Почему невозможна Молдавская Федерация. «План Козака»: второе рождение или очередная утопия?

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 299
30.11.13

Спустя 10 лет после провала подписания «Меморандума Козака», когда, казалось, идея построения общего государства по оба берега Днестра умерла навсегда, в Молдове находятся политики, которые пытаются использовать этот красивый, но не состоявшийся бренд.

 

С проектом создания Молдавской Федерации Лидер выступил Партии социалистов Республики Молдова Игорь Додон. Он уверен, что Молдову нельзя представить без Приднестровья, равно как и без Гагаузии. Политик полностью отвергает возможность проведения границы по Днестру со стороны Молдовы. По его словам, тем самым Молдова «подпишет свидетельство о смерти» своей государственности, а Приднестровье «в одиночестве и изоляции не выживет в долгосрочной перспективе».

Игорь Додон признаёт, что процесс сближения будет тяжёлым, поскольку «непросто воссоединить два разделенных региона, которые прошли через ненависть, боль и недоверие». Но, по его мнению, «ещё сложнее и немыслимее стать совершенно чужими и враждебными друг к другу».

Проект федерации, выдвинутый Партией социалистов, по сути, повторяет «план Козака». Посмотрим основные положения этого проекта и задумаемся о том, что еще 10 лет назад он мог стать реальностью.

Итак, проект Додона, также как и «план Козака» предполагает федеративное государство в составе трёх субъектов – Молдовы, Приднестровья и Гагаузии, двухпалатный парламент, состоящий из Сената и Палаты Представителей, общее правительство и всенародно избираемого президента. Субъекты федерации будут иметь свою собственную конституцию, законодательство, государственную собственность, бюджет и налоговую систему. В их ведение входят местное самоуправление, семейное, жилищное и медицинское законодательство, культура, искусство, спорт и другие сферы. Своё правительство и законодательный орган будут и в каждом субъекте федерации (на примере нынешней Гагаузии). Есть и отличия: границы субъектов федерации определяются посредством локальных референдумов в приграничных населённых пунктах. То есть в состав Приднестровья могут не войти сёла Варница и Кошница, зато может войти село Новотроицкое Новоаненского района, жители которого выразили желание войти в состав ПМР. Организация референдумов проводится Миссией ОБСЕ в Молдове и странами-гарантами.

По одному из ключевых вопросов совпадение полное. В Молдавской федерации будет только один государственный язык – молдавский (не указывается, на какой графике этот язык применяется). При этом русский язык получает статус языка межнационального общения.  Делопроизводство во всех органах государства и местного самоуправления осуществляется на молдавском и русском языках. При этом каждый, вне зависимости от субъекта федерации, имеет право затребовать информацию на молдавском или русском языках. Оговаривается, что конституциями субъектов федерации, помимо русского и молдавского, могут устанавливаться и другие государственные языки.

Федерация провозглашается нейтральным демилитаризованным государством. До полной демилитаризации федерации вооружённые силы сторон составляют вооружённые силы федерации, формируются и действуют в соответствии с территориальным принципом комплектования вооружённых частей. Командование вооружёнными силами федерации осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. О миротворческих силах и гарантии осуществления меморандума в тексте проекта ничего не сказано.

 

Одиннадцать вопросов Игорю Додону

 

Автор данной статьи долгое время сам являлся сторонником создания федеративного государства при условии, что это государство будет проводить политику дальнейшего сближения с Россией и другими государствами постсоветского пространства, активно участвуя в евразийских интеграционных проектах. Однако ряд обстоятельств вызывает у меня несколько принципиальных комментариев к данному проекту и вопросы к его составителям. Без ответов на эти вопросы вести какие-то разговоры на тему общей федерации бессмысленно.  

1.                  В истории двух берегов Днестра уже был период пребывания в едином евразийском пространстве – сначала в Российской Империи, а затем в Советском Союзе. Прикормленная Россией молдавская элита затем подло и гнусно предала её. Партийные функционеры, доктора наук в области марксизма-ленинизма, лауреаты премий имени Ленинского Комсомола за проникновенные стихи о Ленине и коммунизме во мгновение ока становились убеждёнными противниками «имперской оккупации Бессарабии» и сторонниками «Великой Румынии». Где гарантия, что завтра новая элита Молдовы вновь не совершит предательство по отношению к России?

