Приднестровье – органичная часть новой евразийской цивилизации

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 267
28.08.13

Курс на евразийскую интеграцию Приднестровья был объявлен Президентом ПМР Евгением Шевчуком в июне 2012 года. Учитывая, что в современных условиях этот курс целиком совпадает с результатами всенародного референдума 17 сентября 2006 года «о независимости с последующим свободным присоединением к России», идея евразийской интеграции Приднестровья была объявлена национальной. То есть, она включает в себя не только общественно-гуманитарное, но и комплексное социально-экономическое и политическое измерение.

В июне МИД ПМР получил поручение главы государства подготовить новую Концепцию внешней политики, учитывающую итоги народного волеизъявления, а также начать реализацию внешнеполитического курса в соответствии с новой Концепцией. Как известно, в течении последующих месяцев МИДом был подготовлен проект Концепции, причем в его разработке приняли участие представители гражданского общества Приднестровья, депутаты Верховного Совета, представители академического сообщества России и Приднестровья, посредством Интернета в выработке и обсуждении проекта Концепции могли принять участие даже простые граждане. В итоге 20 ноября 2012 года Президентом был подписан (об этом сегодня можно говорить с уверенностью) полностью сбалансированный и выверенный документ. В нем первым приоритетом внешней политики Приднестровья была названа евразийская интеграция. До сих пор нам ничего не известно о критике нашего документа, более того, в новой Концепции внешней политики России, появившейся уже в феврале 2013 года, основной акцент также был сделан на евразийской интеграции, что подтверждает правильность избранного Приднестровьем курса. Таким образом, внешнеполитическое ведомство получило концептуальный документ, описывающий стратегические приоритеты и направления его деятельности, который полностью отвечает требованиям времени.

Между тем работу по реализации евразийского курса развития МИД начал еще на этапе подготовки Концепции внешней политики. К ноябрю 2012 года появился проект концепции «Евразийского региона «Приднестровье». Смысл концепции – в сфере экономики евразийская интеграция не обязательно должна предполагать присоединение государства к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана (Приднестровье, в силу своей непризнанности, лишено такой возможности), интеграция может осуществляться и на негосударственном уровне. В частности, Приднестровье может интегрироваться в единое экономическое пространство посредством специально созданной некоммерческой организации. Участники НКО – приднестровские предприятия – должны получить возможность работы на рынке Таможенного союза на тех же основаниях, на которых уже работают российские, белорусские и казахстанские предприятия.

Естественно, что разработка и внедрение этого проекта должно быть совместным делом России и Приднестровья. Поэтому проект был представлен нами во многих властных структурах Российской Федерации, причем везде он встретил поддержку и понимание. По нашему убеждению, успех этого проекта может не только обеспечить экономическое благополучие Приднестровья, но и стать весомым идеологическим и пропагандистским фактором, способствующим популяризации идей евразийской интеграции далеко за пределами границ Приднестровской Молдавской Республики, способствуя тем самым укреплению атмосферы стабильности и безопасности вокруг государства.

*        *        *

Итак, к началу 2013 года МИД ПМР подошел, имея необходимый фундамент для реализации внешнеполитического курса государства. Однако все более ощущается необходимость выработки стратегии и тактики достижения наших целей, нам также предстоит преодолеть ряд объективных трудностей.

Пока наше государство остается непризнанным, магистральный путь интеграции в евразийские структуры для нас закрыт, мы не можем стать полноценным участником Таможенного союза и Единого экономического пространства и методы классической дипломатии в данном контексте пока бессильны. Однако Приднестровье является признанной частью, например, российского образовательного пространства. Общеобразовательные школы республики работают по российским программам, наши выпускники поступают в российские вузы, а дипломы ПГУ им. Т.Г. Шевченко снабжены российским сертификатом. Для достижения таких результатов видимого содействия официальной дипломатии практически не потребовалось, это плоды многолетней работы Министерства просвещения и, в особенности, Приднестровского госуниверситета посредством методов, которые вполне можно назвать формой публичной дипломатии.

Курс на евразийскую интеграцию призван, в частности, решить одну из главных внешнеполитических задач Приднестровья – вернуть республике право на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность. Представляется, что эта цель может быть достигнута посредством сочетания методов публичной и классической дипломатии, когда государство выполняет общественный запрос и в то же время его усилия дополняются поддержкой структур гражданского общества.

Россия – это одна из немногих стран в современном мире, которая способна проявить волю на международной арене, формировать свои правила игры. Пример Южной Осетии и Абхазии показал, что в критических ситуациях Москва способна на нестандартные шаги. В настоящее время, как и в предыдущие годы, официальная Москва заявляет о принципе территориальной целостности Молдовы в вопросах, касающихся и Приднестровья, вместе с тем мы видим как высок сейчас уровень двустороннего российско-приднестровского взаимодействия. Это повышает шансы того, что в случае кризиса правила игры в нашем регионе могут быть изменены Москвой в одностороннем порядке. Но мы также должны понимать, что кардинальное изменение подходов произойдет только в случае наличия соответствующего общественного мнения и социального заказа внутри самой России.

