически и социально Приднестровье полностью зависит от России. Именно Россия остаётся основным гарантом миротворческой операции и урегулирования приднестровского конфликта. Российская помощь Приднестровью в виде гуманитарной помощи, выплат надбавок пенсионерам и других вложений ежегодно составляет сотни миллионов долларов. Для Приднестровья принимать участие в таком антироссийском проекте, как «Восточное партнёрство» - значит плевать в собственный колодец, позволявший республике выживать на протяжении более 20 лет. 

Предположим, несмотря на всё это, Приднестровье всё-таки принимает участие в ассоциации с Евросоюзом. Это значит, что Приднестровье, вместе с Молдовой и Украиной, полностью передаёт в руки ЕС суверенитет в вопросах торговой политики, технического регулирования, транспорта, энергетики, санитарного и ветеринарного контроля. Приднестровье принимает на себя обязательства выполнять все существующие и будущие директивы Евросоюза в данных областях. При этом Молдове и Украине, не говоря уже о Приднестровье, не будет предоставлена возможность принимать участие в разработке и принятии данных директив.

С экономической точки зрения соглашение об ассоциации не выгодно ни Украине, ни Молдове, ни Приднестровью. Оно устанавливает неэквивалентный режим свободной торговли, при котором эти страны полностью открывают свои рынки для европейских товаров, а ЕС сохраняет квоты на ввозимые из этих стран товары. При этом в случае нарушения взятых на себя обязательств Евросоюз оставляет за собой право вводить дополнительные ограничения на ввоз товаров.

Страны, вступающие в ассоциацию с Евросоюзом, становятся колониями ЕС, делегирующими Брюсселю в одностороннем порядке свои суверенные экономические права. При этом для страны, вступающей в ассоциацию с Евросоюзом, будут наглухо закрыты ворота для вступления в Таможенный Союз или для участия в создании будущего Евразийского Союза, поскольку ни Россия, ни Белоруссия, ни Казахстан, ни любая другая страна – член Таможенного Союза никогда не подпишут подобного неравноправного соглашения с ЕС.

Более того – соглашение налагает на страны, его подписавшие, соблюдать нормы ЕС в отношении меньшинств разного рода, в том числе и сексуальных. Именно под это соглашение парламент Молдовы принял скандальный закон «о равенстве шансов», представляющий гомосексуалистам право трудоустраиваться, в том числе, и в учебные заведения. Следующие шаги – это навязывание проведения гей-парадов, легализация однополых браков и запрет отстаивания традиционных христианских ценностей, как во Франции, где демонстрации сторонников традиционной семьи, в отличие от гей-парадов, разгоняют с помощью отравляющих газов. Во французских школах введён обязательный школьный предмет «теория жанров», в котором отрицается традиционная семья, а гомосексуализм преподносится как один из «жанров» общений между людьми, который может выбирать каждый школьник.

Проведение гей-парадов является обязательным условием для продвижения по пути ассоциации с Евросоюзом. Так, в докладе Парламентской ассамблеи Совета Европы под названием «Борьба против дискриминации по сексуальному признаку» даётся рекомендация депутатам, чиновникам и политикам государств – членов Совета Европы (куда входит Молдова) участвовать в публичных мероприятиях, которые проводят представители нетрадиционной сексуальной ориентации. Условием для принятия Черногории в ЕС стало проведение гей-парада в Будве в июле этого года.

Было бы наивным полагать, что для Приднестровья условия присоединения к ЕС иными, чем для Молдовы и Украины. «Евроремонт для Приднестровья», пропагандистами чего выступают отдельные отставные политики и скандальные журналисты, покинувшие республику, обернётся предательством не только России, но и тысячелетней веры и традиции предков. Этот путь, даже ценой миллионов европейских сребреников, не примет приднестровское общество, которое совсем недавно встречало Святейшего Патриарха Кирилла как своего духовного пастыря. 

Семь новых возможностей для Приднестровья

В случае отказа присоединения к ассоциации с ЕС Приднестровье ожидают непростые времена. Впрочем, не менее сложным было положение и у Калининградской области после того как Польша и Литва вступили в ЕС. Тем не менее, Калининград остался в составе России, и мало кто из тамошних политиков готов этот статус оспаривать. Как сказал президент ПМР Евгений Шевчук, «там, где есть риски, есть и шансы». Какие же возможности несёт в себе замыкание европейского кольца вокруг Приднестровья?

1.      Самоочищение политической элиты республики. Вряд ли стоит говорить, насколько важна для общества, борющегося за признание своей государственности, сплочённость народа и политического класса. Сегодня пятая колонна, готовая совершить предательство воли народа, нашедшей отражение во внешнеполитическом курсе республики, полностью себя выявила и разоблачила. Включая недавних фанатичных «патриотов», занимавших высокопоставленные посты в предыдущей администрации и силовых органах, отвечавших за государственную безопасность республики и формирование её внешней политики. Приднестровью необходима консолидация общества. Сейчас саморазоблачение этих политиков, для которых российский вектор Приднестровья оказался не более чем пустым звуком, продолжается. Чем больше этих людей выявят себя, тем будет лучше для всего приднестровского общества.  

