«Русская весна» и Приднестровье: не упустить исторический шанс

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 285
02.04.14

Крах химеры

Президент России Владимир Путин назвал крах Советского Союза крупнейшей геополитической катастрофой XX века. Сегодня мы становимся свидетелями очередного катастрофического сценария планетарного масштаба, старт которому дал организованный Западом переворот на Украине. «Чёрная киевская зима» 2013 – 1014 годов стала переломным историческим моментом, подведя черту под целой эпохой в мировой истории. Такие понятия как «общечеловеческие ценности», «перезагрузка», «общие вызовы», либо уходят на второй план, либо окончательно сбрасываются в утиль. На первый план выходят новые понятия внешнеполитического лексикона, первый из которых – цивилизационное противостояние.

Украина в течение всего периода своей истории представляла собой наиболее чувствительный рубеж противостояния между Западом и самобытной православной цивилизацией, рождённой в Византии, центр которой в XV веке переместился на северо-восток Европы. О цивилизационном феномене Украины писали многие классики истории и геополитики, такие как Арнольд Тойнби и Самуэль Хантингтон. Последний подробно разобрал феномен Украины в книге «Столкновение цивилизаций». «Украина – это расколотая страна с двумя различными культурами, - пишет исследователь. – Линия разлома между цивилизациями, отделяющая Запад от православия, проходит прямо по её центру вот уже несколько столетий».

Для того, чтобы соединить две части единой страны в одно целое, требовался филигранный талант. Этот талант, следует признать, был присущ второму президенту Украины Леониду Кучме, занимавшему этот пост в 1994 – 2004 годах. Этот период был самым успешным и стабильным в истории Украины. Предыдущий и последующий периоды, соответственно в каденции Леонида Кравчука и Виктора Ющенко, отмечались резким накалом противостояния между Западом и Юго-Востоком страны. В отличие от них, Леониду Кучме удавалось выдвигать такую государственную модель Украины, которая не встречала активных противоречий ни на Западе, ни на Юго-Востоке. Ему удалось урегулировать даже крымский кризис, убедив политические элиты полуострова в возможности существования в рамках единой Украины.

Виктор Янукович, ставший президентом Украины в 2010 году, попытался следовать модели Кучмы и строить «не прозападную и не пророссийскую, а проукраинскую Украину». Эта политика обернулась фиаско. Янукович попытался сделать ставку на евроинтеграцию как объединяющую идею. В течение целого года Янукович вкладывал все усилия в подготовку подписания соглашения об ассоциации с ЕС. Ради этого было зачищен практически весь пророссийский фланг. Так, было отправлено в отставку пророссийское руководство Одессы в лице мэра города Алексея Костусева и губернатора области Эдуарда Матвийчука, а лидер украинской партии «Родина» Игорь Марков и вовсе был арестован по факту столкновения с националистами шестилетней (!) давности.

Это не помогло. Отказ от подписания соглашения о евроассоциации, даже по вполне обоснованным экономическим причинам, привёл к перевороту на Украине при непосредственном участии Запада. Изначально у украинского кризиса зимы 2013 – 2014 гг. было три пути решения:

1)      «Путь Лукашенко»: силовое подавление беспорядков и восстановление законной власти по всей стране. В этом случае в стране был бы установлен порядок, но стране грозила изоляция со стороны Запада. Учитывая характеристики личности Януковича и зависимость его команды от активов на Западе, вероятность этого пути была близка к нулю, даже несмотря на то, что в определённый момент (19 – 20 февраля) показалось, что власть избрала именно этот сценарий.

2)      Почётная капитуляция Януковича. Этот путь открывало подписание соглашения Януковича с лидерами оппозиции при участии западных дипломатов 21 февраля. В этом случае Януковичу было бы позволено досидеть на посту президента вплоть до досрочных президентских выборов, назначенных на 25 мая. Пророссийскому Юго-Востоку не оставалось ничего другого, кроме принятия условий игры. Этот сценарий стал бы наиболее болезненным для России и означал бы её полное поражение в противостоянии с Западом на украинском поле. Именно такие сценарии в итоге были реализованы на Украине в 2004 году и в Молдове в 2009 году.   

3)      Силовой захват власти оппозицией. Этот сценарий моментально превращал группировку, захватившую власть, в хунту, делал её незаконной, и открывал путь к полному распаду Украины. Этот сценарий и был в итоге реализован на Украине в ночь на 22 февраля 2014 года.

