Страна Света Эдуарда Хиля

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 314

Медиа

Певец Эдуард Хиль сформировал вокруг себя особый мир. Он пропитан радостью и светом. Это про него философ прекрасного Гастон Башляр мог бы сказать: «великие грезовидцы – обладатели искрящегося сознания». С этой точки зрения мы попробуем понять – какой была грёза Эдуарда Хиля? Куда она была обращена? Это небезразлично для нас, потому что Хиль своим неподражаемым пением и имиджем создал целую вселенную притягательных образов, сады живоносных грёз. Плодами этого сада продолжают по сию пору, спустя годы после смерти Хиля, наслаждаться и вкушать его преданные друзья и поклонники в разных концах планеты. Можно поставить вопрос и по-другому. Ретранслятором, «божьей дудкой» какого космоса, какой грёзы, какого необыкновенного пространства был (и остаётся, потому что его песни слушают и слушают больше года от года) этот увлекательный человек?
Попробуем познать феномен Эдуарда Хиля в нашем коротком и лёгком (как творчество певца) исследовании.

Небо как Море

У каждого исполнителя, особенно великого исполнителя песни, тембр голоса, драйв, саунд и т. д. формируют свой особый мир, собственную картинку, разливаются в неповторимую композицию. Это и авторский почерк и стихия, что гений преподносит слушателям, это и тайная карта доступных только ему островов и звёздных и душевных скоплений грёз и чувств, и мечтаний. Певец Эдуард Хиль был наиболее чудесным советским певцом. Он подарил нам практически метафизическое знание о нездешних таинственных сферах музыки и человеческого голоса…

Львиная доля песен Хиля о моряках и лётчиках. Ведь провожают пароходы совсем не так как поезда. Исполнитель словно бросает жребий своей и нашей судьбы в непослушные и ускользающие просторы Атмосферы и Воды. Волны весёлого голоса радостно сливаются с плеском океана и свистом ветра. Страны птиц и бризов откликаются голосами облаков и оптимистичными пузырями кислорода, сочащегося из ульев морских пчёл. Небо в музыкальном месторазитии Хиля сливается с морем. Оттуда приходят иные личности, уверенные и оптимистичные:

Моряк в развалочку сошёл на берег, как будто он открыл пятьсот Америк. Америки множатся и дробятся, как фракталы, как лист маньчжурского клёна. Америки складируются будто брёвна в мозолистых руках сплавщиков.

Обнимая небо крепкими руками. Огромное небо, то, что одно на двоих. Воздушные рабочие войны.Певец открывает суверенное пространство дьявольски красивых мужчин, оседлавших морских и воздушных коней. Практически богов, мечтательных колесничих стремительных аппаратов. Однажды генералы обиделись на Хиля за песню-шутку «Как хорошо быть генералом». Наши генералы иной раз краснеют и дуются, как девушки. Они пытались запретить Хилю петь. Тогда в дело вмешалсяЮрий Гагарин. Свой свояка признаёт издалека. Космонавт звонил верховному начальству. И Эдуарду петь опять разрешили.

На млечный путь мы с песнею махнем

и звездным молоком наполним фляги…

Люди и Птицы

Люди как птицы, и сам Хиль напоминал странную птицу. А фамилия его переводится с белорусского, как «снегирь».

У жаворонка учимся мы петь,

Он верен песне, как присяге!

В песенке про весенний Ленинград флейта начинает чирикать, как птица. Пространство сурового северного города преображается, томимое терзанием художественного свиста. Когда-то так свистела, будто лучезарная пава неподрожаемая Таисия Савва! Подобным дивным свистом рыбаки-кашубы приманивают ветер… И Ленинград отныне другой – нежный и лёгкий! Как молодой капитан, узревший с корабля в подзорную трубу любимую женщину.
Нас бросала молодость на кронштадский лёд… Суровый бой ведёт ледовая дружина…

Надмирные льды сверкают от пения снегиря. Он на полюсе холода добывает тепло.

Радостные шлягеры Хиля меняют качество звука и предстают кусками чистого незамутнённого света. Иногда это напоминает аутентичный этнофолк. Например женский ансамбль филлипинок из деревни Себу. Лесные женщины будто “Бурановские бабушки” старательно имитируют собственными голосами и редкими музыкальными инструментами хлопанье речных ладоней, наречие летающей паутины и квоки райских птиц.

Язык ангелов

Главный хит Хиля, снискавший ему всепланетную славу вообще не имеет слов. Он наполнен переливами гласных букв и магическими парафразами из арсенала “крунера” Фрэнка Синатры. Ла-ла-ла! Ло-ло-ло! За двухминутную композицию, спетую Эдуардом Хилем в 70-х случайно на гастролях в Швеции молодые фанаты во всех странах мира прозвали Эдуарда «Мистером Трололо». ЙЭ-ЙЭ-ЙЭ-ЙЭ-ЙЭ! ОХОХОХОХО!
Тысячи людей по приглашению Хиля начали писать к песне-заклинанию ТРОЛОЛО собственные слова на сотнях языков. Как будто в песенке, как в священной мантре был закодирован пред-языковой код разговоров и слов всех людей на земле. Язык птиц Эдуарда Хиля отсылает нас к речению ангелов, так, как его описал удивительный шведский мистик Эммануил Сведенборг.

