Приднестровье не намерено становиться заложником чужого геополитического выбора

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 334
22.04.14

Доклад Заместителя Председателя Правительства ПМР по вопросам международного сотрудничества, Министра иностранных дел Нины Штански на публичных слушаниях «Актуальные вопросы развития экономики Приднестровья и оптимизации экспортно-импортной деятельности приднестровских предприятий в условиях внешней нестабильности» на тему «Усиление экономического присутствия Российской Федерации в Приднестровье как необходимое условие обеспечения самодостаточности экономики республики в контексте современных вызовов и угроз»

Уважаемый Григорий Степанович!

Уважаемые Председатель Правительства, коллеги, гости!

Предыдущими докладчиками немало было сказано о чувствительных и даже болезненных вопросах приднестровской экономики и внешней политики, которые в силу складывающейся ситуации неразрывно сплелись. Блокадная «удавка», натягивавшаяся с различной степенью интенсивности в 2001, 2003 и в 2006 году поставила республику на грань выживания,  и продолжает затягиваться на Приднестровье в плотный узел. Нет сомнений в том, что последствия экономического удушения с учетом запланированного и уже запущенного процесса по вступлению Молдовы в Зону свободной торговли с Евросоюзом будут усиливаться. На сегодняшний день нет оснований думать, что молдавская сторона изменит свой курс. Полагаю, что переформатирование отношений Европейского союза и Молдовы может стать еще одним инструментом давления на Приднестровья. Последствия экономического удушения, разумеется, не могут не оказывать влияния и на переговорный процесс. Об этом, к слову, недвусмысленно заявил Президент ПМР Е.В.Шевчук в своем ежегодном Послании к органам государственной власти.

В последнее время, когда, единственный для наших товаров транзитный транспортный коридор в Россию оказался фактически парализован, а приднестровские производственники  требуют от руководства республики решительных действий, направленных на возвращение к доблокадному режиму осуществления внешнеэкономической деятельности, мы интенсифицировали диалог по экономической проблематике с нашими молдавскими партнерами.

Увы, за исключением возобновления грузового железнодорожного сообщения (а оно было заблокировано  более шести лет), отмены акциза на импорт, недавнее введение которого, кажется, обескуражило даже традиционную «группу поддержки»  Молдовы в формате «5+2», и отмены экологического сбора (вопрос находился в повестке приднестровско-молдавского диалога 5 лет), таможенных сборов (отмены которых Приднестровье просило с 2012 года), – достичь более ощутимого прогресса в области социально-экономического взаимодействия не удалось.

Путь к компромиссу – это всегда дорога с двусторонним движением. Приднестровье этот путь после возобновления переговоров начинало с односторонних шагов навстречу партнерам.  Напомню, Президент Приднестровья в 2012 году принял решение об отмене стопроцентной заградительной пошлины для молдавских товаров. Это увеличило молдавский товаропоток к нам в разы. Мы предложили разблокировать автотранспортное грузовое сообщение, возобновить речное судоходство, авиасообщение, разблокировать незадействованный сегодня международный транспортный коридор М-14, открыв мост в селе Бычок-Гура Быкулуй. Прошлой осенью мы «положили на стол переговоров» инициативу о создании общей для Молдовы и Приднестровья зоны торговли, свободной от взаимных ограничений. Парадоксальным ответом молдавской стороны стало введение нового дискриминационного ограничения для нашей экономики – акциза на импорт, который затем, правда, был признан ошибкой и отменен.

По-прежнему исходим из того, что без комплексного решения проблем именно в сфере экономики, торгового сотрудничества продвинуться в переговорах не удастся. В противном случае, переговоры превращаются в бригаду скорой помощи, и вместо конструктивного взаимодействия и построения столь необходимого сторонам доверия, переговоры становятся реактивным инструментом, с помощью которого решаются и преодолеваются то и дело спорадически возникающие новые проблемы, барьеры, санкции. 

