Российско-приднестровское межведомственное сотрудничество как основополагающий элемент развития экономики и управления в Приднестровской Молдавской Республике: цели сторон, исторические параллели и перспективы.

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 284
04.07.14

2-3 июля 2014 года представительная делегация Приднестровской Молдавской Республики во главе с Президентом Евгением Шевчуком совершила визит в Москву, итогом которого стало подписание руководителями министерств и ведомств России и Приднестровья семи Меморандумов о сотрудничестве в целом ряде отраслей.

 В частности, подписаны следующие межведомственные договорённости, нацеленные на организацию взаимовыгодного практического сотрудничества между исполнительными органами государственной власти Приднестровья и Российской Федерации:

1. Меморандум о сотрудничестве в торгово-экономической сфере между Министерством экономического развития Российской Федерации и Министерством экономического развития Приднестровья;

2. Меморандум о сотрудничестве между Министерством промышленности и торговли Российской Федерации и Министерством экономического развития Приднестровья;

3. Меморандум о сотрудничестве в области сельского хозяйства между Министерством сельского хозяйства Российской Федерации и Министерством сельского хозяйства и природных ресурсов Приднестровья;

4. Меморандум о сотрудничестве между Министерством транспорта Российской Федерации и Государственной службой транспорта и дорожного хозяйства Приднестровья;

5. Меморандум о сотрудничестве в области антимонопольной политики между Федеральной антимонопольной службой (Российская Федерация) и Комитетом цен и антимонопольной деятельности Приднестровья;

6. Меморандум о сотрудничестве между Министерством образования и науки Российской Федерации и Министерством просвещения Приднестровья;

7. Меморандум о сотрудничестве между Министерством культуры Российской Федерации и Государственной службой по культуре Приднестровья.

 

Работа над заключёнными в начале июля в Москве Меморандумами велась министерствами и ведомствами двух государств при координирующей роли внешнеполитических ведомств на протяжении последних семи месяцев. Первые проекты отраслевых соглашений были направлены Приднестровьем в адрес российской стороны ещё в конце 2013 года. Все проекты были разработаны в развитие положений Протокола по итогам рабочей встречи Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации, специального представителя Президента Российской Федерации по Приднестровью Д.О. Рогозина и Президента Приднестровья Е.В. Шевчука от 25 октября 2013 года.

 

Если внимательно изучить упомянутый Протокол[1], становится очевидным, что все направления межведомственного сотрудничества, на днях юридически оформленные в Москве, были предусмотрены документом, подписанным Евгением Шевчуком и Дмитрием Рогозиным. Перечисленные в отраслевых Меморандумах сферы сотрудничества конкретизируют, развивают и уточняют поручения руководителей, отданные в рамках Протокола по итогам рабочей встречи. Так, в Протоколе в качестве основных направлений сотрудничества были обозначены: торгово-экономическая, социально-гуманитарная сферы, денежно-кредитная политика и инвестиции, культурная и научно-образовательная сфера, информационная сфера. Принятые в российской столице договорённости, полагаю, целиком и полностью укладываются и одновременно реализуют те возможности, которые предоставило подписание 25 октября прошлого года Протокола «Рогозин-Шевчук». Более подробный анализ обозначенных соглашений в контексте их прикладного значения будет представлен в рамках данной статьи, но чуть ниже.

 

*****

Приднестровье планомерно следует в направлении расширения сотрудничества и партнёрства с Российской Федерацией. Этот приоритет определён Концепцией внешней политики Приднестровской Молдавской Республики от 20 ноября 2012 года[2], многочисленными обращениями и заявлениями Президента Приднестровья, Председателя и депутатов Верховного Совета ПМР, Министра иностранных дел республики. Россия также всегда выступала заступником и донором Приднестровья, а порою и единственным каналом дипломатической связи республики с внешним миром. Финансово-экономическая помощь, оказанная Россией Приднестровью, с момента образования республики едва поддаётся подсчётам с помощью простого калькулятора. Начиная с 2012 года, динамично возросло качество взаимодействия в информационной, медийной сфере.

 

При этом следует понимать, что межведомственное сотрудничество как таковое между Россией и Приднестровьем осуществлялось на регулярной основе и ранее. Проводились встречи на уровне ответственных представителей министерств, ведомств и служб сторон, нацеленные на урегулирование тех или иных актуальных проблемных вопросов. Так, консультации по линии Министерств иностранных дел Российской Федерации и Приднестровья носят устойчивый и системный характер. Они проводятся даже чаще, чем в преддверии каждого очередного заседания «Постоянного совещания…» и, разумеется, касаются не только проблематики переговорного процесса между Приднестровьем и Республикой Молдова.

