СУВЕРЕННОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ: ПРИДНЕСТРОВСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ РУССКОГО МИРА

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 57
25.05.16

Русский мир – это многоуровневое и многогранное явление, палитра многих культур, региональных идентичностей, мировоззрений. Познать эту многомерность во всей ее полноте вряд ли возможно. Тем более сложно определить тенденции и направления развития столь масштабного социо-культурного массива. Но если мы воспользуемся индуктивным методом, то, возможно, рассмотрев лишь отдельную грань этого явления нам станет понятней та целостность, которая позволяет выделять в отдельный феномен калейдоскоп человеческого бытия, географические границы которого гораздо шире чем от Калининграда до Камчатки.

Как нам представляется, удобный ракурс для понимания сути русского мира может дать Приднестровье – одна из окраин большой Страны, сохранившая историческую память как о Советском Союзе, так и об императорской России. На наш взгляд общественные процессы, происходящие здесь, позволяют выявить тенденции свойственные всему русскому миру.

*        *        *

Создание Республики на Днестре в 1990 году представляло собой реакцию общества на крушение Советского Союза. Акт провозглашения собственной государственности в качестве союзной республики был в какой-то степени попыткой скрепить зашатавшиеся устои общего дома. И хотя Союза не стало, приднестровское государство сумело сохранить советскую матрицу общественного устройства. При этом общество освободилось от изжившей себя коммунистической идеологии и, в отличии от большинства постсоветских государств, не приобрело нового идола в виде «ценностей» неолиберализма и псевдодемократии. Национализм как форма государственного строительства по определению был чужд интернациональному приднестровскому обществу. Именно поэтому абсолютная духовная свобода стала парадигмой развития Приднестровья на десятилетия.

Кроме того, несмотря на информационные, транспортные, экономические блокады, в которых республика живет многие годы, в духовном смысле Приднестровье всегда развивалось в общероссийской системе координат. Приднестровское общество никогда не отделяло себя от России и ощущало себя частью этого великого целого.

Показательно, что в Приднестровье действует российские стандарты образования начиная с дошкольного воспитания и заканчивая вузами. За прошедшие четверть века в Приднестровье выросло целое поколение молодых людей, которые никогда не жили в Советском Союзе, которые не помнят времен, когда их земля была частью Молдавской ССР, для которых наличие собственной государственности столь же естественно, как, например, для россиянина наличие России. Но это поколение не ощущает себя гражданами карликового восточноевропейского государства, напротив, общественная атмосфера, сложившаяся в республике, позволяет говорить о Приднестровье как о маленькой России. Важно понимать, что для приднестровца Россия остается его государством и не воспринимается как зарубежье.

На Днестре проживают представители более 30 национальностей. Крупнейшие национальные сообщества – это молдаване, русские и украинцы. Много болгар, гагаузов, евреев, белорусов, поляков. Национальные культуры в Приднестровье свободно развиваются без преобладания какой-либо одной из них. Нет ни национальных, ни конфессиональных противоречий. Духовная свобода позволила приднестровцам не делить культурное достояние, а аккумулировать его. Это тоже качественная характеристика русского мира.

Информационное пространство Приднестровья не менее уникально. Находясь преимущественно в информационном поле России, приднестровцы никогда не были изолированы от Молдовы и Украины. Особенно это стало актуально в последние годы, когда на Украине российские каналы оказались под запретом, а в Молдове российский эфир подвергается жесткой цензуре. В Приднестровье жители имеют возможность испытывать на себе воздействие одновременно российской, украинской и молдавской информационной политики, но сохранять при этом собственный взгляд на происходящие процессы. Устойчивость народа в информационно-идеологическом плане – это важный показатель духовного суверенитета нации.

Возможно самый важный фактор в развитии любого общества – это наличие (или отсутствие) исторической памяти у народа. В Приднестровье никогда не боролись с памятниками и не переименовывали улиц. Романовы и Ленин, русско-турецкие войны и Великая Отечественная, Революция 1917 года и Суворов – все эти символы разных эпох – свидетельство богатства и величия нашей истории, а не повод для конфронтации и разделения общества.