Президент России Владимир Владимирович Путин во время «прямой линии» увязал в своем ответе необходимость интенсификации переговорного процесса с незамедлительной отменой блокады. Россия на протяжении многих лет поддерживает Приднестровье, обеспечивая не только мир и безопасность во всём регионе и проводя планомерную и объективную дипломатическую и информационную работу, но и постоянно вливая средства в обеспечение социальной стабильности и развитие инфраструктуры, прежде всего, социально-гуманитарной направленности. Президент Приднестровья Евгений Васильевич  Шевчук справедливо указал в своем ежегодном Послании на то, что Россия таким образом фактически оплачивает инициированную иными международными акторами блокаду Приднестровья. Предельно откровенными в этом контексте предстают заявления украинского МИД, которое поспешило незамедлительно отреагировать на обращение приднестровского парламента к высшему руководству России. Так, наши украинские коллеги назвали блокаду искусственной самоизоляцией, но не забыв при этом уточнить, что проблема может быть решена "принятием европейского выбора, который предложен гражданам на обоих берегах Днестра и который предполагает свободу передвижения, модернизацию экономики, европейские стандарты безопасности и благосостояния". В Приднестровье, которое, опираясь на волю народа, определило свой вектор развития как евразийский, это «щедрое» предложение воспринимают как ультиматум и предварительное условие, что, разумеется, в конструктивном диалоге недопустимо.

В сложившихся условиях существенно актуализируется и продолжение сотрудничества по линии АНО «Евразийская интеграция», и налаживание прямого межведомственного взаимодействия в рамках Протокола «Рогозин-Шевчук». Большинство приднестровских предприятий либо принадлежат российским инвесторам, либо в них имеется существенная доля российского участия. Ну, например, доля российских (или совместных) предприятий в общем объёме промышленного производства Приднестровья составляет более 60%.

Российским собственникам принадлежат такие крупнейшие бюджетообразующие предприятия как «Молдавский металлургический завод», «Молдавская ГРЭС», «Рыбницкий цементный комбинат», «Бендерский машиностроительный завод», «Завод Прибор» (Бендеры).

Причём решение о привлечении российского бизнеса и российских инвестиций в экономику республики принималось совместно и полностью укладывалось в логику государственного строительства и стратегической ориентации Приднестровья на сотрудничество с Российской Федерацией.

Вместе с тем сейчас перед Приднестровской Молдавской Республикой стоит важнейшая задача, являющаяся значимым компонентом стратегических целей более высокого, политико-дипломатического порядка, которая заключается в необходимости осуществления комплексных и взаимосогласованных мер по включению хозяйственной и производственной деятельности Приднестровья в экономику Российской Федерации в качестве её неотъемлемой, пускай и небольшой, части.

Исторически экономика Приднестровья была полностью завязана на систему разделения труда, существовавшую в рамках Союза ССР. С разрывом этих связей промышленное производство республики было буквально обескровлено. Некоторые связи ценой больших усилий, как органов государственной власти, так и самих предприятий сохранить удалось, однако далеко не все.

Прежде всего, следует констатировать тот факт, что в части торгового оборота, и особенно экспорта, традиционный для Приднестровья российский рынок, увы,  поступательно теряет свои позиции. Всё чаще приднестровская продукция отгружается на молдавский и европейский рынки. Это прямой результат блокады 2006 года. Это стратегическая цель наших молдавских и западных партнеров – сделать зависимыми экономические элиты и через них осуществлять давление на власти Приднестровья, выдавливая фактор российского влияния из региона. Об этом вполне открыто говорил и Премьер-министр Лянкэ неоднократно в своих интервью.

Для хозяйствующих субъектов такой расклад сегодня  сопряжен с большими сложностями, когда необходимо встраиваться в новые, не всегда понятные и часто меняемые, механизмы работы. Однако у бизнеса свои законы, и он находит те рынки сбыта, которые доступны.

Этот, к сожалению, однозначный тренд имеет место быть, и он должен быть переломлен. Возможности для этого, уверена,  существуют объективно. Переориентация части приднестровского экспорта на европейский и молдавский рынки ведь происходила тоже не спонтанно, не под влиянием какой-либо реальной рыночной конъюнктуры, но по чётко спланированному и запрограммированному сценарию, написанному, и это следует признать, не в Москве и не в Тирасполе.

Судите сами. До 2001 года – времени первой экономической блокады – экспорт в Россию составлял порядка 25-30% и был сопоставим только с объёмом отгрузок приднестровской продукции в США, которые практически полностью прекратились после 2001 года. В 2005 году экспорт в Россию достиг 40%. В 2006 году при падении в связи с блокадой уровня экспорта на 25% экспорт в Россию составил почти 50%.

Даже в 2007 и 2008 годах доля экспорта Приднестровья в Россию составляла, соответственно, 43% и 40,5. Сейчас, по итогам первого квартала 2014 года, в Россию поступило менее 14% экспортных грузов из Приднестровья, в то время как в Молдову и ЕС, соответственно, 36,5% и почти 40%.