 

Рамочную основу межведомственного взаимодействия между Россией и Приднестровьем ранее составлял Протокол по итогам рабочей встречи Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации А.Д. Жукова с Президентом Приднестровья И.Н. Смирновым от 23 мая 2006 года.[3] И в отдельных направлениях данное сотрудничество на основе соответствующих договорённостей осуществлялось вполне функционально. Например, в конце 2013 года на основе внутренних консультаций было принято решение о том, что Протокол о развитии сотрудничества и взаимоотношений по вопросам здравоохранения и социального развития между Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации и Министерством здравоохранения и социальной защиты Приднестровья от 21 декабря 2006 года наряду с иными документами в данной сфере является достаточной основой для продолжения сотрудничества между ведомствами здравоохранения двух стран. Исходя из этого, Приднестровская сторона не стала готовить новых договорённостей в сфере здравоохранения, отдав предпочтение сохранению устойчивой работы в рамках уже имеющегося соглашения о сотрудничестве.

 

Сегодня важным для экспертов аналитическим вопросом в данном контексте представляется вопрос о том, с чем связана очередная активизация межведомственного сотрудничества России и Приднестровья, каковы интересы и позиции сторон, а также каковы перспективы этого взаимодействия.

 

• В Приднестровской Молдавской Республике:

Позиция Приднестровья в данной связи представляется, пожалуй, наименее многогранной. Приднестровье является преданным и последовательным союзником Российской Федерации. Этот аспект не только никогда не скрывается, но и, напротив, является важным топиком в информационном и субстантивном позиционировании республики.

 

6 июня 2012 года Президент Приднестровской Молдавской Республики Евгений Шевчук заявил о том, что евразийская интеграция является национальной идеей Приднестровья. Вместе с тем в Приднестровье хорошо осознают, что Российская Федерация является одним из основных двигателей интеграционных процессов на евразийском пространстве, и именно с Россией Приднестровье связано длительными отношениями дружбы и сотрудничества. Поэтому «институционализация механизмов российско-приднестровского сотрудничества» рассматривается в качестве «одного из шагов на пути евразийской интеграции Приднестровья».[4]

 

Очевидно, что Приднестровье всегда было заинтересовано в наращивания партнёрских связей с Российской Федерацией, поскольку это является магистральным стратегическим курсом.

 

При этом переговорный процесс с Республикой Молдова, возобновлённый в официальном качестве в конце 2011 года, хоть и является умеренно результативным, очевидно, не может и никогда не мог придать необходимый импульс для развития всех сфер общественной жизни Приднестровья. В период с 2012 по 2014 года Приднестровьем и Республикой Молдова подписано свыше 10 документов о сотрудничестве в тех или иных сферах или об урегулировании существующих застарелых проблем. Вместе с тем в 2014 году переговорная конструкция дестабилизирована дискриминационными односторонними мерами Республики Молдова, прежде всего, в экономической сфере, а также в части немотивированного уголовного преследования должностных лиц Приднестровья. Второе в текущем году заседание «Постоянного совещания…» дважды переносилось по требованию Приднестровской стороны. При этом единственным не промежуточным итогом всё же состоявшейся в Вене встречи 5-6 июня с.г. явилось подтверждение молдавской стороной готовности ликвидировать плату за таможенное оформление экспорта и импорта, а также упразднить взимание экологического сбора с хозяйствующих субъектов Приднестровья, что впоследствии было сделано.

 

В условиях объективного несовершенства взаимодействия, точнее, конфликтного взаимодействия, между Приднестровьем и Республикой Молдова Приднестровская сторона предпринимает все возможные меры для интенсификации сотрудничества с Россией, прежде всего, на официальном межведомственном уровне.

 

• В Республике Молдова:

Всё более очевидной сегодня становится угроза поступательной утраты Республикой Молдова политического и экономического суверенитета, а также декларируемого на конституционном уровне военно-политического нейтралитета в качестве закономерного следствия евроатлантических устремлений молдавской политической элиты.