2.                  В тексте проекта совершенно игнорируется корень раскола единой Молдавии – фронтистское законотворчество в Верховном Совете Молдавской ССР (впоследствии «ССР Молдова») в период с 31 августа 1989 года по 27 августа 1991 года. Именно тогда – начиная с «закона о функционировании языков» и заканчивая самоупразднением Молдавской ССР 28 июня 1990 года – и были заложены основы для самоопределения народа Приднестровья. Если бы не эти авантюрные и дискриминационные законы, Молдавия и сегодня была бы единой страной. Но почему-то ни одна из левых партий современной Молдовы не выступает за их отмену или хотя бы пересмотр. Почему? Ведь именно в этих законах содержится отказ руководства Молдовы от территориального единства бывшей Советской Молдавии!

3.                   Оба берега Днестра разделила кровопролитная война. До сих пор живы те, кто воевал по обе стороны реки и Гырбовецкого леса. Каждый считает себя правым в этой войне. В Приднестровье каждый год вспоминают жертв Бендерской трагедии, а в Молдове возлагают цветы к братской могиле «участников войны за независимость и территориальную целостность Молдовы» на Мемориале воинской славы. Ещё ни один из молдавских политиков не принёс народу Приднестровья извинения за агрессию. Никто, даже из пророссийских политиков Молдовы, не встал на колени перед матерями, жёнами, детьми погибших в этом конфликте. Осознают ли левые политики Молдовы, что такое покаяние должно предшествовать выдвижению каких-либо проектов строительства общего государства?

4.                  Приднестровье подписало вместе с Молдовой Московский Меморандум 1997 года, согласно которому обе стороны обязуются строить общее государство, а Приднестровье получает право на свободную внешнеэкономическую деятельность. Тирасполь заключил с Кишинёвом около 83 соглашений. Все они были растоптаны во время правления Воронина. Осознают ли бывшие и нынешние члены команды экс-президента свою ответственность за попрание этого документа, открывавшего дорогу для строительства общего государства?

5.                  Меморандум Козака в 2003 году был историческим шансом на объединение страны. Президент ПМР Игорь Смирнов согласился его подписать, несмотря на сопротивление внутри республики. Очень многие приднестровцы, включая тогдашнего депутата Верховного Совета ПМР Евгения Шевчука, были против его подписания. Но президент Молдовы Владимир Воронин – скажем прямо, положа руку на сердце, - смалодушничал перед давлением западных послов и уличной оппозиции, и Меморандум так и не был подписан. Это была последняя попытка Тирасполя создать общее государство с Молдовой. Почему никто из сторонников федеративной Молдавии не вышел 25 ноября 2003 года на митинг протеста против срыва подписания Меморандума?

6.                  Окончательно похоронила шансы на какое-либо сближение Тирасполем и Кишиневом совместная блокада Приднестровья правительствами Тарлева и Еханурова. Именно после этого в Приднестровье прошёл референдум, на котором 97% жителей республики высказались за независимость от Молдовы. В то время Игорь Додон уже работал в молдавском правительстве в должности замминистра экономики и финансов. Осознаёт ли он свою ответственность за соучастие в блокаде Приднестровья, и готова ли Партия социалистов в случае её прохождения в парламент инициировать отмену совместной акции Тарлева – Еханурова? 

7.                  Приход к власти откровенно прозападной коалиции, особенно погромы 7 апреля 2009 года создало ощущение дежа-вю, воскресив в памяти события 20-летней давности. Новый альянс попрал даже те робкие начинания коммунистического правительства вроде замены истории румын в школах некоей «интегрированной историей». Каким образом авторы федералистских проектов представляют себе участие Приднестровья в строительстве общего государства с Николаем Тимофти, Ионом Хадыркэ, Анной Гуцу и Дорином Киртоакэ?

8.                  В Молдове примерно поровну сторонников европейской и евразийской интеграции. Но политическая, экономическая, научная и творческая элита Молдовы, а также значительная часть молдавской молодёжи уже сделали выбор в пользу Евросоюза и Румынии. Сторонники евразийского выбора в основном живут на севере и юге, а также в ряде районных центров Молдовы и городских районах Кишинёва, чей голос на муниципальных выборах нивелируется голосами жителей пригородов. Весь центр Молдовы голосует за евроинтеграционные и прорумынские партии. Красноречивый пример – родное село Игоря Додона Садова, Каларашского района, где на выборах 2010 года больше всех – 48% - набрала ЛДПМ, а Партия коммунистов получила всего 17% голосов – даже меньше, чем Либеральная партия. То есть произошло перекодирование сознания целого поколения молдаван, при полном попустительстве коммунистов. Каким образом сторонники федерации намереваются противостоять молдавской правящей элите, опирающейся на настроения доброй половины молдавского общества?

