Ответы на вопросы СМИ Заместителя Председателя Правительства ПМР по вопросам международного сотрудничества, Министра иностранных дел Нины Штански в ходе брифинга «Актуальные проблемы экономической блокады Приднестровья»

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 281

Медиа

13.08.14

Днестр ТВ (Приднестровье): В первую очередь интересует ситуация, связанная с тем, что Молдова вступила в Ассоциацию с Европейским Союзом. Отсюда возникает очень много вопросов, в частности, как предполагается развитие ситуации в дальнейшем, ведь может быть так, что молдавские товары в России не появятся или появятся в очень невыгодных условиях. Возникает вопрос: имеет ли Приднестровье какие-либо преференции для того, чтобы в России продавались товары, произведенные в Приднестровье? Спасибо.

 

Нина Штански: Спасибо за Ваш интересный и очень актуальный вопрос, в том числе  для приднестровских производителей. Разумеется, мы ведем обширную работу с российской стороной и наращиваем объемы нашей торговли с Российской Федерацией. Одним из наиболее ярких и актуальных примеров является Каменский консервный завод, который сейчас чуть ли не в круглосуточном режиме обеспечивает работу по российским заказам. Наш приднестровский зеленый горошек сегодня поставляется в крупнейшие супермаркеты Российской Федерации, в торговую сеть «Магнит». Мы рассчитываем на то, что начало положено – сейчас эта схема работы апробирована и будет широко внедрена и в отношении других наших предприятий. Никаких сложностей, в контексте Вашего вопроса, для экспортирования нашей продукции, в том числе сельскохозяйственной, в Российскую Федерацию на сегодняшний день нет. Россия нашу продукцию ждет.
 
Есть объективные сложности, связанные с документированием нашей продукции, а Вы понимаете, что сегодня этот процесс осуществляется в Республике Молдова и осуществляется небезболезненно. Мы работаем над этим. Правительство Приднестровья провело широкую работу. Вы знаете, что в минувшем месяце правительственная делегация во главе с Президентом Приднестровья пребывала в Москве. Широкая работа также была проведена и в России под руководством Спецпредставителя Президента России по Приднестровью Дмитрия Рогозина, и нам удалось выйти на подписание конкретных межведомственных меморандумов, которые сейчас развивают положения т.н. Протокола «Рогозин-Шевчук». Вся необходимая нормативно-правовая база для того, чтобы вывести экономические отношения Приднестровья и России из ситуации зависимости от молдавских правил, которые постоянно меняются, создана. Разумеется, в ближайшее время будет сделано все необходимое для того, чтобы максимально переориентировать нашу продукцию на российский рынок. Есть, однако, объективные сложности, связанные с ситуацией на Украине. Это транспортировка нашей продукции, к сожалению, есть проблемы с перевозчиками, на которых повлиять мы не можем по озвученным причинам. Есть и проблема завышенной стоимости транспортировки товара через Украину в связи с существующими рисками, есть проблема страхования грузов, и, конечно, есть контрактеры, которые не хотели бы, чтобы продукция направлялась автотранспортом через территорию Украины. Все эти вопросы необходимо решать, и мы очень рассчитываем на то, что ситуация на Украине стабилизируется и эти препятствия будут сняты. По тем аспектам, где наше взаимодействие с Российской Федерацией может влиять на изменение формата торговых отношений, сегодня работа проведена практически в полном объеме.
 
Газета «Панорама» (Молдова): Уточните, по каким документам продукция Приднестровья уходит в Россию?
 
Нина Штански: Продукция уходит в Россию с таможенным обеспечением Республики Молдова. Российская Федерация признает сертификат происхождения Приднестровской Молдавской Республики, но сохраняется проблема перемещения наших грузов через границу Украины, поскольку Украина, как я сообщила ранее, в 2006 году подписала соответствующие документы с Республикой Молдова и соблюдает взятые на себя обязательства, в чем и выражается основная проблема нашей экономической блокады: мы не самостоятельны в том, чтобы вывести собственную продукцию на рынок, который мы сами освоили.
 
Газета «Панорама» (Молдова): Но молдавские заводы не могут сейчас вывозить свою продукцию в Россию…
 
Нина Штански: А приднестровские могут.
 