2.      Новые возможности для признания Приднестровья. У противников признания ПМР всегда была одна отговорка – шанс не потерять всю Молдову на пути к евразийской интеграции. Но сегодня эта возможность тлеет на глазах. Политическая элита Молдовы, полностью поддержанная Западом, бесповоротно избрала курс ухода от России. При этом власти не брезгуют использовать подкуп политологов и журналистов, а также политическую элиту регионов для пропаганды идей евроинтеграции среди национальных меньшинств и устранения неугодных с политической арены, что отчётливо видно на примере беспрецедентной атаки гагаузской оппозиции, тесно связанной с молдавским олигархом Владом Плахотнюком, на башкана Гагаузии Михаила Формузала. Участились провокации в Зоне Безопасности по грузинскому сценарию, направленные на дискредитацию российской миротворческой операции и развязывание нового вооружённого конфликта на Днестре. Если события развернутся по самому худшему сценарию, у России будут все основания для признания независимости ПМР по примеру Абхазии и Южной Осетии. Но возможность для признания Приднестровья будет у России и в случае усиления блокады республики со стороны Молдовы и Украины, поскольку в этом случае, по словам Дмитрия Рогозина, две окружающие Приднестровье страны резко изменят свой геополитический статус.   

3.      Проведение необходимых реформ. Приднестровье в случае подписания Украиной соглашения с ЕС фактически станет евразийском анклавом в окружении европейской зоны влияния. Любой анклав может выжить и развиваться только в условиях открытости и свободной экономики. Подобная ситуация заставит политический класс Приднестровья начать необходимые экономические реформы, направленные на динамическое развитие региона.    

4.      Развитие агропромышленного комплекса Приднестровья. Ассоциация с Евросоюзом убьёт остатки молдавского агропромышленного производства и виноделия. Эту нишу на российском и, шире, евразийском рынке сможет занять Приднестровье. В Таможенном Союзе создан механизм, согласно которому товары страны, входящие в ассоциацию с Россией, но отделённой третьей страной, при пересечении этой страны будут оформляться как транзит, но затем, уже на границе с Россией, не будут проходить вторую растаможку. Приднестровье получит шанс создать на своей территории ту агропромышленную базу, которая будет разрушена в евроассоциированной Молдове, с привлечением специалистов из той же Молдовы.    

5.      Развитие транспортной инфраструктуры. Оторванность региона от России создаст стимул для строительства в Тирасполе современного аэропорта. Российская фирма, взявшая в концессию аэропорт в Кишинёве, натыкается на сопротивление местных политиков. В Тирасполе этой и другим фирмам, заинтересованным в крупном «аэропорте подскока», было бы предложено строительство с нуля современного международного аэропорта. Идея, выдвинутая Григорием Маракуцей, в новых условиях может получить поддержку со стороны России.   

6.      Развитие приднестровской науки. До 1990 года на левом берегу Днестра не было университета. Именно после жесточайшей волны национализма в Молдове в Приднестровье был создан университет, куда переехали многие специалисты из Кишинёва, которые практически с нуля создали основу приднестровской науки. Сегодня Приднестровский университет уже аккредитован в качестве полноценного российского вуза. До недавнего времени, особенно в годы правления ПКРМ, Власти Молдовы стремились создавать видимость гибкой политики в сфере высшего образования. Во всех университетах функционировали русские группы, где учились студенты из Тирасполя. Сегодня ситуация начинает возвращаться к началу 90-х годов, когда студенты из Молдовы ехали учиться в Тирасполь. Приднестровский университет получит мощный импульс для развития. В нём смогут найти пристанище многие специалисты, которые оказались невостребованными по мировоззренческим мотивам не только из Молдовы, но и из Украины.  

7.      Модернизация производства, сферы отдыха и туризма. Ликвидация устаревшего и не подлежащего модернизации производства не всегда носит негативный характер. Это может способствовать оздоровлению экологии Приднестровья, стимулировать переход на новый технологический уклад, а также развивать сферу услуг, которая особо актуальна в практике анклавов. Приднестровье, обладающее уникальными природными комплексами и обилием исторических мест, может стать местом отдыха для многих гостей республики, в первую очередь из стран евразийского пространства. Перспективным является проект развития исторического комплекса Бендеры – Тирасполь, комплекса Кицканского Ново-Нямецкого монастыря, природного заповедника «Ягорлык», санаториев и оздоровительных комплексов, гостиничного бизнеса, стадионов и других спортивных сооружений.       

Таким образом, участие соседей Приднестровья в Вильнюсском сговоре – ещё не повод для распространения упаднических настроений и тем более для отказа от избранного внешнеполитического курса республики. За 23 года существования Приднестровье далеко не в первый раз стоит перед подобными вызовами. Приднестровье может выстоять, сохранив свою идентичность и геополитический выбор исключительно в случае мобилизации всего общества, при поддержке России, а также евразийских сил Украины и Молдовы, которым, в свою очередь, нужна поддержка со стороны приднестровского общества.