 

27 июня с.г. было подписано Соглашение об ассоциации между Республикой Молдова и Европейским союзом, включающее в себя Главу об углублённой и всеобъемлющей зоне свободной торговли. С этого момента значимая часть суверенных полномочий Республики Молдова в экономической сфере была передана наднациональному органу – Совету Ассоциации. При этом Молдова приняла на себя обязательство по безоговорочному исполнению порядка 20.000 директив Европейского союза, в разработке которых молдавские специалисты никогда не принимали никакого участия. В контексте ориентации на европейскую интеграцию органы власти РМ предприняли в конце прошлого года целый ряд организационных мер, направленных на установление полноценной границы с Приднестровской Молдавской Республикой, подразумевающей реализацию всех трёх классических форм контроля на границе – пограничного, миграционного, таможенного контроля.

 

Таможенный контроль проводится ещё с 2006 года стационарными пунктами таможенного оформления, а также мобильными группами таможенной службы Молдовы. Пограничный контроль осуществляют мобильные группы пограничной полиции Республики Молдова, действующие на всей её территории с акцентом на линию соприкосновения с Приднестровьем, за исключением Зоны безопасности.

 

7 пунктов миграционного контроля появились в конце прошлого года – на них осуществляется полноценный контроль миграционных потоков с соответствующим сканированием и проверками по базам данных документов граждан, пересекающих молдавско-приднестровскую государственную границу.

 

С 2014 года контроль границ был усилен Республикой Молдова через взаимодействие с инспекторами ОБСЕ, действующими в районе кишинёвского аэропорта, и сотрудниками Миссии EUBAM (Миссии по приграничной! помощи Молдове и Украине), которые неоднократно были замечены в районе КПП «Бендеры».

 

Сотрудничество Республики Молдова с Европейским союзом и НАТО, а также курс на установление отношений подчинённости с Румынией грозят полностью вытеснить фактор неэкономического влияния России в региональном политическом контексте. Коротко характеризуя указанные аспекты, можно привести целый ряд примеров, констатирующих несамостоятельность политической линии современной Молдовы:

• в части Румынии:

а) отсутствует договор о государственной границе между Румынией и Республикой Молдова, следовательно, не демаркированная и не делимитированная граница может быть в любой момент не только нарушена, но и изменена;

б) подписаны секретные соглашения о сотрудничестве в военной сфере между Молдовой и Румынией, санкционирующие при определённых условиях ввод румынских вооружённых сил на молдавскую территорию;

в) Конституционным судом Республики Молдова принято беспрецедентное с точки зрения юридической ничтожности и неграмотности решение о примате Декларации независимости Республики Молдова над Конституцией страны, единственной целью которого явилось установление румынского языка в качестве государственного в РМ;

г) в молдавском Правительстве успешно работают десятки советников-граждан Румынии, а экспертные и политологические сообщества Румынии и Молдовы в принципе представляют собой единый фронт, интенсивно лоббирующий идею «унири двух румынских государств». При этом в Молдове совершенно свободно функционируют прорымунские общественные организации, в том числе молодёжные (Actiunea-2012), их деятельность, различные демарши и националистические выходки практически никак не контролируются молдавским Правительством;

д) Румыния активно документирует население Республики Молдова своими паспортами (держателей румынских загранпаспортов в Молдове уже порядка 800 тысяч человек), а также ежегодно предоставляет до 5000 мест в высших учебных заведениях для молдавских граждан;

е) всё это позволяет румынским властям, в особенности Траяну Бэсеску, совершенно открыто и без обиняков заявлять о том, что присоединение Молдовы является третьим стратегическим проектом Румынии, после вступления в НАТО и Евросоюз. При этом молдавские власти едва ли хоть раз удосужились денонсировать такие заявления, пускай и в средствах массовой информации;

ж) тесно переплетены и скоординированы действия Румынии и Республики Молдова во внешнеполитическом контексте. Румынские представители часто лоббируют молдавские интересы в структурах, прежде всего, парламентских, Евросоюза. Румынский МИД пытается активно воздействовать на медийное поле своими заявлениями о необходимости вывода российских войск из Приднестровья, неэффективности формата «5+2», поддержке территориальной целостности и суверенитета РМ. Республика Молдова, в свою очередь, делает всё возможное, чтобы придать румынскому фактору в региональном контексте как можно больше веса.

