Председатель Комитета Государственной Думы: «Если Молдова и Приднестровье не найдут единого подхода в совместном анализе Вильнюсских документов, все утверждения о том, что Приднестровье – это неотъемлемая часть Молдовы, ничего не стоят»

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 265
18.09.13

В ходе визита в Приднестровье делегации Заместителя Председателя Правительства РФ, Специального представителя Президента РФ по Приднестровью Дмитрия Рогозина, участник делегации Председатель Комитета Государственной Думы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, Председатель правления Российского фонда Мира Леонид Эдуардович Слуцкий выступил перед студенческой аудиторией, а также дал эксклюзивное интервью медиапорталу «Евразийское Приднестровье».

- Леонид Эдуардович, мы ощущаем, что Российская Федерация все большее внимание сегодня уделяет Приднестровью, оказывает весомую поддержку своим соотечественникам. Расскажите об основных направлениях работы в Приднестровье, на которых Российская Федерация будет делать упор в ближайшее время.

- Российская Федерация будет делать упор на удержание того выбора, который сделал народ Приднестровья.  Это гуманитарные аспекты нашего сотрудничества – строительство новых школ, открытие в ближайшее время Центра Россотрудничества, что будет означать качественное увеличение нашего культурного, гуманитарного присутствия в регионе, а также открытие взамен сегодняшнего консульского пункта полноценного Генерального консульства Российской Федерации в Тирасполе. Последний вопрос пока неизменно тормозится кишиневскими переговорщиками.

Кроме того, ключевое внимание необходимо уделить качественному подъему приднестровской экономики, возрождению промышленного потенциала республики. Важно, чтобы вновь заработали в полную силу инфраструктурно значимые предприятия – Молдавский металлургический завод, ЛитМаш и многие другие, чтобы стали создаваться новые рабочие места. Необходимо, чтобы уровень жизни в республике в течение ближайших нескольких лет действительно серьезно поднялся.

При координации Дмитрия Олеговича Рогозина уже наметились пути решения некоторых, в том числе и социальных проблем. Создана автономная некоммерческая организация «Евразийская интеграция», которая сейчас приступила к строительству 12-ти социально значимых объектов: педиатрического центра, школ, детских садов, больниц. Конечно, это именно та инфраструктура, которая в будущем будет задавать облик социальной сферы Приднестровья. Важно, чтобы дети не умирали в машинах по дороге в больницу, чтобы количество онкологических заболеваний, к сожалению множественных во всем этом регионе, уменьшилось, и люди могли лечиться здесь и не тратить огромные деньги на ничем не гарантированное лечение в Одессе, в Киеве, в Москве.

Кроме того, намечаются пути решения стратегических для Приднестровья задач: санация Центрального банка, решение вопросов с газом. Приднестровская республика должна принимать участие в распределении того природного газа, который поступает по линии российского Газпрома и по линии инфраструктурно значимых для приднестровской экономики компаний. Необходимо также создать условия, чтобы крупные компании не выводили свою прибыль за границу, а пускали ее на развитие экономики Приднестровья.

Мы должны признать, что Россия, создав Таможенный Союз, несколько ограничила себя в свободе действий. В частности, это проявляется, когда речь идет о Приднестровье. Сегодня, когда мы говорим о доступе приднестровских предприятий на российские рынки, мы должны также находить согласованные позиции с Казахстаном и Беларусью. На мой взгляд, необходимо директивно уравнять приднестровских производителей с российскими компаниями, облегчить им доступ на российские рынки. Я надеюсь, этот важнейший вопрос будет решен в ближайшее время.

Перед нами сейчас стоит много непростых задач. Но уверен, под руководством Спецпредставителя Президента России Дмитрия Олеговича Рогозина совместно с руководством Приднестровской республики нам удастся решить задачи и гуманитарного, и образовательного плана, и задачи экономического характера. Подчеркну, что их разрешение не столь далеко.

- Леонид Эдуардович, сейчас для Приднестровье самая актуальная тема – предстоящий в Вильнюсе саммит «Восточного партнерства». Нам представляется, что посредством подписания Договора об ассоциации с Молдовой и Украиной от Русского мира пытаются оторвать огромную его часть. Есть ли у России ответ на этот геополитический вызов? И каково в этой ситуации положение Приднестровья?

