ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ ТПП ПМР: УВЗСТ «МОЛДОВА-ЕС» - ЭТО НЕ ПРОСТО ТОРГОВЫЙ РЕЖИМ

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 277
02.10.13

Вице-президент ТПП ПМР рассказал, что ждёт приднестровскую экономику на Западе и на Востоке

Перед Вильнюсским саммитом «Восточного партнёрства», на котором Молдова планирует парафировать соглашение о всеобъемлющей и углублённой зоне свободной  торговли с Евросоюзом (УВЗСТ), эксперты обсуждают, что же произойдёт, если Приднестровье не присоединится к этому документу. Кроме двух полярных состояний («присоединится – не присоединится»), упоминается и о различных переходных вариантах. О том, как видят эту ситуацию в приднестровских деловых кругах, мы поинтересовались у вице-президента Торгово-промышленной палаты ПМР Юрия Ганина.

- Юрий Григорьевич, давайте начнём с того, куда Приднестровье вообще отправляет свою продукцию. Если верить статистике, то география наших экспортных потоков за последние годы довольно сильно изменилась.

- Да. Эти изменения прежде всего затронули экспорт в Россию и Молдову. Первый сократился, а второй – в разы увеличился.

В 2004-2008 годах Россия являлась нашим основным торговым партнёром по экспорту. В 2006 году объём экспорта на российский рынок достигал 46% от общего потока. Это был самый высокий показатель за последнее десятилетие.

Однако, начиная с 2008 года, экспорт в Россию начал падать, а в Молдову – расти. В результате сегодня мы имеем такие цифры: на российский рынок идёт 22% от общего объема нашей экспортируемой продукции, в то время как экспорт в Молдову вырос с 8% до 35%.

Экспорт в страны Европейского Союза в целом стабилен и составляет около 30%. Стабильный, но небольшой показатель, который, к сожалению, не растёт, даёт нам Украина – 8-10%.

Сегодня и Молдова, и Украина предполагают подписать соглашение об ассоциации с ЕС, сердцевиной которого будет зона свободной торговли. Что станет в этом случае с приднестровским экспортом? Если суммировать три направления – ЕС, Украину и Молдову – то до 75% наших экспортных потоков могут оказаться в зоне риска.

- Да, об этом сейчас все и говорят. При этом молдавские политики предлагают – вступайте в УВЗСТ, и мы вместе будем покорять европейские рынки.

- Представим себе, что Приднестровье официально соглашается стать участником европейской зоны свободной торговли. Это вариант, к которому сегодня призывают европейцы. Что это значит? Для начала нужно пояснить, чем отличается УВЗСТ просто от зоны свободной торговли, например, в рамках СНГ. Обычный режим свободной торговли определяется главным образом в рамках таможенных пошлин. Здесь же присутствуют понятия «углублённая» и «всеобъемлющая». И они означают, что торговый режим станет регулироваться не только лишь пошлинами, но и определёнными мероприятиями внутри страны.

Такой режим относится не только к торговле, но и ко всей политической системе в целом. Страна должна принять целую серию законодательных актов для того, чтобы гармонизироваться с нормами ЕС. Это европейские стандарты качества и конкуренции, требования в сфере экологической безопасности, ветеринарного и фитосанитарного контроля и даже в области либерализации банковского и финансового рынка.

Исходя из этого, само по себе УВЗСТ – это не столько торговый режим, сколько интеграционный процесс. Это фактически вхождение страны, которая его выбрала, в правовое поле Европейского Союза. У нас же вектор интеграционного развития другой – восточный.

Вопрос и в другом – сможет ли Приднестровье в полном объёме выполнить упомянутые требования Евросоюза, если даже и будет стремиться к этому? Молдова здесь прошла целую серию подготовительных этапов, занявших около 15 лет. За это время она получила дотации от ЕС на внедрение новых стандартов на общую сумму примерно в 550 млн. евро. Приднестровью таких денег, понятно, никто не даст.

