В лучших традициях политической практики. О смыслах военного соглашения Молдовы и Румынии

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 325

Медиа

05.08.13

27 июня парламент Молдовы принял в первом чтении законопроект о ратификации соглашения между правительствами Республики Молдова и Румынии о военном сотрудничестве. Факт соглашения уже осудили многие эксперты, более того, парламентская фракция ПКРМ, позиционирующая себя сейчас как евразийски-ориентированная, уже на стадии обсуждения выступила с жесткой критикой закона. Последствия окончательного одобрения соглашения могут оказаться самыми плачевными.

Следует сразу подчеркнуть, что в принципе любые соглашения военного характера, в которых пожелает принять участие Республика Молдова, грозят обострением ситуации в региональном измерении. В первую очередь это связано с существованием Зоны безопасности, которая появилась как единственно возможный вариант предотвращения «разморозки» молдо-приднестровского конфликта. Уже только это означает, что вопросы военного характера в зоне конфликта воспринимаются особо остро . Кроме того, нейтралитет Республики Молдова, в первую очередь к военным объединениям, был не единожды обозначен в качестве важного условия взвешенного диалога Приднестровья и Молдовы. Об этом действующая власть РМ никак не может не знать.

Достаточно было принять во внимание уже только изложенное выше, чтобы предугадать реакцию общественности  по отношению к военному соглашению стран. А кроме прочего существуют факты, свидетельствующие об участии румынских подразделений и техники в войне 1991-1992гг. Более того, в начале 90-х практически свершилось объединение Молдовы и Румынии, и идеологии «панрумынизма» в Бухаресте придерживаются и по сей день. Таким образом, вполне естественно, что соглашение Молдовы и Румынии не на шутку насторожило политиков и экспертов.

Первое, что приходит на ум в этой ситуации – мысль об экспансионистских устремлениях Румынии в отношении Приднестровья, однажды уже проявившихся на заре становления ПМР, о чем и заговорили в экспертном сообществе, и чего опасаются в Приднестровье. Однако предположение о прямом военном вмешательстве Бухареста в молдо-приднестровский конфликт опровергается несколькими обстоятельствами.

Первое. Участие Румынии в гипотетическом вооруженном конфликте чревато крупным военным столкновением в Восточной Европе. Очевидно, что Россия примет все возможные меры по защите своих граждан, проживающих в Приднестровье, а также миротворческого контингента, дислоцированного в республике. Если агрессию со стороны Молдовы еще можно объяснить застарелыми противоречиями Кишинева и Тирасполя, то эскалация конфликта со стороны Румынии будет расценена как военная экспансия и вызов интересам России, ключевой из которых – защита собственных граждан. Очевидно, что политическая традиция Румынии, всегда склонной к взвешенным, если не сказать «хитрым» действиям, не позволила правящей элите страны закрыть глаза на печальный опыт Грузии и ныне опального президента Саакашвили. Который, кстати, мог тешить себя хоть какой-то надеждой: что территориальная целостность оправдает насилие в отношении Южной Осетии и Абхазии. У Румынии даже таких призрачных оснований не имеется.

Второе. Членство Румынии в НАТО подразумевает, что Североатлантический альянс должен будет обозначить свою позицию относительно возможного конфликта, а может и принять в нем участие, иными словами – «сохранить лицо». В таком случае появляется угроза гораздо более масштабного военного столкновения. Вряд ли на фоне гражданской войны в Сирии, кризисов еврозоны и очередного шпионского скандала «за авторством» Эдварда Сноудена крупные геополитические игроки допустят военное противостояние на территории Старого света.

Третье. Коль скоро речь зашла о Европе, следует отметить, что Евросоюз, членом которого является Румыния, в еще большей степени не заинтересован в вооруженном противостоянии у своих границ, и тем более постарается избежать любого намека на причастность к нему. В противном случае ЕС должен будет каким-то образом справиться с полным набором негативных последствий. Это - неминуемое «охлаждение» отношений с Россией, которые и доселе отличались некой сдержанностью. Это также дальнейший рост нестабильности самого европейского объединения: конфликт в условной зоне «Румыния-Молдова-Приднестровье» расширит территорию кризиса у границ Европы еще дальше на Север. (см рис.1) Причем, если кризисные явления на Кипре, в Греции, Болгарии носят социально-экономический характер, волнения в Турции (если верить СМИ) – обусловлены внутриполитическим недовольством, то в случае с Румынией противостояние будет военным, что может обернуться для единой Европы совсем иными последствиями.  

