Современное Приднестровье как составная часть формирующегося Евразийского пространства

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 324
01.05.13

В существующем экспертном дискурсе, посвященном перспективам евразийской интеграции Приднестровья, зачастую делается акцент на почти непреодолимых трудностях и проблемах, обусловленных как отсутствием международно-правового признания ПМР, наличием геополитических разногласий ведущих акторов и региональных игроков, так и внутренними социально-экономическими проблемами Приднестровья и т.п.

Безусловно, объективные проблемы существуют. Однако опыт Приднестровской государственности во многом уникален, а значит перспективы ее развития требуют нетривиальных подходов и креативных решений. И в этой связи необходимо отметить, что применительно к контексту евразийской интеграции у современного Приднестровья имеется немалый набор весомых оснований, которые при более детальном их изучении вооружают нас практическими аргументами, раскрывают обоснованность и практическую достижимость данной стратегической цели, определенной выбором приднестровского народа.

В своем выступлении я постараюсь осветить вопрос, какую практическую пользу от реального участия Приднестровья в процессах евразийской интеграции смогут получить страны сегодняшнего ядра евразийской интеграции – участники Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП), прежде всего Российская Федерация, а также другие вовлеченные акторы. И в этом смысле у Приднестровья имеются веские основания, которые могут быть положены на чашу геополитических весов, чтобы наконец, спустя более двух десятилетий борьбы за право самостоятельно определять свою судьбу, завершить естественные процессы долгожданного воссоединения Приднестровья с материнским континентом Русского Мира.

Обратимся к набору факторов, которые определяют потенциал привлекательности и востребованности современного Приднестровья в первую очередь для России, как локомотива интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

Ценностно-идеологические основания

Начну со следующего принципиального тезиса: процессы «Евразийской интеграции» Приднестровья в качестве стратегического вектора развития нашей республики начались отнюдь не сегодня, не с момента закрепления данного положения в новой Концепции внешней политики ПМР, утвержденной в ноябре 2012 года, и даже не с итогов референдума 2006 года. Данные процессы в Приднестровье начались с первых дней создания собственной государственности в 1990 году и не прекращались не на минуту. Именно в составе Советского Союза 2 сентября 1990 г. была создана Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика (ПМССР), в период, когда Молдова еще отсутствовала на политической карте мира.

Кроме того, на Всесоюзном референдуме о сохранении Союза ССР от 17 марта 1991 года подавляющее большинство приднестровцев высказалось за единую страну. В данном смысле с вектором и логикой последовательности собственного стратегического развития у Приднестровья, в отличие от соседних Молдовы и Украины, все в порядке. По сути новейшая история Приднестровья – это история его возвращения к исторически материнскому пространству Русского Мира. 

Важнейшим фактором цивилизационного порядка является тот факт, что приднестровское общество воспитано в единой восточнославянской традиции, религии, культуре, языке – тех факторов, которые является базовыми основами любого общества. Именно данные аспекты являются ощутимым плюсом Приднестровья, поскольку они отражают гомогенность нашего социума с обществами стран-участниц евразийских интеграционных процессов. А значит участие Приднестровья в евразийских объединениях – это не просто мгновенная и бесконфликтная интеграция сообществ, это гарантированный вклад дееспособных человеческих ресурсов, разделяющих общие ценности и нацеленных на созидательное развитие.

Еще одним практическим потенциалом Приднестровья является уникальный опыт межнационального взаимодействия. Живое гармоничное пространство этнокультурного мира и согласия во многом является феноменом Приднестровья, что неоднократно подтверждалось экспертами и исследователями из стран ближнего и дальнего зарубежья.

Позволю предположить, что в условиях перманентного обострения межнациональных вопросов, в частности в самой Российской Федерации, именно данный опыт Приднестровья придется весьма кстати для практического использования в качестве оптимальной модели межэтнической коммуникации в рамках полинационального конгломерата Евразийского союза.

Еще одним важнейшим аргументом в пользу участия Приднестровья в евразийских интеграционных процессах является фактор наличия международно-правовых обязательств Российской Федерации по отношению к собственным гражданам, постоянно проживающим в республике.

Можно годами полемизировать относительно проблематики обеспечения прав приднестровских граждан в контексте перманентно пробуксовывающего переговорного процесса, однако если речь идет об использовании реальных дискриминационных мер по отношению к почти двумстам тысячам граждан великой страны, то соответствующие действия России должны быть неотвратимыми и носить четкий протекционистский характер, в полной мере согласуюсь с общепринятой мировой практикой.

Построение дееспособных механизмов реальной взаимосвязи России со своими приднестровскими гражданами и соотечественниками, способных защитить их права и законные интересы, возможно только через практическое включение Приднестровья в международно-правовое пространство РФ, через формирование полноценных профильных институтов комплексной поддержки российских граждан непосредственно в самом Приднестровье.    