В этой связи представляется, что одним из важнейших элементов стратегии и первым шагом Приднестровья по достижению признания и полноценной интеграции в евразийские структуры является комплексная общественно-информационная работа на российском направлении. Методами публичной дипломатии, с помощью наших друзей и союзников мы должны актуализировать приднестровскую проблематику для российской общественности, мы должны принимать участие в формировании социального заказа в России относительно будущего Молдовы, Приднестровья и Украины, судьбы российских соотечественников проживающих в этом большом регионе. Только в этом случае мы окажемся во всеоружии, когда произойдет очередной кризис. Такая же работа должна вестись с Молдовой и с Украиной. У нас есть союзники в этих государствах, и мы должны действовать сообща. Идея евразийской интеграции является для этого удобной платформой.

Отдельные элементы стратегии евразийской интеграции Приднестровья уже были предложены МИДом на рассмотрение Общественно-экспертного совета при внешнеполитическом ведомстве. В МИД ПМР считают, что этапы интеграции включают подготовку и реализацию информационного обеспечения как подготовку запуска проекта «Евразийский регион «Приднестровье»; экономическую интеграцию после запуска проекта и, как итог, интеграцию политическую. Данное видение процесса не вызвало возражений приднестровских экспертов. Вместе с тем, имибыло указано на отдельные слабые места позиций МИД, среди которых: недостаточность понимания населением принципов «евразийской интеграции» как в Приднестровье, так и в самой России; большая зависимость результатов работы от уровня взаимодействия с  российскими коллегами; недостаточность ресурсов государства для поддержки эффективной публичной дипломатии. Это объективные факторы, но они не должны удерживать нас от системной работы на евразийском направлении.

Действительно, чтобы являться поистине национальной идея евразийской интеграции Приднестровья должна стать достоянием гражданского общества, она должна быть понятна населению и восприниматься как истинное выражение воли народа. Абсолютную тождественность результатов референдума 2006 года идее евразийской интеграции, как нам представляется, не стоит объяснять в экспертных кругах. Напротив, в свое время  формулировка итогов референдума – независимость с последующим присоединением к России – вызывала вопросы. В современных условиях туманная формулировка 2006 года наполнилась конкретикой. Формирующийся на базе ТС Евразийский союз предполагает участие независимых государств, суверенитет которых ограничивается в гораздо меньшей степени, чем суверенитет государств Евросоюза. Приднестровье стремиться стать полноценным участником нового объединения, формирующегося вокруг России, что возможно только после обретения им признанной независимости со стороны РФ и других участников Таможенного союза. В этом смысле идея евразийской интеграции полностью согласуется не только с результатами референдума, но и с общей стратегией государства.

Эту мысль необходимо было доступно донести до людей, тем более, что в самой России до сих пор идет оживленная дискуссия о том, что понимать под евразийской интеграцией, какие объединяющие принципы в ней заложены. В этом смысле Приднестровье может представлять собой ценную модель будущего Евразийского союза. У нас многонациональное, поликультурное, светское государство, в котором равноправие конфессий и языков является нормой жизни. При этом Приднестровье является неотъемлемой частью Русского мира, в котором лучшие достижения советской эпохи гармонично переплетаются с элементами, сохранившимися со времен Российской Империи.  Мы – органичная часть той новой евразийской цивилизации, которую в России и Казахстане только пытаются разглядеть, у нас не была утрачена связь времен, а народ не испытал десятилетия национального унижения, как это произошло в соседних государствах. Напротив, приднестровцы – это народ-победитель, и это, по признанию наших российских коллег, ощущается в менталитете людей. По нашему глубокому убеждению потенциал Приднестровья вполне соответствует той сверхзадаче, которая перед нами поставлена временем – стать не только полноценным участником Евразийского союза, но своим устремлением придать импульс интеграционным процессам в Евразии, выступить в роли катализатора евразийской интеграции.

Сложность в том, что Приднестровье уже не обладает запасом времени, чтобы ждать пока Россия, Украина и другие ключевые для нас игроки решат проблемы, осложняющие процесс их сближения. Все эти годы пространство СНГ оставалось полем для приложения сил внешних акторов, стремящихся закрепить несправедливый статус-кво, сложившийся после распада Советского Союза. Приднестровье оказалось труднопреодолимым препятствием для одной из сторон большой геополитической игры. Поэтому на протяжении, по меньшей мере, последнего десятилетия против республики ведется стратегически выверенная политика, итогом которой должна стать ликвидация российского военного присутствия на Днестре. Эта стратегия уже близка к своему завершению. Вступление Украины и Молдовы в УВЗСТ с ЕС может оказаться для нас событием, после которого можно начинать обратный отсчет нашей государственности. В начале этого года чиновники Евросоюза предупреждали о том, что преференции в торговле с ЕС, которыми пользуется ряд приднестровских экспортеров, будут действовать лишь до конца 2013 года. Это означало, что уже в начале 2014 года нас ожидал экономический коллапс и социальный врыв. Однако в июне с.г. Представителем ЕС в РМ Дирком Шубелем было объявлено, что срок отмены преференций отодвигается Евросоюзом до конца 2015 года.

