В вещей тьме царства Сердец (Соловки)

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 247

Медиа

Соловки – архипелаг Страны Матерей. Женской ускользающей дали, плывущей на морских барашках к Новой Земле. Там, где по преданию поморов стоит Град Леденец. Столица мёртвых корабелов с тысячью ледяных колоколен. Именно Там и живёт Матка Севера.

Моему другу Антону Серёдкину

Эссе-поздравление с Рождением Сына

Смола и молоко
 

Не обязательно бывать на Новой Земле или Северном Полюсе. Женский арктический континент приоткрывает свои тайны на Соловках, сдирает подол океанического сарафана. Место познания Севера, свидание с парусником из Царствия Небесного. Сверхпроводником полярного магнита.
В глубинах вод скачут рыбы, маня в свои причудливые сети. Мамонтовые бивни бурлят под винтом кораблей, вызывая лёгкие шторма и световую пену. Белое море плачет птичьей смолой. Женское пространство обнимает и уволакивает в поцелуи в зыби и в хляби, в воды и в воздухи, в хризоправы и жемчуга волн-облаков.
В час когда буруны, как струны
Звонко лопается и дрожит
Пена в них или груди юной
Самой нежной из Афродит?
(Николай Гумилёв)

Напоённое любовью и северной негой пространство, свободное и гордое приглашало в страну, где Женское является самоей собой. В Страну Света, бьющую из окон-квадратов в деревнях ангелов и серафимов. Летние ночи на островах освещены молочным сиянием. Что меняет угол зрения на мир и привычные координаты планет и людей. Если Солнца нет, а Свет есть, то как же нам быть? Не заблудились ли мы в лесах из звёздных колибри, лопочущих на неизвестном языке цветов?

Карты Филолая

Полночь Соловков – Страна-по-ту-сторону-Солнца. Сакральная география Русской Равнины переворачивается вверх дном. Словно наши яхты и самолёты вплыли и влетели в зеркало мира. И наши потоки-полёты поворачиваются вспять, правда уже в ином царстве, за порогом морского стекла.
Священная география Соловков и Страны Матерей напоминает собой строение вселенной, описанное пифагорейцем Филолаем. Он считал, что в центре бытия плещется Небесный Огонь материнской печи, рождающий жизнь, слово и сияние сущего. Вокруг бесценного огня вращаются светила и планеты, Земля и Антиземля. Солнце и Луна суть малые отражатели медоносного пламени Небесной Девы. Вся известная людям земная ойкумена находится на части тверди, противоположной сердцу вселенной. Поэтому истинный очаг рождества -бесконечно далёк от нас, потому мы живём и питаемся бликами в космических щитах Солнца и Луны.

Данную теорию интересно развивал Коперник. А сторонников идеи Антиземли по сию пору немало. Академик-астрофизик Бутусов открыл планету Глория, скрытую от нас по-ту-сторону-Солнца в точке Лагранжа-3. Она всегда идёт следом за Землёй по нашей орбите, оставаясь незамеченной. Чуть слышный планетный двойник…
Любопытно, что астрофизики сего дня перенесли Небесный огонь в центр галактики – в альфу Стрельца. Якобы согласно новейшим научным данным именно там – из невероятных размеров чёрной дыры, из колдовских исподних Млечного Пути рождается всё…
И только философия пифагорейцев умудрилась совместить в себе, как в стране из пяти измерений нашу галактику, солнечную систему, планету и философию священной географии.
Браво, Филолай! Скифские путешественники оценили твой труд по достоинству!
Если всё так, то Соловки, да и большая часть Русского Севера, Арктики и затонувшей Гипербореи пронизываются сиянием Небесного Огня. Православные скажут иначе – сии области под Покровом Богородицы. Суть от этого не меняется…