После 21 февраля у украинской оппозиции была возможность спокойно дождаться новых президентских выборов, на которых ни у Януковича, ни у кого другого из кандидатов власти не было ни единого шанса на победу. Оппозицию сгубили радикалы из «Правого сектора», не признавшие соглашений от 21 февраля. Воспользовавшись ситуацией, силы «самообороны Евромайдана» установили полный контроль над украинской столицей. Оппозиция де-факто пришла к власти на Украине, но эта победа оказалась пирровой.

 

Проснувшаяся Новороссия

«Русским ответом» на «украинский вызов» стали революционные события на Юго-Востоке страны, получившие название «Русской весны». Эти события включили в себя целую серию массовых протестов, охвативших весь Юго-Восток Украины – от Харькова до Одессы. Протесты и раньше охватывали историческую Новороссию, в частности, во время правления Ющенко против проведения в Чёрном море военных учений под эгидой НАТО. Но ещё никогда за все 23 года независимости Украины эти протесты не сопровождались созданием народных вече и «областных громад», избранием народных губернаторов, проведением народных референдумов, формированием отрядов самообороны, стихийными захватами местных администраций и водружением на них российских флагов, блокированием автомобильных дорог и железнодорожных путей.

Впервые за все годы украинской независимости пророссийские силы Юго-Востока выдвигают народных лидеров, таких как харьковчане Евгений Жилин и Игорь Крамской, дончанин Павел Губарев, луганчане Александр Харитонов и Арсен Клинчаев, одессит Антон Давидченко. Многие из них уже арестованы Службой безопасности Украины и доставлены в Киев. Им предъявляются самые суровые обвинения в соответствии с уголовным кодексом Украины. По некоторым данным, Павел Губарев после избиений в следственном изоляторе находится в критическом состоянии.

Кульминацией «русской весны» на Украине, бесспорно, стали события в Крыму. На фоне массовых протестов, которые начались сразу же после переворота в Киеве, произошла смена власти в Автономной республике Крым и городе Севастополь, где также был избран народный мэр Алексей Чалый. Новым премьер-министром Крыма стал лидер движения «Русское единство», уроженец Бельц Сергей Аксёнов. Примечательно, что председателем Верховного Совета Крыма является коренной приднестровец – уроженец села Владимировка Слободзейского района Владимир Константинов. Новые органы власти отказались признать киевских путчистов и обратились за помощью к России. Попытки украинской хунты помешать самоопределению народа Крыма, в том числе использованием фактора агрессивно настроенных крымских татар, были пресечены отрядами самообороны, одетыми в военную форму без опознавательных знаков.

В сжатые сроки был проведён референдум о будущем Крыма и Севастополя, в ходе которого 96,77 % его участников, при явке в 83,1 %, высказались за вхождение Крыма в состав Российской Федерации. 17 марта на основе итогов референдума была провозглашена независимость Республики Крым вместе с городом Севастополь.  Президент РФ Владимир Путин подписал указ о признании Республики Крым в качестве суверенного и независимого государства. 18 марта 2014 года – в исторический день для России – после выступления Владимира Путина в Георгиевском зале Кремля, был подписан договор о вхождении Республики Крым в состав Российской Федерации и об образовании двух новых субъектов – Республики Крым и города федерального подчинения Севастополь. Таким образом, крымчане сумели воплотить в жизнь мечту, к которой стремится Приднестровье.

Анализируя феномен «Русской весны», следует отметить спонтанный характер этих революционных процессов. «Русские медленно запрягают, но быстро ездят» - эта пословица как нельзя более точно отображает ментальный склад русского человека. Русская политическая культура носит патриархальный характер. Русские в основном привыкли прислушиваться к мнению начальства и ждать от него защиты. Однако если русский человек поставлен в экстремальные условия, когда приходится надеяться только на свои силы, в нём пробуждается стихия, с которой весьма трудно совладать. Об этом свидетельствует вся тысячелетняя отечественная история.

На Юго-Востоке Украины, как в своё время в бывшей советской Молдавии, русскокультурное население предпочитало отсиживаться по своим домам, полагаясь на то, что начальство (в лице местных партийных органов или областных администраций) их не оставит и «что-то предпримет». Как в известной песне Владимира Высоцкого, «жираф большой – ему видней». И только после очевидного предательства «начальства» начинается народное движение снизу. В Приднестровье это были советы трудовых коллективов, организации женщин и казаков, в Крыму и на Юго-Востоке – местные народные движения и отряды самообороны. Так в начале 90-х родилась и выстояла Приднестровская Молдавская Республика. Так в марте 2014 года Крым вернулся в Россию. Такое же движение снизу набирает обороты и в Новороссии, Слобожанщине и Донбассе.