- Я не думаю, что мы должны как-то демонизировать те соглашения об Ассоциации, которые будут парафированы руководством Молдовы и Украины на Вильнюсском саммите «Восточного партнерства». Вместе с тем, мне представляется, что и Молдова и Украина недостаточно просчитали последствия предстоящих договоренностей для своих национальных экономик. По моему мнению, минусов здесь больше, чем предполагаемых плюсов.

Что касается цивилизационных вызовов, могу утверждать, что Россия уже обрела достаточно сил, она сосредоточилась, и сегодня уверено собирает Русский мир. Да, мы знаем о том, что количество людей, говорящих на русском языке и идентифицирующих себя как русские за последние 20 лет в мире сократилось с 350 до 270 миллионов. 80 миллионов человек за 20 лет – это катастрофические потери. В мире, в том числе и на пространстве СНГ, продолжает сокращаться русскоязычное образовательное пространство. В одной только Украине, количество русских школ за последние несколько лет сократилось на 650, в том числе и в Полтаве, Донецке, Луганске. В Киевской области сокращаются школы, где преподавание всех предметов ведется на русском языке. Это говорит о том, что наши «стратегические партнеры», которые хотят в 21 столетии построить на земле однополярный мир, ведут целенаправленную политику по сокращению количества русских уже в ближайшие десятилетия. Они хотят, чтобы дети тех, кто сегодня в Молдове, Украине, республиках центрально-азиатского региона называют себя русскими, не знали русский язык. Поэтому сегодня Россия инициирует мощные гуманитарные и образовательные программы и на постсоветском пространстве, и в дальнем зарубежье, которые нацелены на сохранение Русского мира, русского языка и культуры. Большое значение мы придаем увеличению количества русских школ. На каком языке будут говорить наши дети, где они захотят учиться и работать – это и есть главный вопрос, который будет определять облик всех наших стран в 21 столетии.

Мне представляется, что свой выбор приднестровцы сделали еще в начале 90-х. Вряд ли «Восточное партнерство» или прочие программы смогут его поколебать. Вильнюсский саммит и соглашения об ассоциации – это, прежде всего, нездорово для экономик Молдовы и Украины. А для нас это сигнал быть вместе и крепче сотрудничать, в том числе в экономическом и гуманитарном плане. Нам надо быть активнее в развитии русскоязычного образовательного пространства. Этому в немалой степени будут способствовать те школы, которые сегодня закладываются автономной некоммерческой организацией «Евразийская интеграция».

- Мы можем предположить, что после подписания в Вильнюсе Договора об ассоциации в Молдове и Украине возможен социально-экономический кризис, связанный с тем, что эти государства окажутся в новой экономической реальности, к которой они не приспособлены. Приднестровье избрало для себя евразийский вектор развития, и Вы сегодня подтвердили, что Приднестровье в скором будущем неизбежно станет частью большого экономического сообщества, которое сейчас представляет Таможенный Союз, а в будущем это будет Евразийский союз. Не кажется ли Вам, что если это будет реализовано, если действительно уровень жизни в Приднестровье станет значительно выше, чем в Молдове и Украине, это будет действенным методом российской «мягкой силы» по отношению к этим государствам. В том смысле, что евразийский выбор ведет к процветанию всех, а европейский выбор – к процветанию экономик ведущих стран за счет стран-новобранцев?

- Я воздержусь от того, чтобы предсказывать Украине или Молдове какие-то кризисы. Эти государства сами делают свой выбор. Что касается Украины, то президент страны Виктор Федорович Янукович объявил референдум по этой проблеме, и, думаю, народ Украины примет свое решение. В Молдове, к сожалению, за народ все решает правительство.

Европейский Союз сейчас экономически, как мы с вами прекрасно знаем, очень серьезно лихорадит и сегодня вбирать в себя еще более проблемные экономики других государств ему проблематично. Это нездорово и для самого Европейского Союза, и для тех экономик, которые вот так, бегом, задрав штаны, не просчитав ближайшие и дальние последствия, бегут в сторону Европейского Союза, в сторону ассоциации. Практика свидетельствует: для национальных экономик тех стран, это не приносит оздоровления.