Вавилоны сердца

Здесь всё сплетено и переплетено неразрывно: концлагерь СЛОН впадает в каналы митрополита Колычева, монастырю салютуют чайки. И блаженные монахи-нестяжатели никогда не похабили языческие лабиринты…
На Большом Заяцком острове таковых три. Один другого больше в смарагдовой ряби соловецкого мха. Тысячи лет назад их основали неустановленные антропологами народы, пращуры севера.
Монахи называли лабиринты – вавилонами. Изначальная этимология этого слова от «Баб Иль» – «Врата Небес». Поход в материнский ельник, в Страну-Наоборот, в сферы духа и в лазы мертвецов – это уж как получится! И неизвестно, Кто-Оттуда ещё выйдет: зверь, бес, ангел или человек? Потому монахи ставили вокруг лабиринтов кресты-обереги. Но не заколачивали и не портили порталы. Нет. Сохраняли для нас, для грядущих поколений возможность однажды отправиться к костру белых матерей. И попасть по адресу – в Божью Избу. Сквозь бубенцовые врата-спирали к Королеве всего Сущего.
И чтобы пронзительный таинственный свет гулял сквозь лабиринты по русским раздольям. И однажды спас, преобразил тонущий в стихии смерти, злополучный глобальный мир…
Лабиринт в символизме священного это и крест и свастика, и лоно белой богини, и мировое древо, и логово зооморфных чудовищ-минотавров. Место инициации воинов и молоденький девочек… Каждый образ можно разбирать до бесконечности. Скифам нравится метафора сердца, ведь все мы рождены в Хартлэнде, России, Сердцевинной стране, т. е. по сути рождены в лабиринте. Лабиринт это и метафора геометрической фигуры, выросшей из последовательности сфер с разными радиусами, вложенными одна в другую. Трёхмерное сечение четырёхмерной сферы в математической топологии получает фигуру объёмной «кардиоды». Сердцеподобного лабиринта. Т. е. наше сердце – ЛАБИРИНТ ВНУТРИ.

В русском полнокровном лабиринте заблудился не один владыка мира сего: Кир и Дарий, Карл XII и Наполеон, кайзер Вильгельм и Адольф Гитлер. Прорывались мужи то ли в Индию, то ли в Гиперборею, запетляли, сгорели, полегли и бежали.
А надо было всего лишь полюбить полуночный свет и сердце-врата не могут не ответить золотой дружбой или янтарной страстью. Любовь нисходит в сердоликовый колодец и одновременно вызволяет из колодца тьмы. Иранские суфии со времён Средневековья учат нас, что в молитве-деянии зикра в пропасти души мистик находит «зелёный свет». В сердце каждого из нас живёт тонкий орган, отражающий сверхчувственные сущности и реальности.
Путешественник видит водяные валы, разбивающиеся о берег и снова уносящиеся в море. В море нисходят солнца, светы и пламенники… Череда цветов убыстряется, пока очарованный странник не схватывает зелёный свет из искр змеек-молний. В полюсе мира возвышается Изумрудная Гора, стержень нордического космоса.
Когда мы приехали на Заяцкие острова, сердца-лабиринты, озарённые малахитовым мхом, взыскали наши души и плакали заодно с налетевшим ливнем. Тучи изливали лучистый поток. И это был добрый знак. Суфии говорят об этом так: «когда тебе видится дождь изливающий, знай, что это – роса, нисходящая из мест божественного Милосердия, дабы оживить землю сердец, спящих вечным сном!» И все цвета радуги расцвели в зелёной охры теле материнского лабиринта. Семь небес, сиреневые восходы и закаты, океаны шафрановых сот и стада кувшинок глаз, пасущихся в зыби престольных озёр…

Глубже зелёного лишь тайный «чёрный свет», сияние сокрытого сокровища, «чёрной жемчужины божественного». Так говорят мистики-шииты… Благодаря ему (ей?) существуют все остальные цвета, ибо он (она?) не может быть видимым, потому что «она позволяет увидеть». Пророк Николай Клюев сказал о главном свете райской стороны так:

И над Русью ветвится и множится

вавилонского плата кайма…
       Возгремит, воссияет, обожется
       Материнская вещая тьма!

