РЕФЕРЕНДУМ 2006 ГОДА В ПРИДНЕСТРОВЬЕ: ПРЕДПОСЫЛКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ (ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 110

Медиа

11.07.16

Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) – уникальный пример среди молодых независимых государств, не обладающих широким международным признанием. Исключительной особенностью Приднестровья является активное использование государственной властью страны инструментария референдарной демократии, сущность которой сводится к общенациональному обсуждению фундаментальных вопросов внешней и внутренней политики, принятию единого консолидированного решения и претворению в последующем в жизнь воли граждан. То есть, процесс создания и становления Приднестровского государства напрямую связан с понятием «референдум» – формой непосредственного волеизъявления граждан, выражающейся в голосовании по наиболее важным вопросам государственного значения. За весьма короткий период времени с 1989 г. по 2006 г. в Приднестровье проведено 7 референдумов [1]. Каждый из них становился ответом на политические вызовы времени, выступал отражением существующей действительности.

17 сентября 2016 г. в республике отметят 10-летие «Республиканского референдума ПМР по вопросу взаимоотношений с Российской Федерацией и Республикой Молдова». Обратимся к анализу того, что предшествовало референдуму-2006, его итогам, а также контекстным примерам международной плебисцитарной практики последних лет.

 

История вопроса (хронология событий): от одиозного закона к полномасштабной блокаде

25 ноября 2003 г. Президент Республики Молдова В.Н. Воронин отказался от подписания ранее постранично парафированного им «Плана Козака» [2], по которому Молдова (с Приднестровьем и Гагаузией) должна была стать ассиметричной федерацией. С этого момента количество и степень жесткости антиприднестровских и антироссийских выпадов со стороны молдавских властей росло в геометрической прогрессии.

22 июля 2005 г. парламент Молдовы принимает одиозный Закон об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья). Документ учреждает автономно-территориальное образование с особым правовым статусом – Приднестровье, и отражает в качестве главенствующего «принцип демократизации и демилитаризации Приднестровья» [3].

С 28 февраля 2006 г. по вине молдавской стороны на целых 5 лет прекращает свою работу «Постоянное совещание по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию» в формате «5+2». Буквально через несколько дней начинается экономическая блокада ПМР.

1 марта 2006 г. Премьер-министр Украины Ю.И. Ехануров подписал Распоряжение Правительства, согласно которому для реализации договоренностей, определенных в Совместном заявлении премьер-министров Украины и Республики Молдова от 30 декабря 2005 г., Государственной таможенной службе поручалось обеспечить начиная с 1 марта 2006 г. таможенное оформление товаров и транспортных средств, ввозимых в Украину из Молдовы, с соблюдением положений Протокола между Государственной таможенной службой Украины и Таможенным департаментом Республики Молдова о взаимном признании товаротранспортных, коммерческих и таможенных документов и таможенных обеспечений от 15 мая 2003 г. [4], [5].

Уже 3 марта в режиме «сверхсрочно» глава Государственной таможенной службы Украины О.Б. Егоров в адрес начальников региональных таможен и таможен направил письмо, которым предписывалось обеспечить таможенное оформление товаров и транспортных средств, которые ввозятся в Украину из Республики Молдова, с соблюдением положений ранее заключенного Протокола [6], [5].

Новый порядок определил, что потребительские товары (продукты питания, медикаменты, строительные материалы и др.) будут следовать в Приднестровье только через молдавские пункты пропуска и при этом облагаться 20% налогом на добавленную стоимость, акцизами и таможенными пошлинами [7]. В Украину же из Приднестровья будут пропускаться только те грузы, которые имеют таможенное оформление и сертификаты Республики Молдова.

Конечно, все это прямо ограничивало самостоятельность внешнеэкономической деятельности Приднестровья, гарантированную Московским Меморандумом 1997 г. [8, с. 57-58]. По сути, 3 марта произошло то, чего руководство Молдовы добивалось на протяжении пяти предшествовавших лет. Приднестровский экспорт оказался полностью блокирован, предприятия республики столкнулись с реальной угрозой остановки. Приднестровская государственность лишилась части экономического базиса, в республике явно провоцировалась гуманитарная катастрофа, за которой по расчетам молдавских властей должны последовать социальный взрыв, смена власти и ликвидация государственности. Все это официальный Кишинев пытался  сделать руками Украины – страны-гаранта в молдо-приднестровском урегулировании [9].