Важно понимать, что переориентация приднестровского экспорта на молдавский и европейский рынок была осуществлена искусственно через механизм блокирования свободной внешнеэкономической и таможенной деятельности республики, а также через предоставление режима автономных торговых преференций. Их упразднение, кстати, в самом ближайшем будущем объективно может стать «ушатом холодной воды» для приднестровских предприятий и, нужно это признавать, может обернуться новой блокадой, только на этот раз куда более губительной.

Эти сюжеты и технологии были отработаны на всех без исключения государствах, входящих в зону т.н. «Восточного партнёрства» и проистекали по аналогичному сценарию.

В Европейском союзе хорошо понимали, что распространить своё политическое, дипломатическое, культурно-гуманитарное и даже информационное влияние в Приднестровье будет практически невозможно. «Этот продукт» просто не нашёл бы спроса в Приднестровье.

Республика Молдова сейчас находится практически в «режиме ручного управления» извне, причём в данном случае речь не только об экономическом измерении. Планируемое к подписанию Соглашение ЕС-РМ об Углублённой и всеобъемлющей зоне свободной торговли, по оценкам молдавских же экспертов, грозит уничтожить всё оставшееся промышленное производство, лишить молдавский бюджет до 80% доходов от таможенных пошлин и платежей, тарифы на коммунальные услуги в РМ уже сейчас невыносимы для населения.

Приднестровская сторона не намерена становиться заложником чужого геополитического выбора и будет противостоять навязыванию данной грабительской модели экономических взаимоотношений. Только исполнение требований Главы о добросовестной конкуренции Соглашения в части необходимости производства товаров при рыночной цене на газ делает приднестровскую продукцию заведомо неконкурентоспособной, а предприятия – подлежащими санкциям. Многие приднестровские предприятия сейчас «завязаны» на давальческую схему экспорта продукции в Евросоюз, которая не только в финансовом плане является грабительской, но и препятствует творческому, нешаблонному развитию производства, расширению номенклатуры выпускаемой продукции.

Здесь надо понимать, что в Приднестровье и Молдове действуют две принципиально разные экономические системы, которые, несмотря на упорные усилия европейских и молдавских экспертов и чиновников, имеют весьма мало общего.

Более того, между Приднестровьем и Молдовой с прошлого года функционирует полноценная государственная граница, включающая в себя таможенный, пограничный и миграционный контроль. Таможенное оформление и миграционный контроль производится на многих пунктах пропуска, например в Гербовцах. Действуют мобильные группы пограничной полиции и таможенной службы РМ. В апреле с.г. на границе между Приднестровьем и Молдовой появились сотрудники ЕУБАМ – внимательно, Европейской Миссии по приграничной помощи (European boundary assistance mission). Думаю, здесь комментарии излишни.

Поэтому приднестровская экономика и Приднестровье могут рассматриваться исключительно как самостоятельные субъекты экономических и международных отношений.

Необходимо активизировать работу по комплексному переориентированию экспорта Приднестровья на российский рынок и рынок государств Таможенного Союза, по включению приднестровской экономики в общероссийское разделение труда, по снятию экономической блокады. Такая работа, убеждена, обернётся восстановлением приднестровского промышленного потенциала, инвестициями в инфраструктуру и одновременно появлению на российском рынке широкого ассортимента качественной и узнаваемой приднестровской продукции.

Для проведения этих действий и у России, и у Приднестровья есть чёткий артикулированный политический мандат, полученный от высшего руководства наших государств. Есть для этого и широкий практический инструментарий, в том числе нормативного характера – это и Меморандум о нормализации приднестровско-молдавских отношений от 1997 года, гарантом которого выступила Россия, и Протокол «Рогозин-Шевчук», и недавно подписанные соглашения между Торгово-промышленными палатами России и Приднестровья. Большим потенциалом обладает  и разработанный в Приднестровье проект концепции «евразийского региона «Приднестровье».

Завершая свой доклад, отмечу - знаменательным, на мой взгляд, является то, что сегодня, в довольно трудные для нас времена, когда власть, общество, бизнес консолидированы в стремлении найти выход из этой, кажущейся порой  тупиковой ситуации, с нами за этим столом российские коллеги! Позвольте в Вашем лице поблагодарить руководство России, Спецпредставителя Президента России по Приднестровью Дмитрия Олеговича Рогозина и руководителей делегировавших Вас в Приднестровье ведомств и вас, уважаемые коллеги, за неоценимую поддержку!