Посылка из прошлого

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 296

Медиа

Весной 1985 года учащиеся средней школы №2 имени А.С. Пушкина г. Бендеры были задействованы в работах по сбору металлолома. Ученик седьмого класса Саша Фролов обнаружил старую металлическую бочку, но она была завалена камнями и мусором.

Пытаясь её извлечь, он увидел внутри солдатский котелок, прикрытый плоским камнем перевязанный проволокой. Взяв в руки камень подросток увидел нацарапанную острым предметом надпись: «Подвиг кр-ца Бардина Ильи Иг…рожд 1920 г…в бою с фашист…при защите нас.п. Бенде…20 – VII – 1941г. тяж.ранен…группа бойцов Кишин…истр.полка». В солдатском котелке он обнаружил несколько предметов – Кружку, боевой устав пехоты РККА и фотографию неизвестного красноармейца. Фролов отдал найденные предметы школьному учителю истории, который в свою очередь передал находку в городской музей.

Эта находка сразу возбудила здоровый интерес у местных краеведов и поисковиков. Несколько лет сложнейшей и кропотливой работы открыли еще одну страницу в истории героической обороны города Бендеры. Были установлены все обстоятельства подвига Бардина, а также найден чудом выживший герой.

Из воспоминаний Ильи Бардина: 101-й стрелковый полк Закавказского военного ок¬руга, в котором служил красноармеец Илья Бардин в первой половине июля 1941 г., был переброшен на Юж¬ный фронт. Через города Тирасполь, Бендеры, Кишинев полк вышел на линию фронта в районе города Оргеев. Здесь Бардин получил легкие ранения в ногу и в руку. В боевой обстановке командование сформировало взвод из легкораненых бойцов в количестве 25 – 27 человек и пешим порядком направило под Бендеры, поставив задачу – охранять переправу в районе железнодорожного моста.

Основу взвода составила группа солдат из 101-го стрелкового полка, в их числе был и красноармеец Илья Бардин. Помимо винтовок, взвод снабдили станко¬вым пулеметом «Максим» и боеприпасами к нему.

По одной из переправ бойцы перешли через р. Днестр и обходным путем подошли к мосту, заняв позицию в 150 метрах от него со стороны села Парканы. Были вырыты окопы, траншея и ячейка. Бардин сам выбрал и оборудовал позицию, установил пуле¬мет у бруствера траншеи, подготовив его для стрельбы по воздушным целям. Постоянно беспокоили  вражеские самолеты, совершавшие налеты на мост. Илье Бардину и в первом же бою удалось сбить из пулемета низко летящий над поверхностью реки вражеский самолет.  К 16-17 июля, закончилось продовольствие и дух солдат отправили в военный штаб для постановки личного состава на доволь¬ствие. Одним из них был Илья Бардин. После беседы с военкомом Кишиневского коммунистического истребительного полка А. Мухиным Илья Бардин был назначен командиром взвода по охране переправы через Днестр, получив в подкрепление 5 человек из числа бойцов полка.

19 июля взводом была уничтожена большая группа диверсантов противника, пытавшаяся подобраться к мосту. А  уже 20-го линия фронта вплотную приблизилась к Бендерам. Через мост в течении всего дня беспорядочно отступали наши части, а ближе к вечеру показалась немецкая техника.

Гитлеровцы предприняли попытку овладеть мостом сходу, но были встречены дружным огнем оборонявших мост красноармейцев. Бардин, лежа у пулемета, лично положил более роты немецких солдат. Первая атака немцев была успешно отбита. На время воцарилась оглушающая тишина, но вскоре все изменилось, противник, перегруппировавшись, открыл шквальный минометный огонь по позиции. Так сталось, что этот бой стал последним боем для красноармейца Ильи Бардина, прикрывая отход менявших позицию красноармейцев, он получил тяжелое ранение в голову. В бессознательном состоянии его вынесли из-под вражеского огня. Тяжелые ранения  завершили фронтовую биографию Героя. Получив чудовищную контузию, балансируя между жизнью и смертью, Бардин цеплялся за жизнь. Во время пересылки в Батумский военный госпиталь его документы были утеряны.

Более десяти лет он безуспешно искал в архивах страны, какие либо свидетельства о себе, но ни в списках живых, ни среди погибших и без вести пропавших так и не нашел. Зато были другие свидетельства и очень веские: несколько отметин на теле и шесть осколков от мины в лобной части головы. Возможно, они так бы и остались единственными, если бы не послание группы воинов Кишиневского коммунистического истребительного полка, история о подвиге солдата, как и многие другие, осталась бы не известной.