События развивались по нарастающей. Уже 4 марта в качестве ответного шага приднестровская граница была перекрыта для товаров и грузов, следующих из Молдовы в Приднестровье, либо через Приднестровье в Украину и Россию. 5 марта Президентом ПМР И.Н. Смирновым в связи с необходимостью разработки антикризисных мер из-за возникших событий принято решение создать при Президенте Межведомственный координационный Совет [10]. На приднестровско-украинском участке границы вблизи украинских пунктов пропуска начались пикеты против экономической блокады Приднестровья. Республика фактически перешла в мобилизационный режим жизнедеятельности, в городах ПМР стартовали многотысячные антиблокадные митинги.

23 марта Верховный Совет ПМР принимает 2 постановления: «Об утверждении Положения о порядке созыва и проведения Съезда депутатов всех уровней Приднестровской Молдавской Республики» [11] и «О созыве VI Съезда депутатов всех уровней Приднестровской Молдавской Республики» [12].

31 марта в большом зале столичного Дворца Республики открылся VI Съезд народных депутатов Советов всех уровней ПМР. В работе съезда приняло участи 660 делегатов. Своеобразным лейтмотивом съезда стала необходимость проведения всенародного референдума, ведь ПМР – это суверенное государство, объективно имеющее право быть полноправно признанным субъектом международного права. Итоговая Декларация съезда вобрала в себя ряд важных исторических моментов: «Действия Республики Молдова, направленные на экономическую блокаду Приднестровья, привели к тяжелым экономическим и политическим последствиям. Нарушено право Приднестровья на свободу экономической деятельности, разрушены принципы, на которых Приднестровье и Молдавия были намерены строить общее государство. […] Для определения формулы мирного сосуществования Приднестровья и Молдавии мы намерены инициировать проведение всенародного референдума – как высшей формы волеизъявления приднестровских граждан» [13, с. 238-239].

Хотя блокадные меры соседей продолжали усиливаться день ото дня, уже 23 мая социально-экономическое взаимодействие Приднестровье и России перешло на новый уровень. Вице-премьер Правительства РФ А.Д. Жуков и Президент ПМР И.Н. Смирнов подписали Протокол, позволяющий осуществлять взаимодействие во всех сферах жизни обоих государств. Документ стал основой укрепления и дальнейшего развития двусторонних отношений между органами государственной власти ПМР и РФ [14, с. 141-143].

29 июня И.Н. Смирнов направил в Верховный Совет ПМР проект постановления Верховного Совета ПМР «О проведении республиканского референдума…» [15]. 14 июля Верховный Совет принял соответствующее Постановление, которым определил выносимые на референдум вопросы, а также дату его проведения [16].

 

Итоги и роль непризнанного плебисцита

17 сентября 2006 г. состоялся 7-й по счету референдум в Приднестровье. До этого в городах и районах ПМР были сформированы штабы общественных объединений в поддержку плебисцита. Дню голосования предшествовала широкая и кропотливая разъяснительная работа на местах о целях и задачах референдума, яркая и запоминающаяся агитационная компания под лозунгами: «Да» независимости Приднестровья!», «Мы помним! Мы не Молдова!», «Мы имеем право на свое будущее!», «За единство с Россией!» и др., проводимая общественными объединениями ПМР.

26 сентября Центризбирком ПМР подвел окончательные итоги прошедшего референдума. В голосовании приняли участие 310169 (78,6%) избирателей. Голоса распределились следующим образом: «Поддерживаете ли Вы курс на независимость ПМР и последующее свободное присоединение Приднестровья к РФ?» – «ЗА» – 301332 (97,2%), «ПРОТИВ» – 5905 (1,9%); «Считаете ли Вы возможным отказ от независимости ПМР с последующим вхождением Приднестровья в состав Республики Молдова?» – «ЗА» – 10308 (3,3%), «ПРОТИВ» – 294253 (94,9%) [17]. За ходом волеизъявления следили более 170 международных наблюдателей, которые не выявили нарушений Конституции ПМР, Избирательного кодекса ПМР и иных законодательных актов страны.

