Совместные молдавско-украинские контролирующие посты на границе с Приднестровьем и курс Приднестровья на евразийскую интеграцию: существующие вызовы и риски

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 273
18.11.15

4 ноября 2015 года пограничные и таможенные службы Республики Молдова и Украины при активном посредничестве Миссии Европейского союза по приграничной помощи (EUBAM) подписали Протокол об организации совместного контроля в пункте пропуска «Кучурган» на украинско-приднестровской государственной границе.

По итогам церемонии подписания договорённостей начальник Департамента пограничной полиции Министерства внутренних дел Республики Молдова ДоринПуриче заявил о том, что «по сути, подписанием этих документов реализована наша мечта – цель, которую мы преследовали ещё с 1997 года».

С одной стороны, утверждать о реализации мечты молдавских пограничников несколько преждевременно, поскольку практический запуск совместного контроля запланирован в 2016 году.

Более того, гражданин ДоринПуриче уже однажды самопроизвольно ввёл ограничительные меры против населения Приднестровья, что спровоцировало весьма болезненную ситуацию в переговорном процессе, жёсткую реакцию Приднестровской стороны и некоторых международных партнёров и последующую заморозку одностороннего дискриминационного шага Республики Молдова. Речь идёт о внедрённом с 24 августа с.г. приказом начальника Департамента пограничной полиции МВД РМ запрете на пересечение молдавско-украинской границы транспортными средствами, зарегистрированными в Приднестровье. Понадобилось около двух месяцев, три встречи представителей по политическим вопросам и два заседания экспертных (рабочих) групп по вопросам развития транспорта и дорожного хозяйства для того, чтобы данный запрет был пересмотрен. В итоге, Республика Молдова наложила временный мораторий на решение, принятое втихую, вне рамок диалога с Приднестровьем, что позволило несколько стабилизировать ситуацию в транспортной сфере.

С другой стороны, заявление ДоринаПуриче является достаточно смелым, что может свидетельствовать об уверенности в реализации задуманного и убеждённости в наличии поддержки указанных планов как со стороны Украины, так и Европейского союза.

По данным официального сайта Миссии Европейского союза по приграничной помощи Республике Молдова и Украина[1], 4 ноября с.г. было подписано два соглашения – об организации совместного молдавско-украинского контроля на пограничном пункте пропуска «Кучурган» и об автоматизированном обмене данными по пересечению границы.

Содержание и детали данных документов не раскрываются подписантами, что существенно затрудняет процедуру анализа возможных сценариев дальнейшего развития ситуации, однако некоторые предварительные выводы допустимо обозначить уже на текущий момент.

В частности, следует констатировать тот факт, что данная мера является односторонним шагом Республики Молдова и Украины, подчёркнуто игнорирующим существующие каналы и форматы согласования и коммуникации в рамках ведущегося переговорного процесса. Приднестровская сторона неоднократно открыто и публично заявляла о недопустимости установления совместного таможенно-пограничного контроля в пункте пропуска «Кучурган», как до, так и после 4 ноября с.г. Приднестровье призывало к пересмотру решения, о существовании которого впервые узнало из собственных источников, никоим образом не связанных с существующими переговорными форматами.

Однако, к сожалению, позиция Приднестровья была проигнорирована Республикой Молдова и Украиной, что позволяет утверждать о спланированном и скоординированном характере давления на Приднестровье, с одной стороны, и о нескрываемом пренебрежительном отношении этих государств к действующим переговорным механизмам, с другой стороны.

Системная, просчитанная и нацеленная на удушение Приднестровья технология внедрения совместного контроля подтверждается тем, что на сегодняшний день эти односторонние шаги их промоутеры пытаются оправдать якобы тем, что они будут способствовать импорту, экспорту и транзиту подакцизных грузов через Приднестровье. В данном контексте возникает резонное предположение, что Постановление Кабинета Министров Украины № 117, официально вступившее в силу в мае с.г. и на практике реализуемое ещё с октября 2014 года, как раз и было направлено на искусственное создание в приднестровском бизнес сообществе запроса на урегулирование проблемы с торговлей подакцизными товарами.