Из сердцевины вещей тьмы струится живая вода, под ея покрывалом обретается Русская Самость. Скифский водолаз достал со дна миров наше главное сокровище. Из воздушного пузыря в пучине морской вынес перстень счастья…

Алые острова

На месте «вавилонов» археологи находят пожжёные черепа и кости неолитических рыболовов. Когда-то на лабиринтах совершали тризны, отправляя праотцов в Страну Мёртвых…
Так и Соловки сохранили судьбу главного русского кладбища, жертвенного алтаря и круглогодичного часа радуницы. Остров залит кровью мучеников, наверное ещё и поэтому люди так спешат сюда…
На кровь – парную и стылую…

И Феодора строителя пустыни,
Как лесную речку, помяну,
он убит и в лёгкой белой скрыне
Поднят чайками в голубизну…

Мужественные монахи утверждали духовную станину посреди хаотичной матери-природы. С чарами воды и с пухом, летящим со снеговых крыльев и персей гамаюнных дев, старцы научились справляться молитвой и постом. Они держали женскую стихию Севера в узде, будто морскую кобылицу. Актуальных земных подруг избегали. Паломницам разрешали селиться на специальном опричном острове. Поразительно, но именно на него монахов-староверов свезли и там распинали, и жестоко казнили стрельцы-никониане. Кровавое пиршество свершилось в полях и теремах Бабьего острова…
Помнят смирноглазые олени,
Как доев морошку и кору,
к палачам своим отец Парфений
Из избушки вышел поутру.
он рассечен саблями на части
и лесным пушистым глухарём
Улетел от бурь и от ненастий
С бирюзовой печью в новый дом…

С уничтожения Алексеем Романовым братии Соловецкого монастыря началось обращение архипелага в палаты всероссийского горя. «Триста старцев и семьсот собратий были брошены зубастым валунам». А спустя столетия в образцовом сталинском концлагере заваливали брёвнами, отмораживали, топили и морили голодом, да и просто расстреляли под сотню тысяч каторжан. Мы относимся к нашим правителям всегда с чрезмерным уважением и оправдываем их за очень многое. Например государям Внутренней Евразии со времён ханов, каганов и великих князей разрешено во время военной мобилизации вершить всё, что им вздумается. Поэтому мы понимаем злодеяния Петра I, Ленина, Николая Кровавого, Ивана Грозного. Репрессии в военное время объяснимы и даже обоснованы.

Но только двум царям нет прощения – Алексею Романову и Иосифу Сталину. В мирную минуту они учинили Раскол и «раскулачивание», устроили своему народу духовный и этнический геноцид. Эти Два Дракона сидят в Русском Аду – о чём поведали нам поэты-пророки Аввакум Петров и Александр Твардовский
Острова и монастырские башни восстают из моря алыми утёсами – они вечные свидетели народного приговора.

Дела Иезекиля

«Ты пустыня, мать-пустыня, высота и глубота!
На ключах – озёрных стынях – нету лебедя-Христа!
Студены ручья коленца, – наше сердце студеней,
Богородица младенца выносила из полей…»
(Николай Клюев. Соловки)

Если и есть место на свете, где по праву должно первым начаться воскрешение мёртвых после Христова Суда, то место сие – Соловецкая пустыня. Здесь предостаточно мёртвой и живой воды – главного материала для собирания костей и одухотворения новой плоти. Колыхается Вода – озёрная, морская, ледяная, подземная и небесная. Святое озеро у монастыря растворяет грехи человеческие, будто ангельский уксус. Через воды можно общаться с иными мирами. Вода сама, как кровь переливается из жил земных в просторы крылатых. Она и возродит руду людскую. Знающие товарищи стараются ездить на архипелаг на Крещение. Говорят, что вода Там становится животворной!
Именно здесь могло бы свершиться «Общее дело» основателя космизма Николая Фёдорова по возвращению праотцов. Сказочные чайки над Соловками проповедуют строки из пророчества Иезекиля: «Я открою гробы ваши и выведу вас!»
Гагары звенят из серебряников туч устами ветхозаветного пророка: «Я изрёк пророчество, как повелено было мне; и когда я пророчествовал, произошёл шум, и стали сближаться кости, кость с костью своею.»
Боевые солвецкие гуси вещают из райских кущ на птичьем языке пароль Иезекиля: «И я изрёк пророчество, как Он повелел мне, и вошёл в них дух, и они ожили, и стали на ноги свои – весьма, весьма великое полчище!» (Из. 37: 3 – 10)
Вода Страны Матерей может сделать небывшее бывшим – предотвратить Раскол, остановить начало Гражданской войны 6 июля 1918 года – разгром эсеров и русского крестьянства.
Ведь только совершенное женское – Вода промывает раны и связывает кости…
Святой Дух ея влетает евангелической голубкой в остановившееся сердце. Именно на Соловках наша сказка достигла апогея.
К Ивану-Царевичу, валявшемуся на бильярдном сукне прибрежного мха, подошёл белый волк-тюлень. Перебирая ластами, подполз и дыхнул в длинные ресницы. Мёртвая и Живая вода – всё пошло в дело, пока Царевич не открыл очи, не упёрся недоумённым взглядом в небесный потолок.
«Вставай, Иван-царевич! Долго-же ты спал