Газета «Панорама» (Молдова): В чем тогда заключается блокада?
 
Нина Штански: Блокада заключается в том, что для вывоза своей продукции в Российскую Федерацию конкретному предприятию необходимо произвести приднестровскую продукцию, заплатить здесь налоги, понести соответствующие социальные обязательства, а потом сделать ее молдавской, со всеми необходимыми логистическими  и финансовыми издержками. Как Вы понимаете, к тому моменту, когда такая продукция, обремененная двумя системами налогообложения, попадает на российский рынок, ее конкурентоспособность существенно снижается.
 
Кстати, в этом контексте очень интересно посмотреть на то, как проходит по сегодняшний день с 2006 года переориентирование приднестровской продукции на европейский рынок. Наверняка Вы слышали и от дипломатов в Молдове, и от зарубежных дипломатов заявления наподобие таких: «Чего Приднестровью жаловаться? Посмотрите, более 35, 40, 50 % их продукции уходит на европейские рынки!» Неплохо, да? Мы не перестаем говорить, что в этом и есть суть блокады: нас лишили возможности самостоятельно определять, на каком рынке мы хотим, чтобы наши товары отстаивали и удерживали свои позиции. Например, до 2006 года, скажем с 2001 по 2006 годы, динамика нашей торговли с Российской Федерацией выглядела следующим образом: сначала 25% от общего товарооборота направлялось в РФ, потом 30, 40, и к 2006 году уже более 
50 %. Как Вы думаете, сколько мы сегодня направляем товаров в Россию в процентном выражении? 14 %. Потому что было сделано все, чтобы эта продукция потеряла свои позиции на рынке. Да, с молдавским таможенным обеспечением мы можем ее вывезти, но к тому моменту, когда она прибывает на этот рынок, ее стоимость существенно отличается от той, которая могла бы быть.
 
Что же касается европейской стороны, то Европа создала систему торговых преференций для этих предприятий, и да, бизнес, чтобы выжить, вынужден был искать наиболее легкий путь для сбыта продукции. Казалось бы, что может беспокоить тогда приднестровское предприятие, ведь у него есть рынок сбыта в Европе? Беспокоит его то, что правила получения этим приднестровским предприятием необходимых документов для того, чтобы поехать с этим товаром в Европу, все время меняются Молдовой, и никто не знает заранее, как именно эти правила будут изменены. Появляются новые обременения, например, введение весной в этом году новых молдавских правил. Молдова решила ввести акцизы на импорт, что практически поставило под удар переговорный процесс, несколько наших предприятий оказались на грани закрытия. К счастью, нам удалось решить эту проблему.
 
Газета «Панорама» (Молдова): Но молдавские виноделы, например, тоже не знают, когда их «ударят по голове», правила меняются, сегодня продают вино, завтра не продают…
 
Нина Штански: Вряд ли я могла бы с Вами обсуждать здесь интересы молдавских виноделов. Думаю, Вам лучше поговорить об этом с членами молдавского правительства. Я точно знаю, что приднестровские виноделы, в случае если они бы не были лишены возможности самостоятельно отправлять свою продукцию в любые страны, в которые хотят, и могли бы это делать без вмешательства Молдовы,  как это и положено в соответствии с существующими между Молдовой и Приднестровьем договоренностями, – тогда бы эти предприятия процветали.
 
Почему молдавское правительство, как следует из Вашего высказывания, недостаточно заботы проявляет о молдавских виноделах, я вряд ли смогу Вам ответить.
 
Кое-что я хотела бы здесь добавить. Когда крупнейшие наши предприятия торговали с Российской Федерацией, на этих предприятиях работало намного больше людей. И в денежном выражении прибыль этих предприятий была намного больше, у них просто было больше денег, которые они могли вкладывать в перевооружение производств и организацию рабочих мест. Например, мы изучили 10 крупных приднестровских предприятий, которые в начале 2000-х годов торговали преимущественно с Россией, и посмотрели, что произошло с этими предприятиями. В 1998 году на них работало 23 тысячи человек – неплохо для 10 предприятий довольно маленькой республики. Как Вы думаете, сколько людей работает там сейчас? Меньше 13 тысяч. Куда делись десятки тысяч рабочих мест, если все так неплохо и никакой блокады якобы нет?
 