Приднестровский референдум не был признан легитимным рядом геополитических акторов: Украиной, Молдовой и Румынией, Европейским союзом, ОБСЕ, Советом Европы, США и др. Вместе с тем, 6 октября по итогам референдума депутаты Государственной Думы РФ приняли Заявление, утвержденное соответствующим постановлением. В Заявлении говорилось о том, что «итоги референдума в Приднестровье должны быть в полной мере учтены  международным сообществом», о том, что депутаты «поддерживают усилия по улучшению экономического положения в Приднестровье и снятию  ограничений на внешнеэкономическую деятельность […]», «отмечают  важность обеспечения стабильности и безопасности в регионе, сохранения российских миротворческих сил». «Государственная Дума полагает, что Российская Федерация должна выстраивать свою политику с учетом свободного волеизъявления народа Приднестровья» [18], - отмечалось в заявлении.

Сегодня со дня проведения референдума прошло 10 лет. Многие события того момента истории можно и нужно напомнить, подвергнуть анализу с учетом тенденций времени, обозначив как итог по следующим направлениям:

 

Направление «Молдова, Украина»

Референдум 2006 г. стал взвешенным и выверенным ответом на однобокие и антигуманные действия Молдовы и Украины по блокированию внешнеэкономической деятельности Приднестровья. Именно блокада и политика давления послужили основой для проведения плебисцита.

Подчеркнем, что 17 сентября для ПМР стало своего рода точкой невозврата к возможным планам построения единого государства с Республикой Молдова, в котором Приднестровью уготована судьба автономии с «широкими полномочиями».

Приднестровцы сказали «да» независимости и, исходя из этого, выдали республиканским властям мандат на дальнейшую деятельность в переговорном процессе формата «5+2» по поиску механизмов разрешения молдо-приднестровского урегулирования на принципах равноправия, справедливости и добрососедства.

Напомним, что в 2006 г. прошел второй референдум по вопросу о независимости ПМР. Фактически он повторил результат референдума 1 декабря 1991 г., когда явка составила 372027 (78%) избирателей, «За» независимость проголосовали  363647 (97,7%) [1].

Сегодня мы наблюдаем как соседние Молдова и Украина стремятся войти в Европейский союз и НАТО, при этом Приднестровское государство неизменно реализует курс на независимость и единство с Россией.

 

Направление «Россия, внутренняя политика ПМР»

Референдум открыл новую страницу в двусторонних взаимоотношениях ПМР и РФ.

Касаясь вопроса «о взаимоотношении с Россией», приднестровцы, вынося его на голосование, уверенно рассчитывали (и эти надежды оправдались), что 17 сентября подтвердится позиция о том, что ПМР является добрым партнером и надежным союзником РФ в регионе, и с этим фактом нужно считаться.

Есть мнение, что народ Приднестровья сказал «да» свободному присоединению к России после международного признания независимости. И это предполагает, во-первых, решение в будущем вопроса о присоединении к РФ только на основе всенародного волеизъявления с учетом возможного изменения основ конституционного строя Приднестровья как суверенного, независимого государства. Во-вторых, речь пока не ведется о вхождении Приднестровья в состав РФ в качестве субъекта или в иной форме. На данном этапе ключевой задачей приднестровской внешней политики становится поэтапная интеграция ПМР в правовое, политическое, экономическое, гуманитарное и другие пространства РФ [19, с. 24].

Итоги референдума поставили новый запрос в реализации местной правовой практики ПМР – осуществление гармонизации приднестровского законодательства с российским. Хотя курс на гармонизацию был взят после подписания 23 мая 2006 г. Протокола «Жуков-Смирнов» (уже 3 июля по указу Президента ПМР была создана межведомственная рабочая группа по вопросам гармонизации [20], 10 августа указом утверждено Положение о данной межведомственной рабочей группе [21]), однако именно 17 сентября вывело на новую ступень работу в контексте гармонизации. Так, 26 июля 2007 г. свет увидела Концепция и Единый план по гармонизации законодательства ПМР с законодательством РФ. В общих положениях Концепции в частности говорилось: результат референдума 17 сентября 2006 г. – это интеграция с РФ во всех сферах жизни, что становится приоритетным направлением развития общегосударственной политики.  Интеграция возможна только при условии гармонизации законодательства ПМР с законодательством РФ. В качестве общей цели гармонизации определено создание основы для последующей интеграции Приднестровья в правовое пространство России [22].