В данном плане реализуемая приднестровским государством задача по завершению процессов гармонизации своего законодательства с правовыми основами Российской Федерации является существенным практическим шагом навстречу, в том числе и в вопросе реальной защиты граждан России.

Гуманитарно-экономические факторы

На протяжении всего периода своей истории Приднестровье является составной функционирующей частью российского научно-образовательного пространства – от дошкольных и начальных образовательных учреждений до ведущих научных центров, к примеру, ПГУ им. Т.Г. Шевченко является членом Ассоциации вузов России, входит в число классических университетов Евразийской Ассоциации. Фактически все 23 года жизни страны мы воспитываем наше молодое поколение как полноценных и перспективных членов восточнославянской цивилизации.

Как известно, за годы молдо-приднестровского конфликта основные удары со стороны Молдовы наносились по некогда мощному промышленному потенциалу республики, а большинство дискриминационных, блокирующих механизмов в отношении наших экономических агентов продолжают использоваться и сегодня.

Однако у Приднестровья имеется достаточно факторов, которые при осуществлении деблокирующих мероприятий, способны сделать его экономически эффективным, к их числу можно отнести:

- удобное транспортно-географическое положение, позволяющее выполнять традиционную роль транзитного коридора, способствуя развитию многоуровневой приграничной коммуникации;

-  прохождение через территорию республики важных автомобильных, железнодорожных магистралей и трубопроводов, связывающих Россию и Украину со странами Восточной и Юго-Восточной Европы (Приднестровье интегрировано в единую газо-транспортную систему России, являясь не только потребителем, но и важным звеном в транзите российского газа в страны Юго-Восточной Европы);

-  наличие мощных предприятий, находящихся в собственности у российских инвесторов, а также базовой производственной инфраструктуры и высококвалифицированных кадров;

-  наличие функционирующих корреспондентских отношений с банками Российской Федерации;

-  использование в Приднестровье товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) и торговых режимов стран СНГ, международных экологических стандартов и стандартов качества (серий ISO-14000 и ISO-9000).

Таким образом, современное Приднестровье несмотря на наличие существенных экономических издержек в значительной степени интегрировано в мировую экономику.

Между тем, включение Приднестровья в евразийские механизмы кооперации позволит уже сегодня, не дожидаясь нахождения окончательной модели всеобъемлющего политического урегулирования, обеспечить гуманитарные, социально-экономические условия для полноценного использования потенциала Приднестровья, главным образом, руководствуясь интересами его полумиллионного населения.

Чрезвычайную актуальность необходимости скорейшего включения Приднестровья в евразийские процессы придает ситуация, вязанная с форсированной работой по подписанию Молдовой Соглашения об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли (УВЗСТ) с Евросоюзом. На текущий момент экономическим агентам Приднестровья нет места в этом новом формате торгово-экономического сотрудничества, что грозит перерасти в очередную тотальное блокирование доступа наших товаров на европейские рынки и обернуться колоссальными социально-экономическими потерями.

Особая ценность механизма евразийской интеграции заключается в том, что он позволяет создавать новые наднациональные трансграничные форматы культурной и хозяйственно-экономической кооперации. В этой связи нужно отметить, что фактическое включение Приднестровья в механизмы евразийского сотрудничества позволит сформировать условия для взаимовыгодной кооперации между Востоком и Западом – превратив республику в уникальное пространство приграничного партнерства.

Даже при первом приближении можно выделить целый комплекс общих интересов для стран Таможенного Союза и ЕС, который может быть реализован при наличии соответствующей воли:

-       создание совместных экономических структур с участием российских и европейских партнеров, участие развитии в на территории Приднестровья свободных экономических зон, реализация общих трансграничных инвестиционных проектов;

-       участие в проектах по развитию и модернизации Девятого панъевропейского транспортного коридора и его включении в Трансъевропейскую транспортную сеть (ТЕТС) – имеется общая заинтересованность в его стабильной работе;

-       обоюдная заинтересованность в стабильном транзите газа и электроэнергии через Приднестровье в страны Евросоюза и совместное сотрудничество в деле его обеспечения;

-       развитие инфраструктуры международного туризма;

-       сотрудничество в межрегиональных проектах по экологической реабилитации и восстановлению судоходства реки Днестр;

-       поддержка развития гражданской авиации путем модернизации аэродрома в г. Тирасполь.

Таким образом, Приднестровье имеет достаточный потенциал, чтобы в перспективе стать одной из площадок, где возможен позитивный опыт сотрудничества стран-участниц двух глобальных интеграционных проектов – Евразийского и Европейского Союзов.

Участие ведущих акторов в региональных процессах и их помощь в решении даже части вопросов, указанных выше, гарантированно придаст мощный импульс к стабилизации всего молдо-приднестровского пространства. А это может принести как России, так и Европейскому Союзу ощутимо большие политические дивиденды, нежели продолжение сохранения блокадно-ограничительного статус-кво, означающего пролонгацию негативных процессов в социально-экономической жизни не только Приднестровья, но и сопредельных государств.