Мы понимаем, что временную передышку Приднестровье получило от европейских стратегов не по доброте душевной, а из-за их нежелания усиливать и без того, масштабный кризис, который придется пережить Украине и Молдове после вступления в Зону свободной торговли с ЕС. Политические последствия этого шага невозможно предугадать даже в этих двух государствах, где правительство, как считается в экспертных кругах, фактически, подконтрольно Евросоюзу. А как Россия поведет себя в случае блокады Приднестровья, ведущего свою внешнюю политику под флагом евразийской интеграции – это большой вопрос. Очевидно, что в данном случае Брюссель пошел по пути снижения рисков.

В начале года мы работали в атмосфере надвигающегося кризиса и, несмотря на недостаток времени, приступили к решению практических задач реализации курса евразийской интеграции Приднестровья. Как было сказано выше, первая из этих задач – информационное обеспечение и работа с общественностью. Министерством иностранных дел ПМР была проведена большая работа по информированию населения о сути и смыслах внешнеполитического курса государства. Для работы по молодежной линии были задействованы ресурсы Совета молодых дипломатов. По инициативе Совета в сети была проведена Молодежная евразийская интернет-конференция, молодые сотрудники приняли участие в ряде международных семинаров, представители МИД встречались с общественными организациями и молодежью. Проведен ряд заседаний Общественно-экспертного совета при МИД ПМР. Целый цикл передач «Публичная дипломатия» на Первом приднестровском телеканале был посвящен теме евразийской интеграции Приднестровья. Совместно с ПГУ им. Т.Г. Шевченко в Тирасполе была проведена международная конференция по евразийской тематике. В Приднестровье прошло выездное заседание Изборского клуба. Сегодня трудно найти в Приднестровье человека, который бы не знал о евразийском тренде нашей республики. Надо отметить, что в отличии от России и других государств Таможенного союза вопрос о том, что для нас означает евразийская интеграция был решен очень быстро – это интеграция с Россией – тезис понятный каждому.

Итак, сегодня можно говорить о том, что задача организации информационного обеспечения внешней политики успешно выполняется. Поэтому именно сейчас, в контексте вероятных геополитических изменений, которые несет с собой грядущий саммит «Восточного партнерства», который должен пройти в Вильнюсе 28-29 ноябре с.г., пора переходить ко второму этапу  –реализации практических шагов по экономической интеграции Приднестровья. В МИД ПМР опасаются, что парафирование документов об ассоциированном членстве и о присоединении РМ и Украины к УВЗСТ, закроет для этих государств перспективу стать членом Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Это не может не беспокоить Приднестровье, которое рискует оказаться в экономической изоляции от России. Поэтому представляется, что оставшиеся месяцы экспертному сообществу необходимо успеть разработать механизм, по которому приднестровские предприятия смогут работать на рынке Таможенного союза по тем же правилам, что и российские. Готовность такого механизма накануне Вильнюса не только обеспечит экономическое будущее Приднестровья, но и может стать весомым идеологическим и пропагандистским фактором, способствующим популяризации идей евразийской интеграции далеко за пределами границ Приднестровской Молдавской Республики. Можно предположить, что при наличии достаточного информационного сопровождения этой работы результаты Вильнюсского саммита могут потерять свою актуальность как для Евросоюза, так и для Молдовы и Украины.

*        *        *

Необходимо отметить эффективность евразийского вектора внешней политики Приднестровья и своевременность его принятия. За один год, прошедший с момента объявления евразийской интеграции национальной идеей Приднестровья, МИД ПМР была проделана большая работа в общественно-информационном измерении, но пока нами не сделано ни одного шага в области экономической интеграции. Тем не менее, практические результаты Приджнестровье уже ощущает именно в экономической сфере. Например, под каким углом зрения мы должны воспринимать создание и работу автономной некоммерческой организации «Евразийская интеграция»? Россия сегодня вкладывает в социальную сферу Приднестровья большие ресурсы – значит, она намерена остаться здесь надолго. В чем причина отсрочки на два года отмены преференций Евросоюза для приднестровских экспортеров? Нам лишь известно, что в Брюсселе внимательно следят за евразийским курсом Приднестровья и за активизацией российско-приднестровских связей.

Очевидно, что евразийский вектор внешней политики в контексте европейского курса Молдовы и Украины будет становится все актуальней для России и ее союзников и быть может на этом пути Приднестровье сможет добиться не только экономического благополучия, но и долгожданного признания своей независимости.