• в части НАТО:

а) между НАТО и Республикой Молдова действует План действий индивидуального партнёрства[5], предусматривающий сотрудничество по целой канве направлений, начиная от участия молдавских вооружённых сил в операциях НАТО и заканчивая предоставлением инфраструктуры на территории РМ для нужд Североатлантического альянса;

б) Республика Молдова и НАТО проводят совместные учения, аэродром в Маркулештах и полигон в Бульбоках (прямо на границе с Приднестровьем) будут технически переоснащаться при непосредственном содействии НАТО;

в) молдавские, пускай и немногочисленные контингенты, принимали и принимают участие в военных операциях НАТО – в Ираке и Косове. Присутствие молдавских военных в Косове вызывает иронию у многочисленных экспертов: страна, имеющая неурегулированный территориально-политический конфликт с 20-тилетней историей и потенциальный очаг напряжённости в Гагаузии (при том, что воля народа обеих территорий было недвусмысленно выражена на референдумах), способствует незаконному (без проведения референдума) отделению Косова от Сербской Республики и признанию его суверенитета;

г) с 12 по 16 мая 2013 года прошла «неделя НАТО в Республике Молдова» при том, что абсолютное большинство населения соседнего государство относится к данному военно-политическому блоку как минимум с опасением;

д) квинтэссенцией этого сотрудничества на принципах подчинённости между Молдовой и НАТО является тот факт, что представитель НАТО является постоянным членом коллегии Министерства обороны Республики Молдова. Говорить о конституционном военном нейтралитете Молдовы в таких обстоятельствах представляется невозможным.

в части Европейского союза:

а) подписание Соглашения об Ассоциации с ЕС, включая Главу об УВЗСТ, лишает Молдову:

- значимой части экономического суверенитета, делегируемого Совету Ассоциации;

- инструментария по защите собственного рынка и местных производителей ввиду отмены импортных пошлин (составляющих сегодня до 70% поступлений в молдавский бюджет);

- законного места в зоне свободной торговли в СНГ, поскольку иные члены зст будут вынуждены защищать свои рынки от потока дешёвых и качественных товаров из Евросоюза и Турции, который «хлынет» в Молдову;

б) Европейский союз, выделивший Молдове, по заявлениям молдавских же чиновников, за последние 15 лет в виде грантов свыше 1 миллиарда евро, имеет целый ряд финансовых инструментов для контроля Молдовы. Прежде всего, ими располагают Делегация Евросоюза в Молдове, Европейский центральный банк и Европейский банк реконструкции и развития, многочисленные фонды и неправительственные организации государств ЕС;

в) в политическом плане Евросоюз полностью контролирует направления проводимых в Республике Молдова реформ, а также через своих многочисленных советников в молдавском правительстве ход реализации этих реформ и соответствующие заявления молдавских политических лидеров;

г) работающие в связке эмиссары ЕС и США обладают эксклюзивным личным влиянием на руководителей «Коалиции проевропейского правления», состоящей из трёх политических партий, имеющих большинство в Парламенте Республики Молдова;

д) не вдаваясь в подробности, нельзя всё же не обратить внимания на, казалось бы, мелкие «уколы», свидетельствующие, тем не менее, об установке молдавской политической элиты на навязывание своему народу чуждой идентичностной конституции. Среди них отмечу, например, отказ от празднования Дня Победы 9 мая на центральной площади Кишинёва в пользу «Дней Европы» или ставшее уже регулярным проведение в Кишинёве гей-парадов.

 

• Позиция Российской Федерации:

Позиция Российской Федерации по всему региональному контексту многоаспектна и многоакцентна. Сегодня эта позиция определяется, прежде всего, полной фокусировкой внимания России на всех уровнях на налаживании отношений с Европейским союзом в контексте конфликта в Украине, на стабилизации ситуации и организации взаимодействия собственно с Украиной, а также на поиск альтернативных партнёров и союзников, в том числе в Азиатско-тихоокеанском регионе и в регионе Евразийского экономического союза.

 

Анализ позиции России заслуживает, пожалуй, написания отдельной аналитической записки. Поэтому в данной статье она будет рассмотрена исключительно через призму складывания стратегий и интересов, позволивших заключить упомянутые Меморандумы о межведомственном сотрудничестве.

 

Среди факторов, способствовавших юридическому оформлению двустороннего сотрудничества между Россией и Приднестровьем, есть глобальные и региональные, концептуальные и ситуативные (ролевые) резоны.