Как известно, народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего. Несмотря на крупнейшую геополитическую катастрофу XX века, которая коснулась Приднестровья в полной мере, народ здесь не утратил сознания и ментальности народа-победителя. В период распада, когда значительная часть советского населения испытывала шок от неуправляемых деструктивных процессов, приднестровцы смогли консолидироваться, создать собственную республику и тем самым защитить свои права, а потом дать отпор агрессии со стороны Молдовы и, фактически, победить в войне за свою независимость. Поэтому приднестровцы не испытали психологического надлома от поражения в Холодной войне, напротив, ощущая постоянное давление со стороны Молдовы и Украины (за которыми стоят ЕС и США), чувствуя зримую поддержку со стороны России приднестровцы понимают, что бой за идентичность и сохранение духовного суверенитета нашего народа еще далеко не закончен.

Итак, чем ценно Приднестровье для понимания столь масштабного явления как русский мир? Русский мир – это прежде всего люди, люди русской культуры, люди, мыслящие одними категориями, объединенные общими духовными ценностями. В этом смысле в Приднестровье сложились условия, позволяющие русскому миру как явлению социального бытия проявить себя в полной мере: абсолютная духовная свобода, включающая реальную свободу вероисповедания и отсутствие идеологического диктата со стороны государства (коммунизм, либерализм и т.п.); наличие и свободное развитие комплекса национальных культур без преобладания одной из них; надежная духовно-ценностная и ментальная связь с Россией и наличие исторической памяти. Все это делает из Приднестровья своеобразную лабораторию русского мира. В этой связи сделаем предположение, что состояние общественного сознания в Приднестровье способно быть индикатором для понимания тенденций развития всего русского мира.

*        *        *

Недавно в Приднестровье были презентованы данные социологического опроса, проведенного в республике специалистами Приднестровского государственного университета им. Т.Г. Шевченко. Вопросы касались внешнеполитических предпочтений приднестровцев и их личностной идентификации.  Попробуем рассмотреть эти результаты с учетом того, что Приднестровье является открытой системой и никогда не было изолировано от процессов, происходящих на постсоветском пространстве.

Согласно результатам исследования, подавляющее большинство опрошенных жителей Приднестровья поддерживает пророссийский вектор развития республики. Так, 71,7% респондентов выступают за независимость ПМР и последующее свободное присоединение к  Российской Федерации, еще 18,2% считают необходимым вхождение ПМР в состав Евразийского Экономического Союза в качестве независимого государства. Таким образом в совокупности 89,9% населения республики поддерживают евразийский вектор внешней политики государства.

При проведении аналогичного исследования в 2013 году евразийскую интеграцию поддерживали более 60% приднестровцев, причем треть опрошенных понимала под евразийской интеграцией непосредственное объединение с Россией. Прошло всего 3 года, а количество людей, выступающих в поддержку евразийского вектора развития увеличилось в полтора раза, причем число тех, кто желает непосредственного включения Приднестровья в состав России, по меньшей мере удвоилось.  

Столь явный рост симпатий по отношению к России в Приднестровье, где народ и так себя от России никогда не отделял, весьма показателен. Очевидно что-то изменилось в том, как Россия воспринимается соотечественниками, проживающими за ее рубежами.

Действительно, после 2013 года произошли крупные геополитические события, которые засвидетельствовали появление на мировой арене новой великой державы. Прежде всего, в марте 2014 года состоялось воссоединение Крыма с Россией. Очевидно, что многие приднестровцы увидели в этом прецеденте наиболее предпочтительный пример и для Приднестровской Молдавской Республики. События на Донбассе также высветили Россию в качестве заступника прав всех соотечественников, независимо от того, где они проживают. Для приднестровцев, привыкших жить под дамокловым мечом возобновления агрессии со стороны Молдовы, позиция России в отношении украинских событий, включая Киев, Одессу и Донбасс, стала для приднестровцев весомой моральной поддержкой, гарантией мира и безопасности. Неудивительно, что большинство респондентов – 82,7% – считает недопустимым вывод российских войск из Приднестровья.