Кто-то может сказать, что это связано с тем, что производства модернизировались и эти люди стали просто не нужны. Вынуждена констатировать, что, к сожалению, на этих предприятиях не было возможности модернизировать производства, они просто выживают, и для них элементарно сложно сохранить возможность дать людям зарабатывать.
 
Тогда мы посмотрели, что происходит с другими предприятиями Приднестровья, которые не зависят от внешних рынков: есть предприятия, которые производят продукцию, потребляемую на внутреннем рынке. Мы изучили 5 таких крупных производств, и посмотрели, что было с ними в 1998 году и что стало сейчас. Так вот, на этих предприятиях в 1998 году работало чуть больше 2 тысяч человек, а сейчас почти 7 тысяч, т.е. количество рабочих мест на этих предприятиях серьезно увеличивается. Судите сами, насколько хорошо или плохо быть на том или ином рынке. Поэтому нам безусловно понятно желание наших производственников получить возможность попасть на российский рынок на тех же условиях, на которых они были там до блокады 2006 года.
 
Газета «Русское слово» (Молдова): Скажите, пожалуйста, как события на Украине сегодня влияют на сроки реализации социальных проектов АНО «Евразийская интеграция»?
 
Нина Штански: Я думаю, что более подробную информацию об этом Вы могли бы получить в пресс-службе АНО «Евразийская интеграция». Мы считаем, что проекты, которые эта организация реализует на территории Приднестровья, масштабны, и очень трудно говорить, насколько быстро они могли бы быть реализованы в других условиях, потому что работа ведется очень быстро, как мне кажется.  Конечно, это взгляд обывателя, но я вижу, как возводятся эти здания, в каких темпах ведется эта работа. Конечно, мы за это очень благодарны России и тем людям из России, которые сегодня руководят здесь этой деятельностью в Приднестровье. Сложности с транспортировкой через Украину, конечно, существуют, но все-таки Вам лучше получить более подробную информацию  в  не интерпретированном мною виде.
 
Газета «Русское слово» (Молдова): Если можно, еще один вопрос. На ваш взгляд, как необходимо выстраивать информационную политику на обоих берегах Днестра, чтобы не допускать информационной блокады и информационной войны.
 
Нина Штански: Рецепт очень простой для озвучивания, но, как показывает практика, очень сложный для имплементации: просто не лгать. Распространять информацию разную – хорошую, плохую. Не всегда есть хорошие новости, есть вещи, которые не только можно, но и нужно поднимать и подвергать критике, держать их «на карандаше» и стимулировать политические процессы. Но не лгать. Иногда мне доводится читать такие материалы молдавских коллег, что у меня возникает ощущение, что нас не разделяют 70 километров, а мы живем на разных планетах. Не скрою, о Приднестровье бывают такие материалы зарубежных представителей, причем тех, которые приезжают, чтобы сделать репортаж о Приднестровье, что возникает вопрос: зачем было тратить деньги на дорогу, ведь такую глупость можно было написать сидя, например, в Вашингтоне за компьютером.
 
Справедливости ради должна сказать, что в последнее время мы наблюдаем повышенную активность медиа-сообщества и по отношению к переговорному процессу между Приднестровьем и Молдовой, и к процессам, происходящим в Приднестровье. Рада, что к нам стали приезжать. Понятно, что иногда бывают и «задания редакции». Но во всяком случае, у журналиста есть возможность самому увидеть и хотя бы для себя осмыслить то, что здесь им было увидено. Уже становится шуткой, когда к нам приезжают зарубежные гости и мы спрашиваем, не встретились ли им по дороге танки. Разумеется, все начинают смеяться, но об этом было так много написано, что ситуация становится анекдотичной.
 
В целом мы, конечно, благодарны медиа-сообществу, которое реагирует на происходящее здесь.
 
Телеканал TВ-7 (Молдова): Можете ли Вы рассказать, как влияет ситуация в регионе на переговоры, в частности по вопросу экономической блокады?
 
