Путь домой

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 334

Медиа

(Путешествие по дороге памяти)

Этим летом моя семья отдыхала в Одессе. Город, прощаясь с нами, оставил самые лучшие воспоминания. Несмотря на разрушительный смерч и разрушения, люди были доброжелательными и гостеприимными, с радостью разговаривали  и поддерживали беседы на любые темы. Всё дышало желанием жить и теплом человеческих отношений.

    Поезд «Кишинев-Одесса» встретил улыбками проводников, уютными вагонами, нарядными шторками, чистыми туалетами, зеркалами.  Впереди - дорога домой в Кишинёв…

   Мягко раскачиваясь вагонами, поезд летел по железнодорожной насыпи, оставляя далеко внизу населённые пункты. Иногда казалось - мы летим в облаках, и только на таможенных остановках можно было узнать о том, куда мы приехали.

 Вспомнилось: в 90-х годах мы с экскурсионными автобусами ездили по маршруту Кишинёв-Одесса.  Тема моей экскурсии называлась «Братская дружба народов»,  и раскрыть её нужно было, показав вклад всех народов в созидание и процветание родной страны, рассказом о том,  - как жили, за что боролись, за кого сражались наши деды и отцы.

    Принципиальность работы экскурсовода заключалась не только в лекции на основе достоверных исторических источников,  но и в показе того, о чём говоришь - «без показа нет рассказа».

   Я трудилась в двух учреждениях – программистом в Госплане и экскурсоводом в туристическом бюро. В те времена мест рабочих было много. Люди работали с увлечением, находя в трудовом созидании смысл жизни, а в коллективах на работе  - вторую семью. Праздники, отдых, проблемы -  всё было общим.

   Работа экскурсоводом выпадала на выходные дни, и мне заранее звонили и сообщали о том, когда и с какой группой я буду работать. Я испытывала сильное волнение, когда  слышала название городов: Омск, Тюмень, Кемерово, Красноярск!

   Я родилась на сибирской земле, в городе Красноярске, в семье военнослужащих, и моя семья часто переезжала из одного города Сибири в другой.

   Поезда мчались по бескрайним просторам тайги, израненной угольными шахтами и нефтяными вышками. За окнами мелькали полноводные реки, - бесконечными рядами плыли брёвна спиленных деревьев. Заводы и металлургические комбинаты провожали поезда километровыми шлейфами едкого дыма.

   Кемерово, столица Кузбасса, был последним городом Сибири, в котором мы жили.

Это был город с многочисленным населением, с красивыми театрами и скверами,  и город был окутан испарениями заводов, в небе постоянно висел длинный хвост рыжего смога с тяжёлым кислым запахом, его местные жители так и называли  - « лисий хвост».

    В Кемерово была высокоразвитая культура и образование. В каждом человеке жила вера в близкое прекрасное будущее для себя и своих детей.  

    Сибирь - земля людей разных национальностей, правда, в это никто не вникал и никого это не интересовало. В школах, на работе,  - везде  присутствовал дух патриотизма, и все считали правильным труд на благо общей Родины.

    Это касалось и союзных республик, куда везли уголь, нефть, лес - многочисленные заводы поставляли братским народам металлы и продукцию…

    Люди старались жить с оптимизмом, находя радость в труде, в образовании, в искусстве, в простых человеческих радостях – любили красиво одеваться.

   В Сибири особенно красиво наряжались женщины: меха (чернобурка из целой лисы), вещи из натуральных тканей, духи с тонкими ароматами. А вот с продуктами питания – всё было намного хуже. Питались в основном картошкой с овощами, ягодами и грибами, а за остальными продуктами нужно было «поохотиться». В космос уже полетел Гагарин, а я после школы стояла на морозе за молоком для маленького брата в длинной очереди к цистерне, со страхом наблюдая - струйка молока из крана становилась все тоньше. В загазованных городах людям необходимо молоко – но его привозили мало.

    Иногда возвращалась с пустым бидоном, но выручали, помогали во всём соседи.  Люди в Сибири относились по-особому друг к другу, вне зависимости от национальности, понимая, - иначе тяжело выжить в условиях суровой погоды, нелегкой жизни и неустанного труда.

    Были частые аварии на заводах, были жертвы.