Что касается евразийского вектора развития, то и для Приднестровья, и для России он избран. Но мы исходим из того, что это не антиевропейский выбор, также как европейский вектор развития – он не антиевразийский. Мне кажется, что мы должны смотреть на соотношение европейской и евразийской интеграции в более широком, историческом масштабе. Евразийский вектор развития – это вектор развития всего евразийского континента, и европейская интеграция – это составная часть евразийской, как и сама Европа является составной частью большой Евразии. Именно таким образом подходит к интеграционному досье и спикер Государственной Думы Сергей Евгеньевич Нарышкин в своих выступлениях. Мы должны понимать, что это не разнонаправленные векторы. Однако следует признать, что текущий политический момент, действительно, заставляет некоторые государства постсоветского пространства делать выбор – идти в сторону евразийского проекта или в сторону ассоциации с Европейским союзом.

Между тем сам Европейский союз сегодня делает шаги в сторону сотрудничества с Россией. Многие из тех экономистов, кто еще недавно говорил, что Россия использует экономическое превосходство для политического давления, сегодня пересматривает свое отношение к происходящим процессам. Дело в том, что гигантская панатлантическая волна, которая захлестывает Европу посредством таких институтов как НАТО, ОБСЕ, Совет Европы, уже не устраивает тех, кто хотел бы своими руками для себя строить будущее Европы нынешнего столетия.

Я уверен, что наше будущее в Евразийском союзе, который станет одним из ключевых игроков на экономической и политической арене 21 столетия. Сегодня настало время собирать камни, время объединяться. Совокупный ВВП стран, создающих Евразийский союз, уже сегодня исчисляется триллионами долларов США. Конечно, есть определенная разница в видении из Астаны, Минска и Москвы будущего Евразийского союза в институциональном смысле, его парламентского измерения, общего измерения безопасности. Но шероховатости здесь с каждым месяцем снижаются, мы активно сотрудничаем с нашими коллегами и  из Белоруссии, и из Казахстана, и из других стран, в частности, с Киргизией. Я уверен, будущее именно за евразийским вектором развития, и он не является конкурентом ЕС. Россия и Европейский союз – это надежные, в первую очередь, экономические партнеры. И мы должны, говоря о глобализации, рассматривать ее как процессы объединения всего евразийского континента. Векторы европейский и евразийский – они сонаправлены и не противоречат друг другу.

Что касается Приднестровья в контексте Вильнюсского саммита, то я задал бы здесь один единственный вопрос: если в Кишиневе утверждают, что Приднестровье – это неотъемлемая часть суверенной Молдовы, значит нужно сверять с приднестровцами и те многочисленные пункты Договора об ассоциации с Европейским Союзом, который руководство Молдовы собирается парафировать в Вильнюсе в конце ноября. Если этого не будет сделано, значит, все утверждения о том, что Приднестровье – это неотъемлемая часть Молдовы, извините, ничего не стоят. Считаю, что создавшаяся ситуация как раз и является лакмусовой бумажкой в том случае, если Молдова и Приднестровье не найдут единого подхода в совместном анализе тех документов, которые будут выходить на Вильнюсский саммит.

Сегодня, мы должны четко обозначить свои приоритеты в сотрудничестве с Приднестровьем – это экономика и гуманитарные вопросы, в первую очередь, образование. Здесь мы должны стремительно двигаться вперед не во имя соотношения каких-то векторов, не во имя каких-то саммитов, конференций или сколь угодно высоких протоколов или соглашений, а во имя народа, который еще 20 с лишним лет назад сделал свой выбор, прошел через кровь, боль и страдания, а сейчас осознанно идет по пути развития вместе с Российской Федерацией и намерен участвовать в реализации амбициозного и, уверен, нужного нашим народам евразийского проекта.

От того, как будут решаться экономические проблемы Приднестровья, зависит его будущее в политическом плане. Наша задача – обеспечить реальный подъем экономики и социальной сферы республики в рамках того курса, который избран приднестровцами.

Уровень жизни в Приднестровье в ближайшие годы должен превысить уровень жизни в Молдове, куда бы она не пошла – в Европейский союз или в другом направлении. Все, кто живет в Приднестровье, должен с гордостью говорить: я – приднестровец! Я живу в процветающей, успешной Приднестровской Молдавской Республике!

Беседовал Игорь Шорников