В целом же наибольшее количество изменений в правовой системе ПМР в рамках гармонизации приходится на 2006-2007 гг. В 2008-2013 гг. специалисты отмечают снижение темпов системной практической работы в данном направлении. Одним из наиболее масштабных действий процесса гармонизации в указанный период стала конституционная реформа 2011 г., в результате которой в Конституцию ПМР имплементированы нормы, идентичные Конституции РФ – возрожден институт Правительства, деятельность которого регламентирована нормами Конституционного закона. В сентябре 2012 г. ПМР воспринят опыт РФ – появился самостоятельный следственный орган – Следственный комитет ПМР.

Важным элементом претворения в жизнь воли народа, высказанной 1 декабря 1991 г. и 17 сентября 2006 г., явился подписанный Президентом ПМР Е.В. Шевчуком 20 ноября 2012 г. указ, утвердивший Концепцию внешней политики ПМР. В этом документе впервые зафиксировано то, что ключевым направлением внешней политики ПМР является всестороннее развитие взаимодействия с РФ [25]. В целом же именно с 2012 г. Приднестровье нарастило взаимодействие с Россией в формате многочисленных межведомственных соглашений между органами исполнительной власти ПМР и РФ, реализации Россией масштабных гуманитарных проектов в Приднестровье, а также существенных прорывов в области консульского обслуживания граждан РФ, проживающих в ПМР.  Центральное место в этой масштабной работе отведено московскому Протоколу, подписанному по итогам рабочей встречи Заместителя Председателя Правительства РФ, специального представителя Президента РФ по Приднестровью Д.О. Рогозина и Президента ПМР Е.В. Шевчука 25 октября 2013 г. Протоколом «Рогозин-Шевчук» подтверждена неизменность ключевой роли РФ как государства-гаранта и посредника в усилиях по достижению всеобъемлющего и жизнеспособного урегулирования ситуации на Днестре, отмечено стабилизирующее значение проводимой под эгидой России трехсторонней миротворческой операции как уникального эффективного механизма поддержания мира и безопасности во всем регионе, достигнута договоренность о развитии взаимовыгодного двустороннего сотрудничества [26, с. 79-81].

Не будет лишним также отметить, что современное движение Приднестровского государства в фарватере России является мощным фундаментом для развития национальной идеи ПМР, выражением воли многонационального народа Приднестровья.

 

«Есть такое право»: двойные стандарты как политико-правовая реалия и сложившаяся традиция

Мировая референдарная практика последних десятилетий значительно актуализировала дискуссию о существующих противоречиях в соотношении ряда принципов международного права, таких как право наций и народов на самоопределение, территориальной целостности государств, нерушимости государственных границ.

Однако в контексте исследования (референдум-2006 в ПМР) следует рассмотреть проблематику признания суверенитета государства и наделения его международной правосубъектностью.

Напомним лишь некоторые примеры референдумов за период с 1999 г. по 2014 г. о независимости / самоопределении и их современные итоги, а также прецеденты признания государств полноправным субъектом международного права [27]:

- 30 августа 1999 г. на территории Восточного Тимора под эгидой ООН состоялся референдум; в бюллетени для голосования было внесено два вопроса: «Принимаете ли вы особую автономию для Восточного Тимора в рамках унитарного государства Республики Индонезии?» и «Отвергаете ли вы предложенную особую автономию для Восточного Тимора, что приведет к выходу из состава Индонезии?». Избиратели высказались за независимость Восточного Тимора. 20 мая 2002 г. была провозглашена Демократическая Республика Восточный Тимор – Лешти (Восточный Тимор). 27 сентября 2002 г. республика принята в качестве 191-го члена в ООН [28, с. 125];