Весьма существенные последствия ожидают Евросоюз и в имиджевом плане. В течение долгого времени ЕС пытается позиционировать себя миротворцем в конфликтах в непризнанных государствах. Здесь уместно вспомнить о плане Медведева-Саркози по мирному соглашению Грузии, Абхазии и Южной Осетии, а также об активной посреднической роли ОБСЕ в молдо-приднестровском урегулировании. Военное противостояние с участием члена Евросоюза, к слову, сведет на «нет» всю работу ОБСЕ в этом направлении  и дискредитирует саму организацию. Более того, причастность Евросоюза к военному конфликту дискредитирует идею евроинтеграции в Украине, где и так не существует общественного согласия по этому вопросу. Есть все основания предполагать, что ситуация осложнится давними румыно-украинскими территориальными разногласиями, в т.ч. из-за прямой угрозой жизни приднестровским украинцам в случае конфликта.

Наконец, четвертое. Румынии Приднестровье попросту ненужно. В ситуации образца начала 90-х румынское руководство имело веские основания надеться на быстрое присоединение Молдовы и Приднестровья. Устремления Румынии подкреплялись тем фактом, что центробежные тенденции в бывших республиках Советского Союза практически не встречали сопротивления центрального руководства, таким образом, скоротечная аннексия всей территории Молдавской ССР могла быть проведена беспрепятственно  ввиду глубокого политического кризиса в высших эшелонах власти России.

Сегодня в Приднестровье живут российские граждане, размещены российские миротворцы, успешно функционирует российский бизнес. Каким образом «великая Румыния», о славных подвигах которой в Приднестровье хорошо помнят, сможет «проглотить» Приднестровье – непонятно. Еще более непонятно – зачем, так как профит от войны с республикой будет даже не нулевым, а отрицательным.

По нашему мнению, как и в 1992г., Румыния не рискнет открыто использовать военную силу против Приднестровья, даже при условии соглашения в этом вопросе с Республикой Молдова.

Возможный силовой сценарий может развиваться в традиционном для румынского государства духе. Он будет разработан и спровоцирован экспертами из-за Прута, а воплощен в жизнь он - руками молдавских исполнителей. Проще говоря, Румыния намерена загребать жар чужими руками.

Военное соглашение Молдовы и Румынии подразумевает разноплановое сотрудничество сторон, а именно консультации, обмен персоналом и военными представителями, проведение совместных учений (к реализации этого пункта стороны уже приступили), обмен кадрами, создание совместной военной инфраструктуры и оперативного командования, обмен военной документацией. Таким образом, несложно понять, что именно военные наработки Румынии, имеющей доступ к опыту НАТО, будут транслироваться молдавским военным структурам, и никак иначе.

В этой связи можно предположить, что сфера совместной деятельности в итоге будет расширена за пределы чисто военного сотрудничества. Например, в ходе совместного исследования потенциальных военных угроз румынские эксперты могут особо отметить необходимость усиленного мониторинга молдо-приднестровской границы для пресечения международного террористического трафика на территорию Молдовы. По крайней мере, в НАТО такие формулировки любят. Румынские эксперты в сфере обороны могут исключительно в качестве наблюдателей установить свое присутствие в районе новеньких миграционных постов, недавно установленных Молдовой на границе с ПМР.

Более того, можно предположить, что в поле внимания румынских экспертов обязательно попадут такие населенные пункты, как Варница, Кочиеры, Кошница, Пырыта и т.д. Молдавским госструктурам рекомендуют усилить охрану «административной границы» именно на этих участках, дабы готовность Молдовы к отражению возможных внешних угроз была непоколебимой.

При этом непосредственно румынских военных в районе границы не будет и близко. Их присутствие бессмысленно, когда упор сделан на тактическую и стратегическую помощь, а также есть риск оказаться виновным в дестабилизации обстановки. Смысл румынского присутствия на территории Молдовы - которое, в силу военного соглашения, будет полностью легитимным – в том, чтобы сформировать правильную ситуацию, в которой для возникновения конфликта будет необходима лишь одна искра. В частности, с учетом принятых в Молдове миграционных правил и штрафов для приднестровцев без молдавского гражданства, Молдове могут посоветовать ужесточить меры по отношению к «нарушителям», т.к. это – залог выполнения правил, а значит – и всей миграционной безопасности. И далее в том же духе.

Кроме всего вышеперечисленного существует и еще один фактор, свидетельствующий в пользу предполагаемого варианта событий. Провокация, способная послужить эскалации конфликта, возможно только на территории спорных участков Зоны безопасности, таких например, как Варница, т.к. на остальной территории Молдова и Приднестровье четко разделены Днестром. При этом очевидно, что ни одна из сторон первой не предпримет военную силу в принципе, а тем более в районах, где провокация может быть предписана любой из них. Люди не хотят войны, жители и Молдовы, и Приднестровья имеют близких и родственников в соседнем государстве, а особенно те, кто живут на спорных территориях. Таким образом, спровоцировать конфликт может только внешняя сила, которой абсолютно не интересны судьбы людей.