Нина Штански: Дипломатия и переговоры для того и нужны, чтобы не было блокад, потому что санкции и ограничения – не инструмент современной мировой политики и не дружественные меры. А переговоры – это поиск компромисса. Я как приднестровский переговорщик, моя команда, видим именно так цели своего участия в «5+2». Как бы нам не было сложно общаться, на какие бы болевые точки мы не нажимали, наша задача – найти этот путь. Пусть это будет маленькая узенькая тропинка, с которой мы будем сбиваться, но ее нужно нащупать и нужно начать этот путь и по нему идти. Мне казалось, что в 2012 году мы на эту тропинку встали, и мы даже сделали первые уверенные шаги, но их интенсивность, к сожалению, снизилась. Я не вижу других возможностей, кроме как решения всех существующих между нами противоречий за столом переговоров. По-другому просто не получится. По-другому уже было в 1992 году – к чему это привело, мы знаем. Это – страшный урок истории, и, надеюсь, этот урок вынесли все. Для этого и нужны переговоры, потому что должно быть найдено мирное решение любого сложного вопроса.
 
«Комсомольская правда» в Молдове: Нина Викторовна, скажите, пожалуйста, если Вам за два с половиной года переговоров удалось убедить молдавскую сторону снять ряд необоснованных барьеров для внешней торговли Приднестровья и был принят соответствующий закон, то почему он не выполняется?
 
Нина Штански: Здесь я должна сообщить, что последние три недели дали нам определенные новости по этому поводу, и в определенной степени закон начал исполняться. Мы постоянно держим этот вопрос на контроле.
 
Да, молдавский закон был подписан 9 мая этого года и вступил в силу в день подписания, но, к сожалению, в мае-июне наши предприятия продолжали нести финансовые обременения, хотя это противоречило уже не только договоренностям переговорного процесса, но и внутреннему законодательству Республики Молдова. Были определенные проволочки: нам объясняли, чтобы в действительности начали работать его отдельные нормы – поверьте, то, что я сейчас говорю, мне трудно понять, потому что я юрист, но я передаю Вам аргументацию, которая сообщалась нам в формате «5+2» молдавскими коллегами – нужно было принимать еще какие-то постановления правительства РМ. Насколько мне известно, в итоге они были приняты. Между тем до середины июля наши предприятия продолжали выплачивать и сборы за таможенное оформление, и экологический сбор. Сейчас мы получили информацию о том, что закон начал действовать всецело. Во всяком случае, по итогам прошлого месяца наши предприятия такие взносы не вносили. Надеюсь, что хотя бы в этом вопросе будет поставлена точка.
 
«Комсомольская правда» в Молдове: Многие жители Приднестровья едут покупать товар на «Седьмом километре» и продают его в городах Приднестровья. Понятно, что в связи с известными событиями на Украине таких «челноков» стало меньше, это во-первых, во-вторых, с 9 августа абсолютно всем гражданам России, а в Приднестровье их немало, запрещен въезд на территорию Украины. Что делает или собирается делать МИД в этом отношении?
 
Нина Штански: Мы находимся в постоянном контакте со всеми участниками «5+2», не только с Украиной, которой мы, безусловно, сообщаем о наших озабоченностях, а со всеми, потому что свобода передвижения, как известно, это один из пунктов повестки, на основании которой мы работаем начиная с 18 апреля 2012 года, когда мы все вместе согласились с тем, как выглядит переговорное пространство. Мы, к сожалению, не получаем объяснений от украинской стороны, которые дали бы нам возможность понять применение таких мер в отношении граждан Российской Федерации, проживающих в Приднестровье.
 
Вы совершенно правы. Да, это ведет к снижению деловой активности населения, потому что очень многие люди занимаются торговлей. Это не только предприятия, но и физические лица, предприниматели, не являющиеся юридическим лицом. И да, в структуре торгового оборота они всегда играли и играют важнейшую роль. Снижение этой активности сегодня составило уже 20 %. Связано это в том числе с тем, что многие из этих людей обладают российскими паспортами и попросту не могут осуществлять ту деятельность, которая традиционно приносила им доход.
 