9.                  Игорь Додон утверждает, что Приднестровье, в случае избрания независимости, ждёт незавидная судьба растворения в Украине и даже вхождения в Одесскую область. Да, украинские националисты ничем не лучше, а порой даже агрессивнее румынских националистов в Молдове. Но в Одессе, как и во всём юго-востоке Украины, подавляющее большинство местного населения полиэтнично по своему составу и ориентируется на Россию. Юго-восток Украины вместе с Приднестровьем составляет единое цивилизационное пространство – Новороссию, вошедшую в состав России в конце XVIII века. Все города юго-востока Украины – Одесса, Херсон, Николаев, Екатеринослав и другие – основаны практически одновременно с Тирасполем по указу Императрицы Екатерины Великой. Чем растворение в цивилизационно и идейно близком юго-востоке Украины хуже растворения в румынизирующейся Молдове?

10.              Молдавский язык (так он, по крайней мере, определён в Конституции РМ, хотя на официальных правительственных сайтах, телеканалах и образовательных учреждениях он определён как румынский) на территории Молдовы и Приднестровья используется на разной графике: в Молдове на латинице, в Приднестровье – на традиционной кириллице. На сегодня единственные силы в правобережной Молдове, которые используют молдавский язык на кириллице – это партия «Патриоты Молдовы» и молодёжное движение «Еу сынт молдован, еу грэеск молдовенеште». Готовы ли молдавские социалисты во главе с Игорем Додоном признать легитимность двух алфавитов молдавского языка, как это сделано в случае сербскохорватского языка в Черногории и Боснии?

11.              И самое главное: в Приднестровье уже прошло несколько референдумов, на которых жители республики высказались за независимость страны. С помощью каких аргументов следует убеждать народ Приднестровья отказаться от своего волеизъявления?   

 

Молдавская Федерация: девять предварительных условий

 

Предположим, однако, что идея федерализации вновь встала на повестку дня. Учитывая опыт предыдущих лет и невозможность отказа от своей самобытности, Приднестровье могло бы решиться на переговоры о федерализации с Молдовой только при определённых предварительных условиях:

Первое. Коренной пересмотр всего законодательства Республики Молдова, начиная с 31 августа 1989 года.

 Второе. Отмена Декларации о суверенитете Молдовы от 28 июня 1990 года и Декларации о независимости Молдовы от 27 августа 1991 года как откровенно антимолдавских документов, направленных на разрушение единого Молдавского государства.

Третье. Официальное принесение извинений всему народу Приднестровья и персонально жертвам агрессии молдавских волонтёров и военных, начиная со 2 ноября 1990 года. Наказание всех виновных в развязывании братоубийственной бойни. Выплата компенсаций всем жертвам этой преступной авантюры молдавского руководства.

Четвёртое. Сохранение российского военного присутствия в Приднестровье как гарантия от новой агрессии молдавских националистов. Пока в молдавской политике присутствуют люди, посягающие на право приднестровцев говорить на своём языке и использовать традиционную молдавскую кириллицу, угроза войны остаётся.

Пятое. Восстановление в полном объёме всех договоров, заключённых между Кишинёвом и Тирасполем, вплоть до 2001 года.

Шестое. Отмена закона от 22 июля 2005 года «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)», принятого парламентом Молдовы без учёта воли приднестровцев.

Седьмое. Определение чёткого вектора Республики Молдова на вступление в Таможенный Союз и участие в создании Евразийского Союза.

 Восьмое. Отмена преподавания в школах Молдовы предметов «румынский язык» и «история румын». Создание совместной комиссии историков из Молдовы и Приднестровья по написанию общего школьного учебника «История Молдавии».

Девятое. Одобрение проекта создания Молдавской Федерации на всенародных референдумах в каждом из её субъектов. ОБСЕ и страны-гаранты могут выступать исключительно как наблюдатели, но не как организаторы проведения этих референдумов.

В нынешней ситуации такой сценарий нереален именно в силу того, что политическая, экономическая и научная элита Молдовы, опирающаяся на мнения половины населения страны, уже сделала свой выбор в прозападном направлении. Сейчас вопрос о создании Молдавской Федерации мог бы стать на повестку дня только в том случае, если начнется процесс распада Молдовы. В свете парафирования Молдовой Вильнюсских соглашений, против которого выступает другая половина населения страны, и нежелания мировых игроков признавать Приднестровье, полностью подобный сценарий исключать нельзя. Но в этом случае Тирасполь стал бы вести переговоры о федерализации не с Кишинёвом, а с рядом новых субъектов, которые возникли бы на территории РМ.  С Республикой Молдова в её нынешнем виде у Приднестровья разные пути. Надолго, если не навсегда.