 

Сегодня полагаю целесообразным обратить внимание на следующие акценты:

а) Представляется, что Российская Федерация в очередной раз чётко осознала опасности и риски, связанные с деятельностью США и НАТО в Восточной Европе. Ситуация на Украине вновь явно высветила реальные намерения НАТО в отношении взаимодействия с Россией. Их суть – изоляция и сдерживание России, исключение её из всех мало-мальски значимых механизмов влияния на глобальные события в мире, отказ в возможности для России иметь собственное мнение и собственную повестку в отношениях со странами Восточной Европы. Сегодня становится всё более очевидной и насущной необходимость собирания русских земель к Западу от современной России, и в данном смысле роль и потенциал регионального притяжения Приднестровья в качестве некоего «островка Евразии» представляются первостепенными;

б) складывается впечатление, что в этих условиях органы государственной власти Российской Федерации обрели чёткое понимание, что европейский и атлантический курс Республики Молдова является последовательно реализуемым, и на этот процесс вряд ли удастся повлиять традиционными для российской дипломатии экономическими, миграционными и культурными рычагами. Поскольку данные обычно эффективные рычаги влияют непосредственно на рядовых граждан, а не политическую элиту и экспертное, политико-формирующее сообщество, в отношении которого обычно применяется иной, более изысканный инструментарий. Неоднократно возникали мысли о том, что самое важное в отношениях с Российской Федерацией – это добиться отказа от увязки интенсивности сотрудничества двух наших стран с внутри- и внешнеполитическими событиями в Молдове. Однако на текущий момент именно очевидные изменения молдавского политикума и их интерпретация Россией стали одним из импульсов для укрепления межведомственного взаимодействия между Россией и Приднестровьем;

в) важным аспектом стал также и тот факт, что Министерствам иностранных дел удалось исключить возможные опасения и дипломатические риски для российской стороны в части наличия юридического мандата для подписания межведомственных Меморандумов. Все заключённые на текущий момент договорённости чётко укладываются в логику и букву, как Протокола «Шевчук-Рогозин», так и Меморандума об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем от 8 мая 1997 года, формулирующих юридические рамки для межведомственного сотрудничества России и Приднестровья. Имеется ввиду, что подписанные документы касаются исключительно тех сфер, которые обозначены в Протоколе и право Приднестровья на установление самостоятельных контактов в которых узаконено т.н. «Меморандумом Примакова»;

г) крайне значимую роль сыграл и личный фактор Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации, специального представителя Президента России по Приднестровью Дмитрия Олеговича Рогозина, а также его аппарата в Правительстве РФ, у которых оказалось достаточно политической воли, ответственности и доверия в отношении руководства республики для юридического оформления партнёрских отношений с нашим государством.  

 

***** Ответ в сотрудничестве.

Разберёмся поподробнее, какие же направления сотрудничества предусматривают заключённые в Москве Меморандумы, почему такое сотрудничество необходимо и каковы его перспективы.

 

Прежде всего, следует напомнить, что согласование и подписание Меморандумов (протоколов) о межведомственном сотрудничестве между Россией и Приднестровьем в 2014 году является не первым. Такого рода работа достаточно интенсивно проводилась и в 2006-2007 годах, было заключено свыше 10-ти соглашений о взаимодействии в самых различных сферах. Тогда готовность России и Приднестровья к сотрудничеству была детерминирована организацией экономической блокады республики, выходом молдавской стороны из переговорного процесса. В 2006-2007 годах Россия была главным экспортным партнёром Приднестровья, закупив, соответственно, 49,5% и 43,5% произведённой в те годы в республике продукции.

 

Однако, как выяснилось впоследствии, большинство из соглашений (хотя далеко не все) так и остались положенными на бумагу декларациями, не трансформировавшимися в практическое сотрудничество. По ряду внутренних причин элементы взаимодействия прекратили своё существование, многие так и не сформировавшись, а рабочие контакты были утрачены.

 

Надо полагать, что у подписанных в начале июля с.г. в Москве Меморандумов несколько иная судьба. Прежде всего, сегодня очевидны и созревшее понимание всеми евроатлантического курса молдавского руководства, и существующие объективные лимиты достижений в рамках переговорного процесса, и ценность Приднестровья в контексте необходимости собирания русских земель и защиты российских граждан и соотечественников. При этом всем стали понятны и реальные намерения Республики Молдова и Европейского союза в части экономического взаимодействия с Приднестровьем, которое используется как рычаг политического давления на руководство страны, инструмент вытеснения российского фактора, завязывания бизнеса на нетрадиционные европейские рынки и т.д.

 

Т.е. сегодня имеются, действительно, все нормативные, конъюнктурные и иные условия, включая наличие политической воли сторон, для реализации предметного сотрудничества между органами исполнительной власти Российской Федерации и Приднестровья.