- 21 мая 2006 г. Черногория положительно ответила на главный вопрос национального референдума «Желаете ли Вы, чтобы Республика Черногория стала независимым государством с полным международно-правовым суверенитетом?», проголосовав за независимость от Сербии. Позже парламент страны провозгласил ее независимость, 28 июня государство вошло в состав ООН;

- 17 сентября 2006 г. приднестровцы проголосовали «за» независимость ПМР и присоединение к России. Государство не признано мировым сообществом до сих пор;

- 12 ноября 2006 г. в Южной Осетии состоялся референдум по единственному вопросу: «Согласны ли Вы с тем, чтобы Республика Южная Осетия сохранила свой нынешний статус независимого государства и была признана международным сообществом?». Осетины сказали «да» независимости. 26 августа 2008 г. в результате вооруженной агрессии Грузии Республики Южная Осетия и Абхазия были признаны РФ в качестве суверенных и независимых государств;

- 17 февраля 2008 г. парламент Косово принял Декларацию о независимости. На сегодня Косово признано более половиной государств-членов ООН;

- с 9 по 15 января 2011 г. прошел референдум в Южном Судане. Вопрос на плебисците звучал следующим образом: «Считаете ли Вы необходимым отделение Южного Судана от Судана?». Абсолютное большинство проголосовавших высказалось «за». С 14 июля 2011 г. Южный Судан стал членом ООН;

- 10 и 11 марта 2013 г. жители Фолклендских островов абсолютным большинством ответили «да» на вопрос: «Желаете ли Вы, чтобы Фолклендские острова сохранили свой политический статус в качестве заморской территории Соединенного Королевства?»;

- 16 марта 2014 г. жители Крымского полуострова высказались положительно на вопрос: «Вы за воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации?» и отрицательно на формулировку: «Вы за восстановление действия Конституции Республики Крым 1992 года и за статус Крыма как части Украины?». 17 марта провозглашена независимость Крыма, а 18 марта подписан Договор о присоединении Крыма к России. Сегодня Республика Крым и г. Севастополь – субъекты РФ;

- 18 сентября 2014 г. прошел референдум в Шотландии. Граждане Великобритании и Европейского союза, постоянно проживающие в регионе, в своем большинстве отрицательно высказались на вопрос «Должна ли Шотландия стать независимой страной?». Интересно, что уже спустя два года, 23 июня 2016 г. в ходе референдума жители Соединенного Королевства проголосовали за выход страны из Евросоюза, и в Шотландии вновь зазвучала риторика о независимости (и сохранении членства региона в ЕС).

Таким образом, можно констатировать, что международная практика последних лет не знает какого-либо универсального сценария для последующего признания государства в качестве субъекта международного права. Однако, анализируя вышеизложенные факты, а также те события, которые предшествовали признанию перечисленных государств, можно сделать закономерный вывод о существующей в международных отношениях практике двойных стандартов, фактически уже ставшей традиционной.

Профессор Дипломатической Академии МИД РФ О.Н. Хлестов разумно полагает, что признание – это сугубо политическая акция, хотя оформляется юридическими документами, односторонними или двусторонними, после чего возникают определенные правовые последствия [29].

В 2008 г. Россия признала суверенитет Абхазии и Южной Осетии, бывших грузинских автономий. В начале 1990-х гг. эти территории законно отделились от Грузии, отстояли свою независимость от нее в вооруженных конфликтах, и, в конечном счете, стали фактическими российскими протекторатами (продолжая официально признаваться мировым сообществом территориальными единицами Грузии). Значительная часть их жителей получила российское гражданство. Попытка Грузии в августе 2008 г. силовым образом восстановить свой контроль над Южной Осетией обернулась массовым кровопролитием. Последующие события, вошедшие в историю как «Принуждение к миру» или Пятидневная война, создали новую политическую реальность, нуждавшуюся в соответствующем правовом оформлении. Россия, по понятным причинам, не могла включить Южную Осетию, а тем более Абхазию в свой состав. Но и продолжать номинально признавать их составными частями Грузии тоже было нельзя. Как итог, Абхазия и Южная Осетия были признаны независимыми государствами [30, с. 62-63].

