Приднестровье и две войны

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 387

Медиа

Прошел день Великой Победы. Отгремели залпы салютов, речи политиков и общественных деятелей. Испытываю чувство гордости за свою Отчизну. Выстояла, победила. Только… неспокойно на душе, с каждым годом всё сильнее и сильнее кажется: уходит Родина, теряется где-то. Раньше была солнечная и счастливая Молдавия, теперь две страны: Молдова, вовлекаемая в духовное пространство Запада, и Приднестровье, сохраняющее верность России.

Много лет назад в окрестностях Тирасполя познакомилась с женщиной, рассказавшей такую историю:

«В апреле 1944 г. я была маленькой девчушкой. Все воспоминания детства:  холодно и голодно. Утром вышла из дома, кутаясь в лохмотья, - это всё,  что у меня было, практически все мои родственники погибли или были угнаны в рабство. На улице стояли великаны, мне казалось, что это были великаны. Один из них взял меня на руки и спросил:

 - Ты хочешь кушать?

Я не испугалась, хотя интуитивный и животный страх, приобретенный за время войны, заставлял меня порой вздрагивать даже от скрипа ставень.

- Вы русские солдаты? - спросила я.

- Советские,- ответил великан и улыбнулся. У него была открытая и усталая улыбка, так улыбался иногда мой отец. После этой встречи всё изменилось. Мы начали жить. Это была жизнь».

Несомненный рост уровня жизни простых людей, развитие промышленности, культуры и образования, - на многие годы изменили некогда обездоленные военными годами земли. Преобразили до неузнаваемости.

Но после развала СССР наступила пора строить новую и чуждую для нас модель общества. Строить на словах, а не на деле. Вместе с импортной жвачкой и рекламой «всего и вся» пришла «идейная пустота», продолжающаяся до сих пор. Причина наших бедствий – война неких «европейских ценностей» с нашей идентичностью. Той идентичностью, которую не удалось сломить в годы Великой Отечественной войны.

 

Две войны

Никто не знает сколько тираспольчан погибло в годы Великой Отечественной войны. В годы оккупации в городе расстреляли больше 4 тысяч человек. Из 50 тысяч жителей к концу войны осталось не больше 11 тысяч.

Но велика была воля людей в стремлении к возрождению родного края. В том же апреле 1944 г., в условиях прифронтовой полосы, жители отстраивали Тираспольский механический завод под пулями противника. Уже в 1945 г. заработало производство хлеба и других продуктов питания. За короткий срок, к 1950 г. - это был активно развивающийся регион, обладающий собственной теплоэлектростанцией, и даже небольшой  швейной фабрикой. Все это построили страдавшие от голода, физического и морального истощения люди.

Национально-патриотические воззрения в Кишиневе после распада СССР насаждались на основе создания образа врага. Произошла массовая подмена понятий, базирующаяся на простых утверждениях: «Мы кого-то кормим», «Есть титульные и есть понаехавшие», «Нам плохо живется, потому как нас все доят».

Многие  прекрасно помнят эти времена. Некогда многонациональный край, где люди во имя будущего делились последним, превратился в государство, которое, как оказалось, оккупировано многоязычными пришельцами.

То, что многие нации проживали на территории Молдовы и говорили на русском языке (равно как и гагаузском, болгарском, украинском) еще задолго до образования СССР — об этом сторонники великой новой империи предпочли «забыть».

Приднестровье — регион, возродившийся после Великой Отечественной войны буквально из пепла, и является образцом того, к чему в наши времена принято относится скептически — дружбы народов.

Во времена начала молдавского идейного бунта против воображаемого российского влияния, население Приднестровья, воспитанное на советских и российских ценностях, в силу общей с Россией культуры и духовных скреп, крайне негативно относилась к переменам, диктуемым официальным Кишиневом.

Рост румынского влияния, агрессивные воззрения патриотов «чистой нации» - еще задолго до начала конфликта с Приднестровьем разделили Молдавию на два лагеря. Кишинев и Тирасполь стали столицами, опиравшимися на разные системы культурных ценностей.  Кишинев, декларируя на словах суверенитет и независимость, на деле открыто готовил объединение с Румынией. Тирасполь стал одним из центров, сохранившим приверженность советским традициям. Все приднестровцы были против распада СССР.