    Кузнецкий металлургический комбинат  - одно из крупнейших предприятий чёрной металлургии, находится в городе Новокузнецке Кемеровской области. На 16 горных предприятиях комбината добывались железная руда, известняк, доломит, кварциты, огнеупорные глины, формовочные пески. Доменные печи, мартеновские печи, блюминг, рельсобалочный и др. цеха К. м. к. — комплекс разнообразных, но технологически связанных между собой производств.

    Я помню аварию на одной из доменных печей.

   Мой отец, будучи в должности облвоенкома, выехал к месту аварии и взял меня с собой.   Когда мы проезжали мимо К. м. к. -  огромный гигант, протяженностью 18 километров, казалось, стонал и ухал, сотрясая землю своей мощью и гулом, выбрасывал в небо облака пара. А рядом жили и работали люди на благо всей Страны.

   В городе после аварии было много гробов, они стояли рядами. Паники не было. Вскоре я видела идущих мимо, возвращающихся с работы рабочих, металлургов, шахтёров -  в испачканных одеждах,  с копотью, сажей и с улыбками на измученных лицах.

   Прошло несколько лет, и я попрощалась с Кемерово из окна поезда.

   В небе ещё долго висел  дым «лисьего хвоста», казалось, он грустно провожает меня.

   Поезд  доставил меня вместе с другими многочисленными эшелонами из Сибири в  столицу Молдавии  -  Кишинёв.

   Кишинёв в 1968 г. поразил меня не только красотой (в Сибири тоже были очень красивые города), но и  чистым воздухом, зеленью улиц, парками, ароматом цветов, и многообразием людей.  В городе жили люди многих национальностей.

    Первыми, с кем я познакомилась, были евреи.  На улице Щусева жило много еврейских семей, и все они сразу с радостью предложили свою дружбу, по-детски отрекомендовали себя – лучшими математиками, музыкантами, врачами, сапожниками.

    В большинстве случаев так оно и было. Они очень старались хорошо работать, быть лучшими и приносить пользу людям.

    Вдыхая с наслаждением ароматы города, любуясь стильными людьми, я носилась с новыми друзьями по магазинам, поражавшим изобилием: продуктов питания, овощей, фруктов, одежды, обуви и косметики. Не могла привыкнуть к тому, что в магазине можно взять без очереди нарезку колбасы - сколько хочешь! Можно взять совсем немного, на следующий день всё будет опять на прилавках - свежее.

   В Сибири в стенах кухонь были огромные шкафы с отверстием на улицу. Они заменяли холодильники - чтобы выжить, нужно было запасаться впрок.

   Знакомство с городом приносило наслаждение, братская дружба народов была повсеместно: дома и проспекты, парки и учреждения строили народы разных национальностей в разные времена.

   Яркие тому примеры: в 1945 году в Кишинёв из эвакуации целиком переехал Ленинградский медицинский институт со своей уникальной библиотекой, в которой сохранились манускрипты самого Авиценны;  здания Александра Бернардацци возвеличивают Кишинев как архитектурные жемчужины прошлого века. Сам великий архитектор родился в Пятигорске, учился и окончил курс по первому разряду со званием архитекторского помощника в Петербурге. Центр города украшает Триумфальная арка по идее новороссийского генерал-губернатора Воронцова (1812 г.) и проекту архитектора И. Заушкевича. Чугунные колокола арки отлили и привезли из Одессы. А плановую застройку города осуществил русский архитектор Щусев.

    Спустя много лет, прожитых в Кишиневе, работая экскурсоводом, я встречала группы туристов из Красноярска. Мы отправлялись в Одессу по маршруту: Кишинёв – Бендеры -  Тирасполь - Одесса. Путешествуя по дорогам Молдавии, мои земляки видели на холмах, подобных морским волнам,  - виноградники, сады, нарядные сёла с красивыми домами, сказочные колодцы; видели землю, омытую русской кровью и Славой русских великих сражений. Здесь, в 1789 году, в ходе русско-турецких войн, русская армия под командованием Суворова одержала блестящую победу. Бендерская крепость помнит русские войска под командованием князя Потёмкина-Таврического и умелые действия командующего конницей Кутузова. Здесь воевал будущий предводитель казацко-крестьянского восстания Емельян Пугачёв. Штурм Бендер стал для российской истории самым кровавым сражением в войнах с турками.