Первый Приднестровский телеканал: Нина Викторовна, после того как Молдова подписала ассоциацию с ЕС, было очень много заверений европейских чиновников о том, что это не затронет интересы приднестровских предприятий, хотя в самом договоре, как мы знаем, интересы Приднестровья не прописаны и не учтены. В связи с этим вопрос: можно ли ожидать, что в каких-то документах интересы Приднестровья будут зафиксированы?
 
Нина Штански: Я, к сожалению, не могу разделить то мнение, что договор о новом режиме торговли Молдовы с Европейским Союзом не затрагивает интересы приднестровских предприятий. Он не затрагивал бы интересы приднестровских предприятий, если бы Приднестровье могло полностью реализовывать свое право на свободу внешнеэкономической деятельности вне зависимости от правил, которые устанавливает Республика Молдова. В тех условиях, в которых мы находимся, он напрямую затрагивает приднестровские предприятия, по крайней мере те, которые осуществляют поставку своей продукции на рынки стран Европейского Союза и собственно Республики Молдова.
 
Это бизнес. Он всегда будет находить любые возможности для выживания. Насколько я могу сказать по памяти, в прошлом месяце в структуре нашей торговли Молдова заняла 68 % - это довольно много. Что же касается существа Вашего вопроса, то Приднестровье уже второй год ведёт консультации с европейскими коллегами, и нам хотелось бы, чтобы для Приднестровья был выработан особый механизм торговли, поскольку совершенно неприемлемым для нас является тот договор, который подписала Республика Молдова.
 
Вы знаете, что основа нашей экономики – это промышленность. Мы промышленный край, здесь находятся крупнейшие заводы. Так вот, даже таких категорий в этом договоре нет, как черная металлургия, скажем, или машиностроение. Многие виды производства не осуществляются в Молдове, поэтому они и не отражены Республикой Молдова в таком договоре. Кроме того, не секрет для Вас, что в Приднестровье действует система государственной поддержки предприятий - предприятиям предоставляются льготы и дотации. В Молдове этого нет. Молдова заключила такой договор с Европейским Союзом, в соответствии с которым любая государственная поддержка какого-либо из предприятий неизбежно приведет к санкциям в отношении этого предприятия, потому что это будет считаться, с точки зрения Европейского права, недобросовестной конкуренцией. Есть много других аспектов, которые я могла бы очень долго приводить попунктно, но, наверное, это должно быть предметом для отдельной беседы.
 
Нужно понимать, что Молдова вступила в этот договор в условиях неурегулированного конфликта. Вот это игнорирование полностью нарушает систему наших взаимосвязей и договоренностей.
 
Что мы ожидаем? Мы неоднократно говорили о том, что мы заинтересованы, чтобы возможность торговать с Европейским Союзом сохранялась для тех предприятий, которые готовы осуществлять свою деятельность в этом направлении. Да, мы рассчитываем на то, что нам удастся максимально переориентировать свою продукцию на российский и евразийский рынок, но существует свобода выбора в бизнесе. И те предприятия, которые хотят сохранить возможность торговать с Европейским Союзом, должны ее получить. Мы очень высоко оцениваем решение европейских коллег о сохранении возможности для приднестровских предприятий торговать с Европейским Союзом вне режима DCFTA до конца 2015 года, то есть продолжают выдаваться сертификаты ATP – сертификаты автономных торговых преференций. Мы, разумеется, за это благодарны, но мы понимаем, что это мера временная и сегодня эти предприятия находятся в ситуации, когда вряд ли они могут прогнозировать свою деятельность. А мы знаем, что контракты заключаются надолго вперёд, то есть предприятия находятся сегодня практически в «подвешенном» состоянии, что не может, конечно, нас не беспокоить.
 
Первый Приднестровский телеканал:  А есть заверения, что такой режим сохранится?
 
Нина Штански: Мы ведем об этом консультации.
 
РТР Молдова: Если можно, у меня 3 вопроса от моих коллег. Я так понимаю, что остановка двойного налогообложения для приднестровских предприятий - это не решение всех проблем. И в последнее время было ощущение того, что переговоры, в принципе, либо зашли в тупик, либо близки к тупику. Вопрос такой: что планируется сделать для того, чтобы вновь активизировать переговоры? Для того, чтобы они были не только активными, но и при этом результативными.
 