Признание в 2008 г. частью мирового сообщества во главе с США независимости Косово, а Российской Федерацией – Абхазии и Южной Осетии, с одной стороны обострило ситуацию вокруг непризнанных государств, с другой – показало возможные пути разрешения данных конфликтов. При всех оговорках можно констатировать, что «непризнанные государства» на современном этапе общественного развития выступают самостоятельными игроками региональной и международной политики, оказывая заметное влияние на политические процессы [31, с. 127].

Однако в то время как вопрос о самоопределении остается весьма острым для всего мирового сообщества, доктрина международного права заметно отстает и не предлагает идеальных решений, соответствующих требованиям времени. Ситуация осложнена еще и тем, что позиция некоторых государств диаметрально меняется в зависимости от конкретных геополитических интересов. Так, относительно известных событий в Косово США и РФ занимали различные позиции, когда представители МИД РФ утверждали о нарушении территориальной целостности и вмешательстве в дела суверенной Сербии в ответ на заявления США о правомерной реализации народом Косово своего права на самоопределение. Однако события 2008 г. в Южной Осетии и Абхазии показали, что стороны будто поменялись местами: их представители, используя те же аргументы, говорили о вопиющем нарушении принципа территориальной целостности суверенной Грузии и о праве народов Абхазии и Южной Осетии на самоопределение [32, с. 85].

Сегодня на постсоветском пространстве существуют ряд частично признанных государств, таких как Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье, большинство из которых являются де факто состоявшимися государствами. Специфика их ситуаций такова, что в каждой необходимо исключительно индивидуальное решение. Индивидуальное как для каждого признаваемого, так и для каждого признающего. Если бы признание и принятие в ООН не играло той решающей роли, какую оно играет, то проблемы «непризнанных государств» не существовало бы [30, c. 63-64]. В целом же проблемы признания постсоветских де-факто государств могли бы быть давно решены, если бы сверхдержавы предпринимали свои действия не на основании политической конъюнктуры, своих геополитических, экономических или иных интересов, а исходя из принципов политического реализма, гуманности и здравого смысла [33, с. 66].

Возвращаясь к ситуации в ПМР важно подчеркнуть, что политика «двойных стандартов», блокадные меры и другие механизмы политического давления со стороны Молдовы и Украины в отношении Приднестровья не позволяют республике в полной мере реализовать свой потенциал. Однако, как справедливо отмечает глава МИД ПМР Виталий Игнатьев, «это не дает нам права отгораживаться от мира, замыкаться в своих проблемах. В политике нет понятия «обиды», а есть необходимость настойчиво и последовательно отстаивать свои интересы» [34, с. 167]. Воля приднестровского народа, высказанная на референдуме 2006 г. – это и есть тот самый интерес Приднестровского государства – независимость и единство с Россией, что является и сегодня безальтернативным выбором приднестровцев.

 

Литература

1. См.: Волкова А.З. Референдумы в контексте истории становления и развития институтов демократии в Приднестровье (конец 1980-х - 2000-е гг.) // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2. История. – 2009. – № 1. – С. 142-149.

2. См.: Меморандум «Об основных принципах государственного устройства объединенного государства» от 17 ноября 2003 г. // РИА НОВОСТИ. – URL: http://ria.ru/doc/20031116/1719495.html, «Бесы» Воронина // Молдавские Ведомости. – URL: http://www.vedomosti.md/news/besy-voronina

3. Закон Республики Молдова об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья) от 22 июля 2005 г. № 173-XVI // Registrul de stat al actelor juridice al Republicii Moldova. – URL: http://lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=313004&lang=2

4. Розпорядження Кабінету Міністрів України від 01 березня 2006 р. № 112-р «Питання митного оформлення товарів і транспортних засобів, що ввозяться в Україну з Республіки Молдова» // Информационно-правовой портал «Законы Украины». – URL: http://www.uazakon.com/documents/date_9o/pg_izwdso.htm

5. См.: Протокол між Державною митною службою України й Митним департаментом Республіки Молдова про взаємне визнання товаротранспортних, комерційних і митних документів та митних забезпечень від 15 травня 2003 р. // Информационно-правовой портал «Законы Украины». – URL: http://www.uazakon.com/documents/date_70/pg_iuccog.htm