Военно-политические факторы

Наблюдаемая поступательная активность НАТО свидетельствует о реализации западной стратегии по планомерному переформатированию геополитического кода всего Черноморского региона, что самым непосредственным образом влияет на молдо-приднестровское региональное пространство.

В данных условиях фактор исторически обусловленного российского военного присутствия в Приднестровье, особенно в контексте завершения формирования в 2015 году нового «Юго-Восточного позиционного района» ПРО США непосредственно в Румынии, предоставляет Российской Федерации уникальные возможности для сохранения регионального военного баланса на западных рубежах формирующегося Евразийского союза.

Пожалуй, для США данный аргумент мог бы стать первым и основным в аналогичном списке.

Более того, уникальный пример миротворческой операции может быть использован в рамках Организации Договора о коллективной безопасности для практического применения данного эффективного механизма в других точках мира. У России имеются все основания для начала активной кампании по продвижению этого бесценного опыта в качестве практического вклада в дело построения новой архитекторы общеевропейской безопасности.

Здесь же необходимо отметить, что участившиеся в последнее время инциденты в Зоне Безопасности с участием сотрудников полиции провоцируются Молдовой с целью создания негативного информационного прикрытия для подмены базовых понятий и вброса тезиса о якобы неэффективности механизма миротворческой операции.

Между тем, Объединенная Контрольная Комиссия как руководящий орган операции на протяжении 21 года в полной мере эффективно выполняет свою главную задачу – обеспечение контроля за осуществлением мероприятий по «полному прекращению огня, а также любых вооруженных действий друг против друга» (ст. 1 Соглашения 1992 г.). Основной причиной обострения ситуации в ЗБ является отказ молдавской стороны от выполнения нормативных положений совместной миротворческой операции: получается, что молдавская сторона в одностороннем порядке игнорирует существующие механизмы, а затем пытается указывать, на то, что они «не работают».

Организационно-правовые аспекты

Институциональные аспекты евразийской интеграции обладают определенной гибкостью и наличием пространства для маневра, поскольку позволяют Приднестровью уже на начальных этапах принимать участие в союзных объединениях.

К примеру, возможное участие представителей организации «Евразийское партнерство Приднестровья» в качестве наблюдателей в Совете Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) как постоянно действующего наднационального органа Таможенного союза и Единого экономического пространства.

Важно отметить, что возможность участия Приднестровья в евразийских интеграционных процессах ни коим образом не ставит перед Россией и другими членами евразийских структур сиюминутную международно-политическую дилемму: либо обострение отношений с Западом и Евросоюзом из-за признания Приднестровья, либо продолжение внешне конструктивного мирового политеса с западными партнерами наряду с дистанцированием от интересов полумиллионного Приднестровья, из которых порядка 200 тысяч являются гражданами Российской Федерации.

Между тем, умелое использование фактора организационной свободы при выборе модели участия позволяет осуществлять поэтапное включение Приднестровья в виде правовой формы территории, регионального партнерства, органа трансграничного сотрудничества, объединения местных органов власти административно-территориальных единиц и т.п.     

В связи с этим Приднестровье изначально избрало путь дистанцирования от политической составляющей, сосредоточив усилия на структурировании культурно-гуманитарных и социально-экономических проектов участия республики в евразийских механизмах. Такой подход открывает уникальные возможности для реального использования Россией и ее партнерами потенциала «мягкой силы» в контексте евразийской интеграции, что, наконец, ознаменовало бы переход от популярного теоретизирования об этом замечательном инструменте в российском медиа-экспертном дискурсе к практическому его использованию.

В завершение хочу отметить, что по моему разумению Евразийское объединение – это не закрытый клуб для избранных, но открытый, адаптивный формат, если угодно, универсальный механизм не просто прагматичной взаимовыгодной кооперации в сложных глобальных условиях, но в первую очередь, новый формат оказания поддержки тем цивилизационно родственным частям некогда единого союзного пространства, которые в ней наиболее остро нуждаются.

Осмелюсь предположить, что практическая реализация именно такого подхода в отношении Приднестровья с практическим включением нашей республики в интеграционные процессы на постсоветском пространстве станет мощнейшим фактором укрепления мировых позиций России и значительно повысит ее реальный международный авторитет.

Наконец, Евразийская интеграция – это «искусство возможного», которое будет реализовано в ближайшем будущем. Как свидетельствуют факты, у Приднестровья в достаточном объеме имеются необходимые возможности, чтобы выступать в качестве полноценной составной части нового интеграционного объединения, которая будет способствовать укреплению Евразийского Союза, а значит у Приднестровья есть все основания претендовать на свое реальное участие в данном цивилизационном объединительном процессе уже сегодня.