Нина Штански: Сложнейший вопрос. Потому что, если на первую часть вашего вопроса, несмотря на то что она экономическая, я знаю ответ, то на вторую - дипломатическую часть - у меня, к сожалению, ответа нет.
 
Что касается двойного налогообложения, то давайте немного скорректируем акцент. Двойное налогообложение в отношении приднестровских предприятий не отменено. Речь идет об упомянутом уже здесь законе, который предусмотрел освобождение приднестровских экономических агентов от платы за таможенное оформление. Это 0,1% и 0,5% от суммы товара за таможенное оформление импорта и экспорта. Эти суммы взимались с приднестровских агентов в нарушение тех постановлений, которые сама Республика Молдова принимала в 2005 и 2006 году. Эти постановления Молдова принимала тогда, когда говорила нашим предприятиям, что, получив временную регистрацию в Республике Молдова, они будут пользоваться особым режимом и не станут объектом налогообложения в Республике Молдова. К сожалению, вот эти обязательства Молдовы перед нашими предприятиями нарушались и такие платежи за таможенное оформление взимались много лет, что выразилось в весьма и весьма впечатляющих суммах потерь. То же касается экологического сбора. Он просто не мог вменяться нашим предприятиям, потому что они не осуществляют своё производство на территории Молдовы, а такие платежи с молдавских, например, предприятий берутся исключительно для того, чтобы улучшать ситуацию в области экологии, то есть они имеют целевое назначение. Вот эти платежи нам удалось исключить, но до сих пор не разрешена проблема взимания НДС с приднестровских товаров. То есть если мы знаем, что этот налог применяется в отношении иностранных товаров, в нашем случае этот налог применяется Республикой Молдова к нашим товарам и в одну, и в другую сторону. Эта проблема, к сожалению, не разрешена, и мы настаиваем на предметных дискуссиях по этому поводу.
 
Сохраняется проблема сертифицирования и таможенного оформления нашей продукции. Скажем, мы сегодня уже упоминали этот аспект, для того чтобы торговать с Россией, нам не нужно получать в Молдове сертификаты. То есть предприятию, условно говоря, не нужно свою продукцию везти в Кишинев для того, чтобы ее там затамаживать. Предприятию достаточно с признаваемыми Российской Федерацией приднестровскими документами отправлять товары сразу через Украину. Это и логистически дешевле, это и организационно проще, и финансово это намного выгоднее. Но такой возможности сегодня нет, и эта сертификационная проблема серьёзно препятствует развитию бизнеса. Сохраняются проблемы, которые возникли буквально недавно. Например, в 2012 году нашим предприятиям было предъявлено требование предоставлять в фискальные органы Республики Молдова статистическую и бухгалтерскую информацию исключительно на румынском языке. Причем это правило имело обратную силу, и предприятия должны были представить не только текущую документацию на румынском языке, но и начиная с 2006 года. Мыслимо ли это, если предприятие находится на территории Приднестровья, работает по приднестровскому законодательству, соответствующим образом ведёт всю документацию, ну и попросту на предприятии нет людей, которые могли бы физически делать это на румынском языке. Конечно, предприятие не может этого сделать. Чем это выражается? Штрафы, санкции.
 
Проблема приднестровского импорта. Есть предприятия, которые производят свою продукцию из сырья, которое было поставлено в Приднестровье с территории Украины. Сегодня продукция таких предприятий не может продаваться в Молдове, лишена возможности получать какие-либо документы, т.е. не может выехать никуда вообще, и дела по таким предприятиям Молдова инициировала и передала их в суды. Знаете, по какой статье? Контрабанда. Мы до сих пор не можем разрешить эту проблему.
Много существует ограничений. Закон, который Вы упомянули, снял некоторые из проблем. Да, это серьёзный и существенный шаг вперёд. Но недостаточный для того, чтобы изменить социально-экономическую ситуацию, даже не для экономики Приднестровья, а для конкретных предприятий.
 