Попытка оправдать внедрение одной односторонней дискриминационной меры необходимостью справиться с последствием другого не менее одностороннего и дискриминационного шага является типичным жульничеством. Такого рода неубедительные трюки являются откровенным подлогом, который будет провоцировать разрастание недоверия между Приднестровьем, с одной стороны, и Республикой Молдова, Украиной и Европейским союзом, с другой.

Следует надеяться на то, что иные участники переговорного процесса, не вовлечённые в преимущественно молдавско-украинский сговор, смогут зафиксировать и дать публичную оценку такого рода уловкам, применяемым в международном общении с нарушением существующих универсальных международно-правовых норм и положений договорённостей переговорного процесса.

Наряду с этим крайне важно с аналитической точки зрения определить генезис и возможные последствия реализации планов Республики Молдова и Украины по совместному контролю на пункте пропуска на украинско-приднестровской государственной границе, имеющем наибольшую пропускную способность и объёмы миграционных, транспортных и грузопотоков.

Республика Молдова на протяжении многих лет искала возможность обеспечить собственное присутствие на украинско-приднестровской границе. Тем не менее, до сих пор не существует ни одного документа переговорного процесса между Приднестровьем и Республикой Молдова, в рамках которого Приднестровская сторона тем или иным образом бы выражала своё согласие на установление совместного молдавско-украинского контроля на границе между Украиной и ПМР. При этом в начале 2000-х годов Республика Молдова и Украина всё же пытались обкатать совместный таможенный контроль в пункте пропуска «Кучурган», однако молдавские представители, в итоге, были достаточно быстро оттуда выжиты.

Это было во многом связано с подходом Украины, которая в те годы на основе анализа своих национальных интересов занимала более сбалансированную позицию в отношении взаимодействия с Приднестровьем. К тому же законодательство Украины и её статус в качестве гаранта и посредника в процессе урегулирования накладывал на тот момент определённые ограничения на попытки реализации несогласованных интенций, ущемляющих интересы одной из сторон продолжавшегося диалога.

К сожалению, на сегодняшний день рамки, установленные логикой переговорной конструкции, по всей видимости, более не влияют на формирование стратегии Республики Молдова и Украины в диалоге с Приднестровьем. Избрана парадигма принуждения и давления, направленная на насильственное и внепереговорное решение собственных, не всегда разумно и прагматично выстраиваемых, целей и задач.

Основываясь на понимании того факта, что принятие Постановления Кабинета Министров Украины № 117, внедрение запрета на проезд приднестровских автомобилей через молдавско-украинскую границу и теперь намерение организовать совместный контроле в пункте пропуска «Кучурган» являются компонентами единой выстроенной стратегии шантажа в отношении Приднестровья, необходимо выяснить её цели. Следует полагать, что предпринимаемые на сегодняшний день Республикой Молдова и Украиной шаги укладываются в логику принуждения Приднестровья к политическим уступкам посредством использования экономического инструментария. В сущности, складывающаяся ситуация продолжает парадигму экономического давления на Приднестровье, в наиболее интенсивной фазе реализующуюся с 2006 года.

Последствия этой стратегии, выстроенной против Приднестровья, как сиюминутные, так и на длинную перспективу общеизвестны.[2]Вместе с тем усиление блокады и её распространение на весь приднестровский торговый оборот (а не только экспорт и импорт сырья) повлекло за собой наращивание кризисных проявлений, целью которых является максимальное разобщение  и отрыв приднестровских предприятий, приднестровской экономики от рынка Российской Федерации и иных восточных государств.

В результате, торговый оборот Приднестровья за 10 месяцев 2015 года в сравнении с январём-октябрём 2014 года, по данным ГТК ПМР,[3] снизился на 23% с Российской Федерацией (экспорт упал более чем вдвое), на 63% с Республикой Беларусь, на 21% с Республикой Казахстан, на 85% с Республикой Узбекистан, на 14% с Украиной. Внедрение совместного контроля Республики Молдова и Украины в пункте пропуска «Кучурган» во многом нацелено на усиление этой статистической тенденции.