 

На первых парах, очевидно, ключевым направлением для межведомственного сотрудничества станет экономика. Ситуация в экономике Приднестровья сегодня представляется весьма сложной и нестабильной. Глубинными последствиями внедрённой ещё в 2006 году Молдовой и Украиной блокады свободной внешнеэкономической деятельности хозяйствующих субъектов республики стали: искусственно заниженная прибыль предприятий, отсутствие внутренних и иностранных инвестиций в основные средства производства, технологическое отставание некоторых предприятий, насильственная переориентация приднестровского экспорта на рынки РМ и ЕС, сокращение числа рабочих мест на крупных экспортно-ориентированных заводах Приднестровья.

 

Ситуация ухудшается в текущем году в связи с разворачивающимися кризисными явлениями в экономике Украины. Целый ряд приднестровских предприятий теряют свои рынки сбыта, а также каналы поступления сравнительно недорогой импортной продукции. Не удаётся гарантировать и безопасность транзита. В наибольшей степени страдают ввиду украинского кризиса сегодня химическая и электротехническая промышленность, машиностроение и металлообработка Приднестровья.

 

В данном контексте крайне актуальны положения Меморандумов о сотрудничестве между Министерством экономического развития Приднестровья и ведомствами экономического блока России.

 

Так, в Меморандуме о сотрудничестве в торгово-экономической сфере между Министерством экономического развития Российской Федерации и Министерством экономического развития Приднестровья внесён пункт о взаимодействии в сфере, цитирую: «создания условий по обеспечению права на свободную внешнеэкономическую деятельность приднестровских хозяйствующих субъектов, созданию оптимальных схем доставки приднестровской продукции на рынки Российской Федерации, использованию потенциала приднестровских хозяйствующих субъектов в интеграционных связях на евразийском пространстве». Данное положение представляется очень важным по ряду причин, поскольку Российская Федерация в нём не только признаёт факт экономической блокады Приднестровья, но и выражает готовность совместно работать над механизмами её «прорыва» с акцентом на обеспечение логистически оптимальных экономических связей между экономическими агентами наших стран. При этом констатируется «евразийский потенциал» приднестровских предприятий, что позволяет рассчитывать на то, что поиск инструментов и механизмов вовлечения Приднестровья в динамичные процессы интеграции на евразийском пространстве, как минимум в экономическом разрезе, будет продолжаться. В свою очередь, положение Меморандума, касающееся «принятия мер по активизации торговли и увеличению взаимных торгово-экономических обменов», рассматривается в Приднестровье как констатация неприемлемости ситуации, когда лишь 13,1% приднестровского экспорта следует в Россию.[6] Этот процент, конечно, делает Россию вторым экспортным партнёром Приднестровья в январе-мае текущего года, но одновременно ставит её примерно в один ряд с Румынией и Польшей.

 

Меморандум о сотрудничестве между Министерством промышленности и торговли Российской Федерации и Министерством экономического развития Приднестровья предусматривает «расширение прямых производственных связей между хозяйствующими субъектами». В этом положении Приднестровская сторона видит потенциал для возвращения к тем тесным кооперационным связям, которые когда-то существовали у Приднестровья в рамках ещё советского разделения труда. Восстановление этих связей позволило бы приднестровским предприятиям вернуться к состоянию комплементарности и функционирования в тех условиях, для которых они были когда-то запущены. В соглашении серьёзный акцент сделан на вопросах инвестиционной и инновационной деятельности, что позволяет рассчитывать на совместные усилия по модернизации приднестровских предприятий, созданию новых производств и новых видов продукции. Нашлось в Меморандуме место и для вопроса рекламы и продвижения продукции Приднестровья, который, на первый взгляд, может показаться не столь значимым, однако это первое впечатление обманчиво. Общеизвестно, что приднестровский экспорт в Молдову в столь больших объёмах объясняется не только поставками электроэнергии, но и отработанной молдавскими представителями в последние годы технологией реэкспорта. Эта технология предполагает закупки товаров в Приднестровье по низкой цене без таможенного оформления, потерь по логистике (что делает такую продажу относительно выгодной для приднестровских экономических агентов), а затем продажу «с накруткой» в третьи страны. Эта схема опасна для Приднестровья не только тем, что сопряжена с крайне низкой прибыльностью такого экспорта, но и с утратой «приднестровской идентичности», «приднестровской принадлежности» отдаваемой продукции. В сущности, Республика Молдова системно и преднамеренно вот уже 8 лет присваивает себе приднестровские бренды, товарные знаки и знаки качества и отличия. В данном контексте проблема рекламирования приднестровской продукции в России именно как приднестровской обретает совершенно иной и принципиально важный смысл.