Что нужно сделать для того, чтобы продвинуться в переговорах? Для того чтобы они были эффективными, нужно прекратить включение репрессивных машин, нужно прекратить систему давления (она не даёт результата). А пружина не может натягиваться бесконечно, мы все знаем, к чему это приходит. Делать этого категорически нельзя. Никогда никому санкции не помогали в решении тех или иных вопросов. До тех пор пока для понуждения к принятию какого-либо решения будут включаться санкционные механизмы – никакого прогресса в переговорах не будет. Наверно, Вы слышали, что говорит сейчас Действующее Председательство ОБСЕ? Если в 2011, 2012, 2013 году Вильнюс, Дублин, Киев говорили о целях переговоров, то сегодня Белград говорит только одно – сохранить переговорный процесс живым. Не очень амбициозная цель для переговорщиков, правда? Но это реальность. Я думаю, что без выработки предметных решений, то есть не просто договоренностей, которые кладутся на бумагу и, в большинстве случаев в нашем кейсе, не выполняются. Нужны решения, результат которых почувствуют люди, которые живут в Тирасполе, в Кишиневе, в Чадыр-Лунге, в Бендерах. Вот если они начнут чувствовать эффект от нашей работы – можно будет говорить об эффективности переговоров. Остальное всё, к сожалению, это активность, не всегда дающая результат.
 
РТР Молдова: Скажите, пожалуйста, какая сейчас ситуация на границе с Украиной?
 
Нина Штански: Я думаю, что мы уже достаточно осветили этот вопрос. Товаропоток снижен на 43 %, существует ограничение с перемещением людей, это тоже сказывается на экономике, мы просто говорили об этом выше.
 
РТР Молдова: А если не в экономическом объеме, а в целом с оттенком конфликта?
 
Нина Штански: Думаю, это тема для другой нашей встречи.
 
«Аргументы и факты в Молдове»: По поводу инвестиционного кризиса: что делают власти в рамках экономической блокады и что ожидается?
 
Нина Штански: Действительно, власти ПМР руки не опускают и привлечение инвестиций есть. Да, очень недостаточное, но есть. Нужно сказать, что информационная политика тут, конечно, играет ключевую роль, но мы стараемся максимально распространять информацию о тех условиях ведения бизнеса, которые в Приднестровье создаются. Здесь создана соответствующая законодательная база, которая в своём роде уникальна. В совокупности такие меры, как предоставление, например, «налоговых каникул» для новых производств, нулевое налогообложение инновационной деятельности, такие меры, как государственная поддержка на уровне индивидуальных соглашений для тех или иных предприятий, ну и, наконец, энергетические возможности Приднестровья, конечно, создают довольно благоприятный фон для ведения бизнеса здесь. С другой стороны, есть проблемы, о которых мы сегодня уже час говорим. Это зависимость от изменения правил работы с приднестровскими экономическими агентами в Республике Молдова. Это заставляет любого бизнесмена много раз подумать, прежде чем организовывать тот или иной бизнес в Приднестровье. И здесь нужно сказать, что инвестиционная блокада напрямую связана и с проблемами логистики. Очень трудно организовать на должном уровне современный бизнес в условиях полного отсутствия возможности самостоятельно осуществлять транспортную логистику, пользоваться инфраструктурой. А Вы знаете, что полностью уничтожено речное судоходство, отсутствует авиасообщение, нет возможности самостоятельно осуществлять автоперевозки. Проблема, которая существует сейчас на Украине, делает зоной риска и отправку продукции посредством порта морем и т.д. Конечно, это не благоприятствует улучшению инвестиционного климата, но в Приднестровье ведётся очень большая работа, в том числе по линии неправительственного сектора, огромную работу проделывает Торгово-промышленная палата, Союз аграриев и предпринимателей. В этом году заключено соглашение между Торговыми палатами Российской Федерации и Приднестровья и, надеюсь, что это тоже будет серьёзным вкладом в развитие инвестиционной деятельности здесь. Но на уровне законодательства сделано достаточно много для того, чтобы здесь можно было работать более прагматично.
 