Даже предвзятые и дотошные наблюдатели делают выводы о том, что народное движение на Юго-Востоке Украины претерпевает заметную эволюцию. Число участников массовых акций не снижается – на улицы Одессы, Харькова, Донецка и Луганска по-прежнему выходят десятки тысяч людей с российскими флагами и георгиевскими лентами. Протестующие перестали захватывать пустые здания администраций на несколько ночных часов. Вместо этого они проводят осмысленные акции, которые мог бы оценить на самом высоком уровне автор идеи ненасильственного сопротивления Джин Шарп. Например, жители Донецка в массовом порядке отказываются от услуг кабельных сетей, из которых исчезли российские телеканалы. В результате владельцы кабелей готовы потребовать у областных властей компенсаций от убытков.

В Одессе 30 марта состоялся 20-тысячный митинг с требованиями референдума о федерализации и вступлении Украины в Таможенный Союз. Маленькая кучка сторонников «Евромайдана» была вынуждена передислоцироваться от памятника Дюку вниз по Потёмкинской лестнице. В Харькове в ходе огромного многотысячного и спокойного митинга принято решение о создании единого общественного движения «Юго-Восток» от Харькова до Одессы. При этом заявлено о преемственности Донецко-Криворожской и Одесской советским республикам, существовавшим в 1918 году.  

 

Исторический шанс для Приднестровья

Большой вопрос, как реагировать Приднестровью на события «Русской весны» на Украине? Ведь Приднестровье не просто возникло в ходе таких же событий – оно, по сути, было родоначальником пробуждения Русского мира на постсоветском пространстве. И не случайно украинская хунта, опасаясь, что Приднестровье может стать базой пророссийского сопротивления всей Новороссии, с самого момента захвата власти предприняла беспрецедентные меры по двусторонней, совместно с Молдовой, блокаде Приднестровья. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров в ходе своей встречи с главой Госдепартамента США Джоном Керри.

Мнения о необходимости вмешательства Приднестровья в украинские дела разнятся. Одни политики и эксперты, как российские, так и приднестровские, убеждены, что Приднестровье просто обязано вмешаться, поскольку в противном случае оно само скоро может стать объектом атаки со стороны боевиков «Правого сектора», ныне вооружённых и облачённых в форму «национальной гвардии». Однако другие специалисты, и среди них директор Российского института стратегических исследований Леонид Решетников, убеждены, что на данном этапе Приднестровью не надо заниматься самодеятельностью на украинском направлении. По словам Решетникова, Россия уверенно держит руку на пульсе событий и в случае необходимости готова признать независимость ПМР и включить её в состав Российской Федерации по крымскому образцу. Благо что Приднестровье обращалось к России с этой просьбой бессчётное число раз.

Важно помнить, что Приднестровье отрезано от России территорией, находящейся под откровенно враждебным контролем. У Приднестровья и России крайне ограничены возможности непосредственного вмешательства в события на территории восставшей Новороссии. Исходя из чисто морального подхода, судьбу Одессы должны решать сами одесситы, судьбу Харькова – харьковчане, судьбу Донбасса – жители этого региона. Однако, с другой стороны, Приднестровье обладает моральными, историческими, культурными и духовными обязательствами и перед Новороссией, и перед Русским миром, форпостом которого оно является.

Приднестровье может и должно оказать моральную, политическую и информационную поддержку всему Юго-Востоку Украины – от Одессы до Харькова. Это особенно важно сегодня, когда население всего Юго-Востока задыхается без слова правды в условиях блокады, организованной правящей хунтой. Приднестровье может и должно стать научной, культурной и информационной лабораторией идеи Новороссии как единого пространства, которое не прекращается на Днестре, но естественным образом включает в себя и Гагаузию, составляющую одно целое с одесским Буджаком.

Приднестровье может принимать у себя и предоставлять слово как российским специалистам в этом вопросе, так и лидерам сопротивления Юго-Востока Украины. Необходимо подвести историко-культурный фундамент под идею Приднестровья как форпоста Новороссии и Русского мира. Возможность для этого дают три юбилейные даты, отмечаемые уже в этом году:

- 100-летие геноцида русофилов в концлагере Талергоф на территории Галиции;

- 90-летие образования Молдавской АССР в ходе третьей сессии Всеукраинского ЦИК в Харькове;

- 70-летие освобождения Украины и Молдавии от фашистских захватчиков.

Весной этого года не только Русский мир, но и всё человечество вступило в новую историческую эпоху – крайне непредсказуемую, опасную, но, вместе с тем, дающую шанс на возрождение Русского мира и восстановление из пепла исторической России. Волею судьбы Приднестровье – русский форпост на Днестре – оказалось в самом центре исторического процесса. Для Приднестровья, равно как и для других частей Новороссии, важно воспользоваться шансом, из тех, которые история предоставляет только один раз.