Речь ангелов небесных подобна тихому течению, мягка и как бы непрерывна, а речь духовных ангелов несколько дрожаща и отрывиста; поэтому также в речи небесных ангелов часто звучат гласные У и О, а в речи духовных ангелов – гласные Е и И: гласные заменяют звук, а в звуке выражается чувство, ибо, общий звук ангельской речи соответствует чувству, а членораздельные звуки, т.е. слова, соответствуют понятиям мышления, от чувства происходящим. Гласные не принадлежат языку, но ими как звуками слова возвышаются для выражения различных чувств смотря по состоянию каждого; вот почему на еврейском языке гласные не пишутся и произносятся различно: через это самое ангелы узнают, каков человек относительно чувств своих и любви. В речи небесных ангелов нет жестких согласных, и она редко переходит от одной согласной к другой без вставки слога, начинающегося гласной…

Мягкий ангельский язык любви выхватывает нас из тщеты мировой юдоли. Гласные в ангельском мире соответствуют потокам света разной интенсивности. Потому пение Хиля и окутывает слушателей в убыстряющееся сияние. Ускользающий, но совершенно понятный, явленый сердцу, мир прорастает сквозь звуковые блики С-Той-Стороны.

Снятся людям иногда

голубые города

У которых

названия нет

Пятое измерение

Два уникальных физика и математика начала прошлого века попытались описать световое пространство в терминах пятого измерения. Это были знаменитые Калуца и Клейн.

Физик Теодор Калуца считал, что тайна света скрыта в пятом измерении. Среди всех физических теорий его идея предстаёт наиболее поэтичной. Ведь, если свет – это волна, то что тогда колеблется? Свет преодолевает миллиарды световых лет в вакууме, где колебаться вообще-то нечему… Согласно Калуце – Свет – это волны в пятом измерении.

Эту труднообъяснимую концепцию можно растолковать через метафору :

Люди словно рыбы в пруду живут в четырёхмерной “эйнштейновской вселенной”. Они даже представить не могут, что движется и живёт над их посконным миром. Но они чувствуют, что Там – что-то есть. Как рыбы чувствуют дождь, стучащий по поверхности пруда, ощущают его незримые волшебные колебания. Калуца объяснял свет, как рябь, которая двигается по пятому измерению. Как дождь С-Той-Стороны. А шведский математик Оскар Клейн даже вычислил размеры сокровенного измерения…

Теорема Калуцы никем всерьёз не опровергнута. Более того из неё выросла знаменитая «Теория суперструн» объясняющая многие странности мироздания. Нас же, как исследователей грёз интересует поэтическая и ангелическая, духовная сторона дела.

Страна Света стучится к нам, но своими слабыми органами чувств узреть её мы не можем. Нам нужны пророки, авгуры, гадатели по полёту птиц. Эдуард Хиль и был Гением Страны Света.

Давно у птиц мы учимся летать,

Их силуэты чертим на бумаге,

Но мы не всё в них можем разгадать -

 Хоть мы – кудесники и маги!

Его глоссолалии неслись и несутся в колонках, как манна небесная, как ливень благородных металлов.

Солнечный Русский бывает и таким – певцом-снегирём из Страны Трололо. Его опять не узнали и не признали. Так и рыбы в пруду мало обращают внимание на блики утренней звезды на поверхности розовой воды. Так кроты от ветряной кутерьмы усерднее заползают в землю. Мы к земле прикованы туманом.
О существовании пятого измерения люди узнают неожиданно. Как пойманные окуни, прыгая по поверхности искрящегося льда.

Бело-бело-бело-голубые снега, 

Бело-бело-бело-голубые снега, 

К вам дорога одна только сквозь облака,

Только сквозь облака.

Счастье надо повстречать!

Но никогда не кончатся желающие попасть Туда. Услышать чарующую музыку Оттуда! Ведь игра того стоит! И люди уходят в море. Отчаянные парни.
Трус не играет в хоккей.

Ангелы Эдуарда Хиля по-прежнему привлекают молодых поклонников и поклонниц. С-Той-Стороны-Кронштадского-Льда заливисто хохочет наш румяный снегирь. На крышах – на крышах он крутит флюгера! Красная армия ТРОЛОЛО спешит на помощь всем осатаневшим от паскудств этой жизни.
Хмуриться не надо, Лада!

Страна Света дрожаще и отрывисто передаёт на ангельском говоре.

Через сердце каждого из нас.

Лай-ла-ла-ла-ла,

Лай-ла-ла-ла-ла,

Лай-ла-ла-ла-ла-ла.

Ла-ла-ла,

Лай-ла-ла-ла-ла,

Лай-ла-ла-ла-ла,

Счастье надо

повстречать.

Источник материала: http://www.gumilev-center.ru/strana-sveta-ehduarda-khilya/