«Профсоюзные вести» (Приднестровье): Сегодня экономическая тема притеснена в Приднестровье политической, такой тревожной. Все говорят о возможностях военного конфликта, и Вы об этом наверняка знаете. Народ встревожен, народ напуган, это здесь не ново, мы уже это проходили. Но все начинают прислушиваться, гром это или выстрелы звучат, и это на самом деле страшно. Поэтому я так понимаю, что в рамках переговорных площадок Вы обсуждаете не только экономические темы, но наверняка и политические. Поставлены ли в известность сегодня о возникшей ситуации переговорщики, Россия, дают ли они нам какие-то гарантии? Вообще народ ждет от власти какого-то утешительного слова, что, ребята, мы говорим, мы эту тему обсуждаем и конфликта не будет. Я понимаю, что сегодня сложно давать какие-то гарантии, потому что ситуация меняется очень быстро, но все равно, я так понимаю, что Вы тоже озабочены этим моментом и наверняка его обсуждаете. Как сегодня обстоит ситуация? Что нам ждать?
 
Нина Штански: Прежде всего, я должна сказать Вам, что мои дипломатические, внешнеполитические полномочия не распространяются на оборонную политику, этим занимается в нашем государстве Министерство обороны. И знаете, скажу Вам, хорошо этим занимается. Кроме того, я не сомневаюсь, что Вы знаете о том, что на этой неделе состоялся Совет Безопасности Приднестровской Молдавской Республики, где обсуждался именно этот вопрос. По итогам этого мероприятия глава государства, наш Президент, сделал заявление, в котором он вновь заверил общественность и мировое сообщество в том, что от Приднестровья не исходит никаких угроз. Мы ни на кого не нападали и не собираемся нападать. Кроме того, Президент заявил, что Приднестровье готово защитить живущих здесь людей и отразить любые угрозы. Мне нечего к этому добавить.
 
Первый Приднестровский телеканал: Если можно, снова к экономике. Вчера появилось сообщение о том, что Украинский парламент принял законопроект, где говорится о возможности прекращения на территорию России приднестровского экспорта, в том числе и аграрной продукции. Прокомментируйте, пожалуйста, что это для нас означает.
 
Нина Штански: Я не уверена, что Вы обладаете достоверной информацией. Насколько я знаю, такая инициатива озвучивалась, между тем соответствующий документ не принят.
 
Давайте мы вернемся к этому вопросу тогда, когда у нас будет предмет для общения, потому что инициатив очень много. Вы понимаете, что политическая конъюнктура сейчас дает возможность различным политическим силам транслировать удобные для них «месседжи». В последнее время в средствах массовой информации не без участия тех или иных политических деятелей появляется такое количество провокационных заявлений, в том числе со стороны Украины в отношении Приднестровья, что не хотелось бы участвовать в этом процессе нагнетания обстановки. Мы понимаем всю сложность ситуации на Украине, очень беспокоимся о происходящем там, потому что это наш сосед, потому что братский нам народ, потому что здесь, в Приднестровье, проживает огромное количество этнических украинцев и почти 100 тысяч граждан Украины. Мы переживаем и желаем этой стране стабилизации и мира, и стараемся не реагировать нервно на многие выпады, которые порой кроме как истерическими не назовешь.
 
Первый Приднестровский телеканал: Насколько эта война санкций между Россией и Западом может повлиять или уже влияет на экономические отношения Приднестровья и Молдовы?
 
Нина Штански: Не стала бы смотреть на эту проблему под таким углом, потому что есть много измерений конфликта между Приднестровьем и Молдовой. Сейчас, безусловно, появилось новое экономическое измерение, но между тем хотелось бы, чтобы экономика не политизировалась всеми участниками связанных с нами политических процессов. Напомню, что Европейский Союз является наблюдателем в формате «5+2», Российская Федерация и Украина являются странами-гарантами. В «Принципах и процедурах…» - это главный документ, который определяет наше взаимодействие - сказано, что ни один  из участников переговорного процесса не может предпринимать в отношении договаривающихся сторон действий, способных ухудшить их положение. Из этого исходим. Исходим из того, что все участники переговоров одинаково ответственно будут относиться к тому, что от социально-экономического положения в Приднестровье зависит благополучие живущих здесь людей. А именно интересы этих людей мы и приводим в качестве аргументов наших действий в переговорном процессе, на этот здравый смысл рассчитываем.
 
Спасибо за внимание.