Необходимо понимать: не только Приднестровье, но и вся Молдавия была отстроена после Великой Отечественной войны силами народов СССР. Многонациональное общество строило цветущий край. Скрепляющим раствором, основным средством, объединяющим людей, был русский язык. Русский язык как средство межнационального общения.

Строительство «свободного» и «независимого» государства Молдовы началось как раз с борьбы с русским языком. И это борьба продолжается и до сих пор на территории Молдовы — повсеместно и ежедневно.

Можно смело утверждать: идет война. Это не война с русским народом, не война с русскоязычным населением, нет, это война с объединяющим народы Русским миром. Русский мир должен быть изжит и уничтожен. И Приднестровье, - надежный и верный оплотом пространства русского языка, - препятствие на этом пути. Приходится честно смотреть правде в глаза: пока Тирасполь отождествляет себя с Россией и верен её культуре и традициям, давление на Приднестровье не будет ослабевать. Слишком большие силы сконцентрированы в борьбе с тем, что осталось после СССР — Русским миром.

Это не только война Кишинева и «добрых»  зарубежных политиков с непокорным Тирасполем. Нет, это часть большой игры, направленной на уничтожение России.

 

Воспоминания и мысли

К концу Великой Отечественной Войны моей матери было всего двадцать три года. Сколько фронтов она прошла? На фотографиях открытая и жизнерадостная улыбка. Она верила в будущее даже тогда, когда разрывы минометных снарядов и удары авиационных бомб стирали настоящее — уничтожали города и села, убивали людей.

Черчилль когда-то сказал: «История учит тому, что люди ничего не помнят!..». Иногда я рада тому, что не все ветераны увидели современную людскую неблагодарность. Кровопролитные битвы с фашистами за Молдавию, Украину и Белоруссию, за Польшу и Румынию — сколько же людей полегло за то, чтобы эти люди на этих пространствах выжили. А сейчас здесь процветает духовный разврат и даже нацизм...

До слез обидно, когда читаешь наглую ложь о Великой Отечественной войне, пропагандируемую во многих «независимых» изданиях. Их основная задача унизить советских солдат и обелить фашиствующих молодчиков. Не было, дескать, ни виселиц вдоль дорог, ни деревень, сожженных дотла вместе с жителями, ни детей за колючей проволокой. Конечно, досадно западным демократам: русские не уничтожали другие национальности как это делали цивилизованные европейцы, у русских «варваров» были трибуналы, наказывающие за мародерство и прочие воинские преступления, в отличие от законов вермахта, предполагавших освобождение от наказания за истязание мирного населения.

Мне мама рассказывала о том, как во время освобождения городов Польши и Германии от фашизма, наши солдаты спали на холодной земле в шинелях рядом с домами, а свою боевую подругу мама больше не увидела, после того, как та - замёрзшая от холода девушка, ночью зашла в пустой дом и вынесла тёплое одеяло. Расстреляли.

Наши учёные-историки не требуют выдачи засекреченных документов западных стран по поводу их роли в развязывании двух мировых войн, но почему-то должны каяться в грехах, что мы неправильно воевали и неправильно выиграли войну. Какой абсурд!

Советские женщины в годы Великой Отечественной войны были равноправными защитниками Отечества. Женщины и девушки с 18 лет служили в рядах Красной Армии, воевали в партизанском движении, изгоняли оккупантов с советской земли и воевали до полного  разгрома нацистов в Берлине. Мне, как учителю, трудно и страшно представить современных детей-девушек 10-12 классов, бегущих в кирзовых сапогах с автоматами в атаку против немецких хорошо обученных солдат, наших бабушек и матерей ползущих в грязи с гранатами против фашистских танков. Мама, вспоминая войну, рассказывала: во время бомбардировок девчонки боялись не столько смерти, сколько остаться калеками, изувеченными. Кто возьмёт замуж некрасивых? Поэтому, вжимаясь в грязь  окопов, учили новеньких бойцов поджимать ноги - дабы  не оторвало. Боялись девочки  боли, страдали от болезней и холода, недоедали. Некоторые стрелялись от страха. Но воевали отважно, наравне с мужчинами.  Умирали. Совершали великие подвиги во славу Родины.