    «Чем столько потерять и так мало получить, лучше было и вовсе не брать Бендер», - слова русской императрицы Екатерины II.

     Впереди - город Тирасполь. Город  Екатерины II и великого Суворова! Тирасполь - город орденоносец. На знамени города два ордена: орден Отечественной войны первой степени и орден Трудового Красного Знамени .

      19 августа 1941 года в Тирасполь вошли немецко-румынские войска. Начался планомерный методический грабеж. В Германию вывозились материальные ценности, оборудование предприятий.  За годы оккупации захватчики уничтожили около 4 тысяч жителей. Первое послевоенное десятилетие продолжался восстановительный период.    Город строился практически заново. На месте руин выросли фабрики и заводы, лечебные учреждения. Позже началось формирование новых отраслей - машиностроения и легкой промышленности, производственного хлопчатобумажного объединения и многих других.

    Город стал крупным промышленным и культурным центром Молдавии. Высоким темпам промышленного производства, строительству новых индустриальных и инфраструктурных объектов помогала вся страна.

    Тирасполь принимал гостей из Кишинёва тепло. В уютном кафе угощали сытно и вкусно, порции в тарелках были такие большие, что казалось - хватит на трёх человек. Всем очень нравилась рисовая каша на сгущенном молоке с маслом, а также пышные оладьи, наверное, у поваров были свои секреты. Мы ходили по уютному городу, восхищались историческими памятниками.

Памятник Суворову: - « и на первом месте будет он – наш тираспольский Александр Васильевич. И нам удалось сделать генералиссимуса своим символом» - говорят жители Тирасполя и в настоящее время.

 Танк Т-34, который стоит по соседству с мемориалом Славы, легендарный. Танк прошел всю ВОВ, и был переправлен в Молдавию из Венгрии в 1945 году. Теперь он символизирует память о павших в годы войны советских воинах. На боку танка надпись: "За Родину!" и звезда героя. Под танком хранится капсула с землей, привезенной из города-героя Волгограда.

   Далее по маршруту был Сад «Память Ильича», протянувшийся на 30 километров.

  Площадь его была более шести тысяч гектаров. По сторонам дороги туристы видели моря плодовых деревьев. Это был гигантский сад, говорят, самый большой в Европе.

  За окнами автобуса плавно плыли красивые, цветущие пейзажи, открывая восхищённым взглядам туристов жизнь в солнечной Молдавии.

   Свободно, без проверки документов, мы проезжали границу с Украиной. Как экскурсовод я подчеркивала -  мы едем по территории УССР. Поднималась темы Великой Отечественной Войны и обороны города-героя Одессы. Люди слушали со слезами на глазах, а когда автобус останавливался около памятников погибшим, все вставали.

   Позволю себе маленькую ремарку: после 92 года, видела в кафе Одессы стариков, которые заходили, тихо скользя и стесняясь поднять глаза. Пожилые люди останавливались у стен, опрятно одетые, с орденами и медалями на пиджаках, -  они ждали, когда посетители поедят и уйдут. Тогда старики подходили и доедали то, что оставалось на тарелках, затем опять отходили к стене и вновь ждали. Работники кафе были люди добрые, они не выгоняли ветеранов войны.

Вспоминаются поэтические строки  поэта-фронтовика Григория Поженяна:

«В красном сне, в красном сне, красном сне бегут солдаты - те, с которыми когда-то был убит я на войне...».

  
Возвращаясь из Одессы в Кишинёв, мы общались. Однажды спросила: как живёт Красноярск? Поразила весть о том, что уже нет богатой природы под Красноярском, а строительство могильника радиоактивных отходов - вопрос  решенный. Вскоре моя группа туристов засыпала – люди уставали от впечатлений и отдыха. Я смотрела на лица земляков, мне хотелось, чтобы им снились сны о красивых сибирских дорогах, не вырубленной тайге, девственных пейзажах родной земли, где много свежего воздуха и в городах.

 Проснувшись, кто-то из сибирских гостей громко спросил: – Где мы?

И водитель ответил: - Уже дома, подъезжаем к Тирасполю!

…Прошло много лет, теперь наш поезд мчится из Одессы в Кишинёв  - в облаках, по объездным дорогам, мимо Приднестровья  - Тирасполя, Бендер; и мне трудно понять:

-  ГДЕ МЫ?