Опрос показал, что большинство приднестровцев ощущают угрозу со стороны соседних государств. 58,5% – считают внешнеполитическую обстановку тревожной и вызывающей опасения.  Директор Независимого центра аналитических исследований «Новый Век» Елена Бобкова, комментируя эти результаты, отметила, что эти опасения включают возможность начала военных действий, а также ухудшение экономической ситуации. 41 % принявших участие в опросе считают, что более всего на ухудшение экономической ситуации в Приднестровье повлияли блокадные действия со стороны Украины. Почти столько же опрошенных, 40,3%, назвали в качестве основной причины экономических проблем действия Молдовы.

Если экстраполировать данные опроса на всех соотечественников, проживающих за рубежами России (а они в своем восприятии России вряд ли сильно отличаются от приднестровцев), мы увидим тенденцию к консолидации российских соотечественников вокруг Российской Федерации. Они видят возрождение своей страны и надеются на укрепление ее авторитета в мире. С Россией они связывают и собственное благополучие. В частности, для приднестровцев сильная Россия означает мир, безопасность и устойчивое экономическое развитие.

Вторая часть социологического исследования в Приднестровье касалась вопросов личностной идентификации жителей республики. Выяснилось, что приоритетной в Приднестровье является гражданская и региональная идентичность. Отвечая на вопрос, «Кем бы вы себя назвали в первую очередь?», 53,1% отметили вариант «я – приднестровец», 25,1% – «русский». 9,7% отметили вариант «молдаванин», 5,9% – «украинец». «Приднестровцы в первую очередь руководствуются государственной идентичностью, считают себя гражданами Приднестровской Молдавской Республики, и это показывает, что процесс государственного строительства, проходивший в непростых условиях, переходит на другой, более качественный уровень. У нас есть все основания говорить о том, что государственность Приднестровья базируется в том числе и на приднестровской идентичности населения», - подчеркнул глава внешнеполитического ведомства ПМР Виталий Игнатьев, комментируя данные соцопроса.

Больше половины опрошенных не идентифицируют себя по национальному признаку. Для полиэтничного Приднестровья это норма, также как для жителя России нормально называть себя «россиянином». Но в данном случае мы наблюдаем более широкий феномен русского мира. Для человека русской культуры национальность не имеет принципиального значения. По паспорту он может быть украинец, татарин или осетин, но гораздо важнее для человека, что живет он и взаимодействует со своими соотечественниками в близкой и понятной ему культурной среде.

Обращают на себя внимание другие цифры. В Приднестровье русские, молдаване и украинцы составляют примерно равные пропорции – по 30% населения. Однако «русскими» себя назвали 25%, «молдаванами» - около10% и «украинцами» - меньше 6%. Говорят ли эти цифры о том, что процесс государственной самоидентификации в большей степени затронул украинцев и молдаван Приднестровья, чем русских? Вряд ли. 

Нельзя исключать, что блокадная политика, которую ведут Молдова и Украина в отношении Приднестровья, и которую не понимают и не поддерживают этнические молдаване и украинцы, проживающие республике, заставляет их уклоняться от идентифицирования себя с этими странами, поэтому они предпочитают называть себя «я – приднестровец». Но в Приднестровье есть и другой феномен: многие молдаване, украинцы, представители других национальностей ощущают себя русскими людьми. Нельзя забывать и о том, что в Приднестровье почти каждый второй – обладатель паспорта гражданина Российской Федерации. Поэтому относительно высокий процент тех, кто заявил о себе «я – русский», может объясняться соответствующей идентификацией себя людьми других национальностей.

Результаты личностной идентификации приднестровцев также могут быть полезны в контексте понимания текущего состояния русского мира. Ощущать себя русским сегодня не зазорно. Безусловно, этому способствует успешная внешняя политика Российской Федерации. Зимняя Олимпиада в Сочи, активные антитеррористические действия в Сирии, достойный диалог на международном уровне по ключевым проблемам современности, возрождение исторической памяти народа о Великой Отечественной войне – все это позволяет людям русской культуры, проживающим за рубежами России, гордится своим Отечеством, верить в великое будущее своей страны.