Освободителей местные люди встречали по-разному: где обнимали и плакали, а где и холодно, почти враждебно. Мама рассказывала: во время войны на Западной Украине, девушек бойцов размещали по углам в домах местных жителей, -  без кормления,  на своём солдатском пайке. “ ...Люди не угощали ..сидим в промокшей одежде и смотрим как за столом кушают…однажды попросили горячую картошечку, так в обмен пришлось отдать тёплые свитера…одели шинели на гимнастёрки, -  и в холод, снова в бой  - за жизнь и счастье людей..”.

Мои родители привезли из Германии не вещи, не драгоценности, а ..собаку. Щенок с перебитой лапой бегал по развалинам Берлина и скулил. Не смогли оставить его в руинах, привезли в СССР — с большими трудностями, делились пайком. Много лет прожил верный друг в семье.

Необычайно высок был уровень пропаганды ненависти ко всему «русскому». Советские  солдаты встречали колодцы, забитые детскими трупами — сами нацисты стреляли в детей, дабы они не достались врагам на «перевоспитание».

А особенно страшно было помирать накануне Победы.  И всегда находились силы для любви и дружбы — нередко под пулями пересекали огромные расстояния ради того, чтобы увидеть друга  или любимого человека.

Праздник 9 мая был всегда очень важен для формирования духовных ценностей людей и молодёжи,  - чтобы помнили, какой ценой она нам досталась. Мои родители, близкие прошли весь ужас войны, и я выросла на этих воспоминаниях. А после войны люди трудились. Отстраивали. Сеяли. Пахали. Не позволяли себе ничего лишнего.

Сейчас, когда на территории Молдовы, где я живу, ветераны стали оккупантами, можно только содрогаться при виде того, что происходит. Даже не вымирающее от бедности население, не разрушающийся Кишинев, не дичающая молодежь приводит в ужас, нет, скорее безнаказанность лжи и цинизма.

Что радует? Рядом Приднестровье. Земля, сохранившая и отстоявшая веру в общее будущее с Россией. Это не то будущее, которое зиждется на работе гастарбайтеров и скидках на газ. Нет, это будущее в едином пространстве: без границ и экономических условий «ты мне-я тебе». Это будущее во имя славного прошлого. Где не будут делать замечания за то, что люди разговаривают между собой по-русски.
 

Заключение

Не так давно, вовремя встречи президентов России, Белоруссии, Армении, Таджикистана и Киргизии  накануне Дня Победы, президент Белоруссии сказал: «То, что отличает нынешнее событие от предыдущих, — то, что мы единодушно признаём и открыто, не боясь уже, не стыдливо говорим о нашей Победе. Это очень важно. Разные попытки предпринимались умалить роль советского народа в этой Победе, нашу роль, наших народов. Дошли уже вплоть до обвинений в том, что мы развязали эту страшную трагедию в середине прошлого века»...«И значимость Победы заключается в том, что мы спасли мировую цивилизацию от гибели. Притушили эти голоса наших недоброжелателей. И это правильно, потому что человеческая жизнь когда-то кончается, за нами идёт молодёжь, она должна чётко понимать, что это была наша Победа, должна оценить и верить в эту Победу».

Господствующая в современном молдавском обществе доктрина «Россия - оккупант» неизбежно сталкивается с фактом: рядом находится Приднестровье, которое своим существованием доказывает абсолютно противоположную истину:
Россия — оплот и Родина для многих национальностей.

Много говорят и пишут об урегулировании приднестровского конфликта. Но даже я, человек далекий от политики понимаю: истоки разрешения конфликта лежат совершенно в другой плоскости. Никогда не будет Приднестровье чувствовать себя свободным в составе или по соседству с регионом, где в основу существования поставлено служение идеалам бегства от правды.

Многое уже потеряно, многое не вернуть. Приднестровье строилось как промышленный сектор Молдавии, выполняющий крупные общесоюзные задачи. Ради этого были затрачены невероятные материальные и человеческие ресурсы. 

Признает ли Россия Приднестровье, войдет ли Приднестровье в состав России в ближайшее время — трудно судить. Последние события на Украине явно показали — насколько зыбко то, во что веришь, на чем воспитываешься.  Главное, хранить гордость за предков, верить в идеалы, дарованные нам прошлыми поколениями. Сохранить в себе приверженность традициям и веру, ради которых страдали и гибли наши отцы и матери. И жизнь и жертвы советских солдат будут не напрасными.

Именно эту непреложную истину своим существованием доказывают люди Приднестровья. Пережившие две войны. Сохранившие стойкость.