 

Меморандум о сотрудничестве в области сельского хозяйства между Министерством сельского хозяйства Российской Федерации и Министерством сельского хозяйства и природных ресурсов Приднестровья представляет собой комплексный документ, включающий в себя многообразные и весьма важные направления сотрудничества. В частности, в нём отражено намерение сторон сотрудничать в сфере растениеводства и семеноводства, животноводства и кормопроизводства, производства и переработки мясных и молочных продуктов, переработки и хранения фруктов и овощей,  модернизации мелиоративного комплекса.

 

Следует признать, что продовольственная безопасность Приднестровской Молдавской Республики, если руководствоваться пороговыми уровнями, обозначенными в Государственной стратегии экономической безопасности ПМР от 26 ноября 2013 года[7], не гарантирована. Нет существенных проблем только в сфере производства хлебных продуктов, а также молока и молокопродуктов. Использование передового опыта Российской Федерации в данной сфере представляет собой жизненную необходимость, а сотрудничество в части переработки и хранения фруктов и овощей позволит впоследствии обеспечить стабильные поставки данной высококачественной приднестровской продукции в Россию. Есть в Меморандуме и положение, касающееся взаимодействия при производстве яиц, что очень важно для Приднестровья, самостоятельно обеспечившего свои потребности в 2013 году по данному продукту всего лишь на 30%.

 

Модернизация мелиоративного комплекса и систем ирригации позволит развивать в Приднестровье садоводство, производство многолетних насаждений, а не засаживать все имеющиеся посевные площади пшеницей и рапсом.

 

Важным положением Меморандума является договорённость о том, что «стороны будут сотрудничать по вопросам развития и совершенствования ветеринарного и фитосанитарного дела». В этой сфере число приднестровских компетентных специалистов достаточно ограничено, и эти специалисты в любом случае не слишком осведомлены о текущих требованиях в области ветеринарного и фитосанитарного контроля в России и Европейском союзе. В свою очередь, РФ и ЕС относятся к данной сфере весьма ревностно, поэтому, если Приднестровье желает продавать свою агропромышленную продукцию независимо от того, в какую из стран, приднестровским фермерам и специалистам волей-неволей придётся исполнять современные требования в данной сфере. Меморандум создаёт платформу для такого обучения и сотрудничества.

 

Значимым элементом экономического развития является транспортный потенциал. Приднестровская транспортная сфера на текущий момент искусственно «урезана» – Приднестровье фактически лишено возможности пользоваться теми видами транспорта, которыми пользуется всё прогрессивное человечество и которыми раньше пользовалась и сама республика. Несмотря на постоянную актуализацию данного вопроса в переговорном процессе с Республикой Молдова, заблокированными остаются авиасообщение с использованием аэродрома в Тирасполе и трансграничное судоходство по реке Днестр. В «зачаточном» состоянии пребывает пассажирское железнодорожное сообщение: через территорию Приднестровья функционирует всего два пассажирских маршрута – «Кишинёв-Одесса» и «Кишинёв-Москва». Приднестровские компании не получают разрешительные документы на международные грузопассажирские перевозки автомобильным транспортом, что лишает Приднестровье доходов и в этой весьма прибыльной сфере. Исходя из этого, взаимодействие в транспортной сфере с Россией, установленное Меморандумом о сотрудничестве между Министерством транспорта Российской Федерации и Государственной службой транспорта и дорожного хозяйства Приднестровья, является одним из приоритетных направлений, качественная отработка которого может обеспечить существенный экономический рост. Несмотря на то, что сам Меморандум носит достаточно сокращённый, рамочный характер, он всё же обладает весьма высоким потенциалом. В Приднестровье ожидают, что первостепенное внимание в сотрудничестве транспортных ведомств будет уделено развитию пассажирского железнодорожного сообщения между двумя странами, урегулированию проблемы с автомобильным сообщением Приднестровья, например, через создание совместных предприятий, подготовке кадров в транспортной сфере, в том числе водителей-международников и менеджеров по международным перевозкам.

 

Ещё одним важным документом в экономической сфере является Меморандум о сотрудничестве в области антимонопольной политики между Федеральной антимонопольной службой (Российская Федерация) и Комитетом цен и антимонопольной деятельности Приднестровья. Следует признать очевидные проблемы Приднестровья в части создания и гарантирования конкурентной среды в экономике республики. Через сотрудничество с ФАС России Комитет цен и антимонопольной деятельности Приднестровья сможет улучшить свой кадровый потенциал, получать необходимые сведения о деятельности экономических агентов Приднестровья в России. Это же сотрудничество будет способствовать гармонизации и унификации антимонопольного законодательства Приднестровья с российским образцом.