Другое дело, что в конечном итоге стороной конфликта будет Молдова, она же и понесет ответственность за происходящее. Румыния же будет официально непричастна к происходящему: представители страны будут находиться на территории РМ легально согласно подписанного соглашения, а если окажутся в числе подозреваемых – от них просто отрекутся, и даже накажут за превышение полномочий.

Для Молдовы тем временем конфликт обернется однозначным разрывом отношений с Россией и странами Таможенного союза, соответственно – потерей ключевых экономических партнеров. Не говоря уже о возможном ужесточении миграционной политики в отношении молдавских гастарбайтеров в России. Таким образом, Молдову ждет неминуемый социально-экономический и политический кризис. И  поддержку в его преодолении должна будет оказать именно Румыния, которая сама испытывает кризис. Таким образом, в финансовом плане аннексия Бессарабии Румынией и новый конфликт в Приднестровье целиком ляжет на ЕС. Исторический опыт Румынии говорит о том, что такое поведение – норма.

Проводимая Молдовой сегодня политика принудительной паспортизации жителей Приднестровья, по замыслу, должна увеличить  количество молдавских граждан в республике. Чем больше их будет, тем громче будут звучать заявления о Молдове как пострадавшей стороне, а о Приднестровье – как об оккупированной территории. Тем гуще будут краски последующего кризиса в Молдове и весомее основания для румынской помощи. В перспективе это будет означать прямую дорогу к объединению двух стран. Таким образом, описанный сценарий позволяет Румынии – приобрести новые территории, а политическим игрокам рангом повыше – отгородиться от евразийского влияния Приднестровья. Усиление гуманитарного, политического и социального присутствия Румынии в Молдове также даст возможность пресечь евразийское движение в самой Молдове. Речь идет, в частности, о ПКРМ. Можно возразить, что Владимир Воронин, не единожды доказавший свою политическую переменчивость, вряд ли воспринимается сегодня как истинный евразиец. Однако лидер коммунистов Молдовы всегда может уйти с политической арены, и тогда накопленные партией дивиденды послужат в пользу его последователей. С открытым приходом Румынии в Молдову ПКРМ просто перестанет существовать, а вместе с ней – один из весомых проводников евразийской идеи.

Единственное, что сложно предугадать в данном сценарии – роль Украины. Вероятно, существует расчет, что Украина воздержится от принятия той или иной позиции в конфликте. Однако для нее в обозримом будущем это будет грозить новыми территориальными проблемами. Так, например, расширение «великой Румынии» до фактических границ современной Молдовы навскидку порождает сразу две точки возможных разногласий (претензий Румынии) – район Джурджулешт, где сходятся три государственных границы, и участок трассы М15 в районе Паланки (трасса М15 является центральной магистралью, соединяющей основную территорию Одесской области с Юго-Западной ее частью, городами Измаил, Арциз, Вилково и т.д. Дорогая проходит через участок молдавской территории, единственная альтернатива ей – загруженная трасса вдоль черноморского побережья, пересекающая Днестровский лиман через мост в поселке Затока. Прим автора).(см. рис. 2). Вполне вероятно, что Румыния попытается вспомнить далекую историю и начнет давление на юго-западный участок Одесской области, который как раз и оказывается зажат между Паланкой и Джурджулештами. Сквозь призрачное историческое прошлое здесь явно проглядывают меркантильные интересы: полный контроль над акваторией Дуная в этом районе, курортное побережье, транспортная инфраструктура и т.д. В такой ситуации Украине следует хорошо подумать о будущем своих границ, на фоне того, что территориальные споры с Румынией уже имели место быть и Украина в них проигрывала.

Военное соглашение Молдовы и Румынии, безусловно, несет в себе угрозу по дестабилизации молдо-приднестровского урегулирования, а с ней – и самые непредсказуемые последствия. Невозможно отрицать, тот факт, что Румыния не отказалась от идеи экспансии на Восток. Однако открыто воевать страна не рискнет: во-первых, военное искусство никогда не было ее визитной карточкой, во-вторых – открытое противостояние выходит за рамки румынской политической традиции. Посему напрашивается вывод, что участие Румынии будет гораздо более изощренным и скрытным, чем кажется на первый взгляд.

В свете всего вышеизложенного можно с предельной ясностью осознать, насколько своевременно в Приднестровье был подписан закон «О государственной границе ПМР» и как необходимо сегодня обеспечить эффективный контроль на рубежах государства.

Источник материала: http://www.riss.ru/index.php/news/rissmail/1968-v-luchshikh-traditsiyakh-politicheskoj-praktiki-o-smyslakh-voennogo-soglasheniya-moldovy-i-rumynii#.Uf8_-dJM8qM

Комментарии

Аватар пользователя Igor Shornikov
Igor Shornikov

Судя по оценкам, нашим "друзьям" статья понравилась. Браво, Яков!