Сегодня имеется в виду, что ПМР для получения УВЗСТ должна полностью использовать уже гармонизированное с ЕС молдавское законодательство. То есть косвенно стать частью Молдовы. Поэтому вероятность такого шага, чтобы Приднестровье официально заявило, что «да, мы вступаем», равна нулю.

- Сегодня мы слышим много предположений о том, какими могут быть последствия отказа от УВЗСТ. Говорится и о введении повышенных экспортных пошлин, и даже о полном блокировании приднестровского экспорта в Евросоюз.

- Блокирование возможно, если Европа официально объявит эмбарго Приднестровью или если молдавские таможенные службы откажутся оформлять наши товары. Если ничего такого не произойдёт, то на пути в ЕС возникнут ввозные пошлины. На разные товары они будут разными. Для лёгкой промышленности, металлургии и машиностроения пошлины составят от 10% до 15%. Конечно, это будет достаточно большой барьер. В таких условиях, чтобы хотя бы частично сохранить европейский рынок, Приднестровью придётся вырабатывать некие компенсационные механизмы. То есть надо будет дать возможность предприятиям снизить цены настолько, чтобы даже после оплаты пошлин их продукция оставалась конкурентоспособной. Для этого потребуется государственная поддержка, существенные налоговые льготы. Часть компенсационных расходов предприятиям надо будет взять и на себя.

При этом я бы хотел рассмотреть ещё один вариант – когда Приднестровье частично согласится с условиями УВЗСТ и всё-таки сохранит европейские рынки, выполнив экономические и технические требования Соглашения и отставив в сторону политические. Это был бы наиболее приемлемый для нас вариант. Но вопрос в том, согласится ли Европа на такой специальный режим и как в этом случае поведёт себя Молдова.

На сегодняшний день, как вы знаете, ситуация такова – Евросоюз продлил автономные торговые преференции для приднестровского экспорта до конца 2015 года. Это значит, что период поиска решения тоже продлевается.

Конечно, если будет принято жёсткое политическое решение, то наш экспорт перекроют. Но, как мы ощущаем по развитию событий, ЕС всё-таки не заинтересован отрезать Приднестровье от Молдовы и получить второй Кипр. Поэтому возможно, что будет какая-то временная схема, когда по умолчанию наши товары будут продолжать двигаться в ЕС. Понятно, что такой режим будет неустойчивым, в любой момент его могут сломать.

- Для уточнения – какая продукция у нас сегодня идёт в ЕС? За счёт чего образуются эти примерно 30% экспорта?  

- Кроме товаров лёгкой промышленности – тканей, швейных изделий и обуви, мы отправляем европейским потребителям часть металлургической продукции, продаём электроэнергию в Румынию, а также в последнее время экспортируем в страны ЕС зерновые и технические культуры.

- Хорошо, с тем, что касается Евросоюза, возможны, как я понимаю, три примерных варианта, а что произойдёт с приднестровским экспортом на рынки Молдовы и Украины после того, как эти страны войдут в европейское экономическое пространство? Не потеряем ли мы эти рынки? Какие новые «подводные камни» нас там ждут?

- Как между Молдовой и Украиной, так и со странами СНГ продолжает действовать режим свободной торговли, и каких-то правовых оснований отказать Приднестровью в оформлении товаров на Россию через Молдову или в саму Молдову и Украину нет. Но и в Украине, и в Молдове для нас после создания в регионе европейской зоны свободной торговли возникнут так называемые технические барьеры.

Вступая в УВЗСТ, эти страны приведут свои национальные стандарты в соответствие с европейскими и, чтобы сертифицировать там нашу продукцию, нам нужно будет пересертифицировать её согласно требованиям ЕС. Другими словами, уровень наших производств должен соответствовать европейским стандартам.

Нужно сказать, что модернизировать производства нам необходимо будет в любом случае. К большому сожалению, сегодня мало кто отслеживает процессы, происходящие в Таможенном Союзе, а между тем там достаточно активно внедряются собственные технические регламенты. Их уже внедрено довольно много, наши предприятия ещё не почувствовали этих изменений, но всё является делом времени. При этом техрегламенты ТС и ЕС достаточно гармонизированы между собой, т.е. в них много идентичных требований.