 

Меморандум о сотрудничестве между Министерством образования и науки Российской Федерации и Министерством просвещения Приднестровья представляет собой объёмный и проработанный документ, включающий целый спектр направлений сотрудничества. Так, Меморандум, идущий намного дальше урегулирования проблемных вопросов с молдавской стороной (дискуссии о подтверждении подлинности приднестровских документов об образовании; для России такой вопрос уже давно не стоит, приднестровские аттестаты и дипломы признаются в РФ), предусматривает взаимодействие на всех уровнях образования, а также в вопросах воспитания и молодёжной политики. В нём содержится пункт о создании «совместных информационных ресурсов Российской Федерации и Приднестровья в области образования, осуществлении обмена документацией по вопросам образования и науки с целью обеспечения единых требований с ориентацией на мировые стандарты, содействии получению и обмену информацией в области образования, государственных образовательных стандартах, научных исследованиях». Также в рамках Меморандума Россия и Приднестровье условились содействовать академической мобильности, совместно готовить и повышать квалификацию кадров, «обмениваться информацией по вопросам процедуры лицензирования, государственной аккредитации образовательных программ, проведения единого государственного экзамена».

 

Меморандум о сотрудничестве между Министерством культуры Российской Федерации и Государственной службой по культуре Приднестровья подразумевает установление связей и контактов в огромном количестве областей. Среди них – изобразительное и сценическое искусство, кинематография, библиотечное и музейное дело, декоративно-прикладное, самодеятельное и цирковое искусство, народные промыслы, сохранение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры). Особый дипломатический интерес для Приднестровья в данном контексте представляет вопрос с сохранением и исследованием Бендерской крепости. Не секрет, что Приднестровье настаивает на том, что изучение, исследование крепости – заслуженная прерогатива специалистов России и Приднестровья, но российская сторона, к сожалению, сегодня не проявляет активности в такой работе. Меморандум создаёт юридические рамки для того, чтобы Приднестровская сторона смогла настоять на таком сотрудничестве. В целом сотрудничество по линии культуры, творческие и культурные обмены позволят Приднестровью не оставаться в изоляции, а также ощущать сопричастность к культуре, искусству великой и некогда единой страны.

 

***** Что дальше?

Прежде всего, в ближайшей перспективе необходимо сфокусироваться на практической реализации положений обозначенных выше Меморандумов. Очень важно, что любой из них может быть дополнен по взаимному согласию сторон. Это гарантирует то, что Россия и Приднестровье будут продолжать межведомственное сотрудничество, даже если отдельные положения Меморандумов будут исполнены.

При этом существует ещё целый ряд сфер, сотрудничество в которых предусмотрено Протоколом «Рогозин-Шевчук», однако на текущий момент не отражено в межведомственных договорённостях о взаимодействии, а именно:

- участие приднестровских предприятий в российском оборонном заказе, а также в системе государственного заказа и государственных закупок Российской Федерации;

- включение Приднестровья в социально-ориентированные национальные программы России, а также сотрудничество в сфере пенсионного обеспечения и социального страхования;

- финансово-бюджетная сфера;

- банковская деятельность;

- инновационные технологии и патентование изобретений;

- спорт и туризм;

- связь, средства массовой информации и журналистика.

Таким образом, Протокол от 25 октября 2013 года создаёт реальные предпосылки для наращивания межведомственного сотрудничества по целому спектру иных направлений, и такая работа, несомненно, будет вестись Приднестровской стороной.

Аналогично с этим Приднестровье будет работать в направлении юридического оформления сотрудничества и в тех сферах, которые не прописаны в Протоколе «Рогозин-Шевчук», включая стандартизацию и метрологию, обеспечение демократического электорального процесса, юстицию и судебную практику, борьбу с преступностью, таможенное дело, внешнеполитическую деятельность, следственную деятельность и т.д.

 

Концепция внешней политики ПМР констатирует: «Учитывая накопленный опыт двустороннего взаимодействия и уже апробированные механизмы межведомственного сотрудничества, Приднестровская Молдавская Республика  придаёт особое значение развитию и укреплению контактов между ведомствами и органами  государственной власти  России и Приднестровья». Подписание в Москве 7 Меморандумов о межведомственном сотрудничестве России и Приднестровья является значимым шагом на пути исполнения данного положения Концепции. Наряду с этим активизация сотрудничества органов исполнительной власти является для Приднестровья насущной необходимостью и залогом сохранения стабильности и контролируемости ситуации в республике в существующих условиях угроз и рисков.