Таким образом, искусственно навязываются предпосылки для расширения зависимости приднестровской экономики от торговли с государствами Европейского союза и Республикой Молдова, что представляет собой целенаправленную и спланированную угрозу в контексте реализации основного приоритета внешней политики Приднестровской Молдавской Республики – евразийской интеграции.

Одновременно с этим наращиваются риски формирования ограничений для миграции и свободы перемещения граждан, для циркуляции товаров и услуг, для передвижения транспорта.

Следует принимать во внимание тот факт, что дислокация молдавских контролирующих органов на украинско-приднестровской границе подразумевает не только осуществление их прямого функционала по таможенному обеспечению экспортно-импортных грузов, а также миграционному сопровождению передвижения граждан. Контроль предполагает наличие полномочий, т.е. власти, которая, в свою очередь, может предполагать возможность отказа в пропуске тех или иных видов грузов, транспортных средств или категорий физических лиц.

Наряду с этим размещение представителей молдавских силовых структур вблизи восточной границы Приднестровья несёт с собой крайне негативную идеологическую коннотацию, подрывая сложившийся за долгие мирные годы стратегический баланс в сфере безопасности. Складывающаяся ситуация чревата ответным наращиванием силового потенциала вблизи линии соприкосновения, а также значительным расширением недовольства общественно-патриотических организаций и гражданского общества Приднестровья политикой Республики Молдова и Украины.

Помимо всего прочего, без ответа остаются сугубо прикладные вопросы о том, как повлияет на движение товаров наличие тройного таможенного контроля, будут ли взиматься импортные и экспортные таможенные пошлины, как обеспечить ввоз в Приднестровье товаров, запрещённых (например, сезонно) для ввоза в Молдову, какие компании будут предоставлять услуги таможенных брокеров, как будет производиться ввоз транспортных средств в Приднестровье.

С другой стороны, крайне важно осознавать последствия односторонних шагов ряда участников «Постоянного совещания…», видоизменяющих сложившуюся за долгие года архитектуру взаимодействия в экономической плоскости и конфигурацию в области безопасности, непосредственно для переговорного процесса. Возникает ощущение того, что Украина и Республика Молдова преднамеренно ведут работу по вымыванию принципов согласования, равноправия и консенсуса из ведущегося диалога, нацеливаясь на радикальную дестабилизацию ситуации и слом существующего статус-кво. При этом эти участники переговорного процесса, вероятно, не задумываются о последствиях своих действий, поскольку в случае жёсткого одностороннего перекраивания контуров экономического сотрудничества и обеспечения безопасности сценарии развития ситуации становятся трудно прогнозируемыми.

По всей видимости, задачи по слому курса Приднестровья на евразийскую интеграцию, основанного на народном волеизъявлении, внешнеполитических документах ПМР и имманентных интересах республики, для политических элит соседних государств, придерживающихся европейской парадигмы, являются более значимыми, нежели сохранение контролируемости и предсказуемости ситуации во всём регионе и в переговорном процессе в международном формате. Чисто географически амбиции Республики Молдова, Украины и Евросоюза понятны, поскольку Приднестровье на сегодняшний день представляет собой своего рода анклав, ориентированный на евразийскую интеграцию и политико-экономическое сотрудничество с Российской Федерацией, который находится в окружении стран, стремящихся к сближению с Евросоюзом.

В данном контексте востребованным представляется принятие совместных российско-приднестровских мер концептуального, экономического и организационного характера, которые бы обеспечили недопущение реализации планов соседних с Приднестровьем государств по воспрепятствованию реализации евразийского вектора ПМР. Здесь необходимо плотное и креативное сотрудничество, сфокусированное не на юридических ограничителях, а на чётком понимании существующих стратегических целей и задач.