К Солнечному Русскому…

Знакомые просят бытовых подробностей про поездку на Соловки. И рассказать можно многое. Про «древнегреческие» самолёты-кукурузники, перевозящие на острова из архангельского аэропорта Васьково. В них можно, сидя на своём кресле, не вставая, похлопать по плечу пилота…
Про соловецкий мир, застрявший в брежневской эпохе на грунтовых дорогах, похожих на «американские горки». Про замечательных людей, что мы там повстречали, с кем плавали на лодках и ходили на катерах. Про суровых и сильных монахов, стерегущих молитвами соловецкий рай.
Про отца Павла Флоренского, нашедшего в лаборатории концлагеря алхимический раствор и источник вечной жизни из йода, агар-агара и морских водорослей. И расстрелянного за сие наркомом Ежовым. Про народного пророка и «царя Духа» Максима Рудомёткина, отыскавшего на Кавказе блаженные «молочные реки» для церкви молокан во времена Николая Палкина. Имперские стражи мучили вещего Максима на архипелаге с особой страстью. Про последнего гетмана Запорожской Сечи Петра Калнышевского, скончавшегося в островной ссылке в 112-летнем возрасте. Старец пережил всех своих гонителей и притеснителей. И молился за упокоение их грешных душ…
Про отличный грибной суп в кафе за 40 рублей. Про удивительные глаза местных жителей. Иногда кажется, что они смотрят во внутрь и видят нездешние просторы и краски. Про Смерть, гуляющую в безлюдное время по главному острову. Живых она не видит, проверяет мёртвых…
Но Соловки – это метафизика. Это ворота в космос, в Сады Семирамиды. По-сему человеческий говор сам собой сбивается на ангельский клёкот, на пророческую глоссолалию.
Зерцала воды плодят двойников, напоминая нам о том, что у каждой Земли есть и Антиземля. Они же сжигают грехи и бесов, воссоединяют расколотые части души. Солнечные русские смотрят в зеркала лабиринтов и узнают самих себя. Отныне они равны самим себе, словно священный арийский огонь. От себя к себе струится наш плазменный путь.
Путь- «тарикат» к Солнечному Русскому:

Дорога к нему с Соловков на Тибет,
Чрез сердце избы, где кончается свет,
Где бабкина пряжа – пришельцу веха:
Нырни в веретёнце, и нитка-леха
Тебя поведёт в Золотую Орду,
Где ангелы варят из радуг еду!
(Николай Клюев. Белая Индия)

Мы не ждём, как какие-нибудь фашисты, пришествия фюрера из Антарктиды.
Соловки поведали подлинную Русскую Правду:
Наши Солнечные Русские, полярные цари рождаются всюду – в деревнях и в городах, в кочевьях и станицах, наполненной светом Родины. Они зачинаются в сокровенных глубинах белых матерей. В вещей тьме Царства сердец.

Павел Зарифуллин

Соловки-Архангельск-Москва

Источник материала: http://www.gumilev-center.ru/v-veshhejj-tme-carstva-serdec-solovki/