6. См.: Лист Державної митної служби України від 03 березня 2006 р. № 11/1-9/2241-ЕП «Про розпорядження Кабінету Міністрів України» // Информационно-правовой портал «Законы Украины». – URL: http://www.uazakon.com/documents/date_99/pg_izwmxx.htm

7. Экономическая блокада Приднестровья // VESTI.RU. – URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=117750&tid=34149

8. Меморандум «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем» от 8 мая 1997 г. // Переговорный процесс между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова в документах. Издание второе, переработанное, дополненное / Под ред. Н.В.  Штански (на русском и английском языках) – Бендеры: Полиграфист, 2014. – 482 с.

9. Приднестровье на пороге гуманитарной катастрофы // ИА «Ольвия-пресс». – URL: http://www.olvia.idknet.com/ol36-03-06.htm

10. Распоряжение Президента ПМР от 5 марта 2006 г. № 104рп «О создании межведомственного координационного совета» // ГУ «Юридическая литература». – URL: https://www.ulpmr.ru/ul/show/b9JN9a7JR6fsaPH0oexNJmf9NHnpK9Fgo3Ak=

11. Постановление Верховного Совета ПМР от 23 марта 2006 г. № 93 «Об утверждении Положения о порядке созыва и проведения Съезда депутатов всех уровней Приднестровской Молдавской Республики» // ГУ «Юридическая литература». – URL: https://www.ulpmr.ru/ul/show/aF11rvlAPldG4t7aR9bEFhF5kaH5/A9eUkdY=

12. Постановление Верховного Совета ПМР от 23 марта 2006 г. № 94 «О созыве VI Съезда депутатов всех уровней Приднестровской Молдавской Республики» // ГУ «Юридическая литература». – URL: https://www.ulpmr.ru/ul/show/uqmIt4OLhLsD2PptE8520PYHhY9rGgex/VKE=

13. Декларация VI съезда депутатов всех уровней Приднестровской Молдавской Республики от 31 марта 2006 г. // Волкова А.З. Съезды депутатов всех уровней Приднестровской Молдавской Республики (1990-2006 гг.). – Тирасполь: ГУИПП «Типар», 2006. – 264 с.

14. См.: Протокол по итогам рабочей встречи Заместителя Председателя Правительства РФ А.Д. Жукова с Президентом Приднестровья И.Н. Смирновым от 23 мая 2006 г. // Шалыгин М.В., Ястребчак В.В. Российская Федерация – Приднестровская Молдавская Республика 1991-2011. Сборник документов. – М.: ИЦ «Новая реальность», 2014. – 336 с., ил.

15. Распоряжение Президента ПМР от 29 июня 2006 г. № 461рп «О проекте постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики «О проведении Республиканского референдума Приднестровской Молдавской Республики по вопросу взаимоотношений с Российской Федерацией и Республикой Молдова» // ГУ «Юридическая литература». – URL: https://www.ulpmr.ru/ul/show/85jr3eHYh3Pg6BGNSSu3D0WOt626PQC4o1rQ=

16. См.: Постановление Верховного Совета ПМР от 14 июля 2006 г. № 266 «Об объявлении и проведении референдума Приднестровской Молдавской Республики по вопросу взаимоотношений с Российской Федерацией и Республикой Молдова» // ГУ «Юридическая литература». –URL: https://www.ulpmr.ru/ul/show/llJSh2VejTZ9kNYUXgiYp4tU4rGze3P+r908=

17. Постановление Центральной избирательной комиссии ПМР от 26 сентября 2006 г. № 100 «Об утверждении итогов голосования на республиканском референдуме по вопросам взаимоотношений с Российской Федерацией и Республикой Молдова» // Государственный суверенитет Приднестровской Молдавской Республики: Научн. изд. – Тирасполь: ЦСПИ «Перспектива», 2006. – 228 с.

18. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 6 октября 2006 г. № 3560-4 ГД «О Заявлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об итогах референдума в Приднестровье 17 сентября 2006 года»  // Собрание законодательства РФ (официальные электронные версии бюллетеней). – URL: http://www.szrf.ru/doc.phtml?nb=edition00&issid=2006042000&docid=73

19. Ястребчак В.В. Приднестровская внешняя политика: до и после референдума 17 сентября 2006 года // Аналитический вестник. – 2006. – № 20 (308). – С. 17-27. // Совет Федерации Федерального Собрания РФ. – URL: http://council.gov.ru/media/files/41d44e8b8c8dc1593780.zip

20. Указ Президента ПМР от 3 июля 2006 г. № 336 «О создании межведомственной рабочей группы по вопросам гармонизации законодательства Приднестровской Молдавской Республики с законодательством Российской Федерации» // ГУ «Юридическая литература». – URL: http://ulpmr.ru/ul/show/LyrUiGvoSP2CVC0B2WkauDTUdBglY53Qc2dE=

21. Указ Президента ПМР от 10 августа 2006 г. № 431 «Об утверждении Положения о межведомственной рабочей группе по вопросам гармонизации законодательства Приднестровской Молдавской Республики с законодательством Российской Федерации» // ГУ «Юридическая литература». – URL: http://ulpmr.ru/ul/show/g2oFl3TQ3e12mKhRwEBdEBQn3N5+oDM+Dg9c=

22. Распоряжение Президента ПМР от 26 июня 2007 г. № 586рп «Об утверждении Концепции и Единого плана по гармонизации законодательства Приднестровской Молдавской Республики с законодательством Российской Федерации» // ГУ «Юридическая литература». – URL: http://ulpmr.ru/ul/show/NubXknveZ8WjT6fsNBjiNpFrGJ4l7Tt+PjaQ=

23.  Указ Президента ПМР от 20 ноября 2012 г. № 766 «Об утверждении Концепции внешней политики Приднестровской Молдавской Республики» // ГУ «Юридическая литература». – URL: https://www.ulpmr.ru/ul/show/GXgQ2YxXSbnhmXuRScKZO67Dr5L5iRwgI6pc=

24. Протокол по итогам рабочей встречи Заместителя Председателя Правительства РФ, специального представителя Президента РФ по Приднестровью Д.О. Рогозина и Президента Приднестровья Е.В. Шевчука от 25 октября 2013 г. // Актуальные вопросы внешней политики Приднестровья (2012-2013 гг.). Выпуск первый / Под общ. редакцией к.пол.н. Н.В. Штански. – Тирасполь, 2014. – 142 с.

25. При написании блока использована информация интернет-энциклопедии «Википедия» – URL: https://ru.wikipedia.org, сайта Организации Объединенных Наций – URL:  http://www.un.org/ru/index.html.

26. Хазанов А.М. Восточный Тимор: долгий путь к независимости // История и современность. – 2012. – № 2(16). – С. 113-129.

27. Ананьева Е.В., Ашавский Б.М. Проблема признания государств. Дискуссия // Международная жизнь. – 2009. – № 11. – С. 43-68. – URL: https://interaffairs.ru/jauthor/material/7

28. Иванов В.В. Теория государства. – М.: Территория будущего, 2010. – 272 с.

29. Осипова С.А. Непризнанные государства как политико-правовой феномен: теоретико-методологический аспект // Вісник СевНТУ: зб. наук. пр. Вип. 123/2011. Серія: Політологія. – Севастополь, 2011. – С. 124-127.

30. Зохрабян Р.П. Формы реализации права народов на самоопределение в международном праве и доктрине // Вестник Московского университета. Серия 11: Право. – 2010. – № 2. – С. 75-85.

31. Осипова С.А. Международно-правовое признание государств: поиски эффективного механизма реализации // Наукові праці. Політологія. Випуск 163. Том 175. – 2011. – С. 64-67.

32. Игнатьев В.В. Приднестровская государственность: современное состояние и перспективы. – С. 164-170 // Постсоветская трансформация политических систем новых независимых государств: материалы международной науч-практ. конф. (Москва, 25 ноября 2011 года) / ред. В.Г. Егоров. – М.: Издательство МГОУ, 2012. – 286 с.