Здесь хочется обратить внимание на то, что вся система сертификации, стандартизации и метрологии в Приднестровье на сегодняшний день находится в очень сложном положении. Между тем, если мы у себя не внедрим стандарты или ЕС, или ТС, наша продукция потеряет конкурентоспособность. Нам нужно восстановить свой испытательный центр. Вот ещё одна проблема, которая всплывает из ситуации с УВЗСТ.

- Вы упомянули о Таможенном Союзе. Мы видим, что рынки стран ЕС – рискованные, рынки Молдовы и Украины – рискованные, и всё сильнее встаёт вопрос о переориентации нашего экспорта на Восток. Есть ли у ТПП данные о предполагаемых объёмах переориентации и что Приднестровью  нужно сделать, чтобы расширить свои позиции в России и других странах ТС?

- Если события пойдут по негативному для нас сценарию, то речь идёт о том, что на Восток необходимо переориентировать порядка 500 млн. долларов экспорта. Какие проблемы есть у нас на Востоке? Технические барьеры – это понятно и, наверное, преодолимо. Самая главная трудность для экспорта в РФ сегодня – это наличие 18%-ного налога на добавленную стоимость при ввозе товаров. НДС нужно заплатить на стадии таможенной очистки наших грузов. Как только мы решим проблему ввозного НДС в РФ, объёмы поставок на российский рынок могут значительно увеличиться.

У нас давно говорилось о том, что нужно создать в России приднестровский торговый дом. Это мыслилось как какая-то система складов. Но я бы эту идею расширил. Нам на самом деле нужна такая организация. Лучше всего, чтобы она была размещена в одной из свободных экономических зон РФ, и самое главное – эта организация должна иметь достаточно средств, чтобы оплатить НДС за приднестровские товары.

Исходя из того объёма экспорта, который, возможно, потребуется переориентировать, для этого необходимо примерно 100 млн. долларов. Если у торгового дома будет такой оборотный капитал, он заплатит НДС, а при продаже товаров эти деньги к нему вернутся.

Вопрос – где же взять 100 млн.? Мне кажется, в этом проекте должны быть наиболее заинтересованы приднестровские предприятия среднего бизнеса, не имеющие торговых домов в России, а также те фирмы, которые сегодня работают на Европу и Молдову. Наконец, соучредителем торгового дома могла бы стать Россия. Сегодня идёт речь о том, что, кроме гуманитарных проектов, РФ может выделить Приднестровью и техническую помощь на развитие экономики. На мой взгляд, наибольший эффект дало бы вложение этих средств в уставной капитал совместного торгового дома для того, чтобы он мог оплачивать НДС для наших предприятий.

Ещё несколько слов о продвижении приднестровского экспорта. Конечно, просто отправить продукцию в Россию, растаможить груз и сказать «забирайте» - так не выйдет. Поэтому то, о чём я говорил, должно быть дополнено программой переориентации рынков сбыта на Восток. Здесь нужен достаточно сильный организационный ресурс со стороны государства. Необходимо сгруппировать предприятия по отраслевому принципу, и для каждой из таких групп разработать программу продвижения товаров на Восток. Что это значит? Это встречи в регионах РФ, участие в выставках, реклама, поиск партнёров и т.д. Всё это требует немалых денег. Например, участие в любой хорошей выставке стоит 15-20 тысяч долларов. Потому нужно объединить предприятия, чтобы они могли сократить затраты на продвижение своей продукции, оказать им хорошую административную поддержку на государственном уровне.

- Европейские и молдавские экономические эксперты, близкие к правящей коалиции в Кишинёве, утверждают, что после создания УВЗСТ в Молдову придут инвестиции и современные технологии. Как Вы считаете, есть ли шанс на это?

- Европейским функционерам, которые рассказывают нам о зоне свободной торговли и своих аналитических расчётах, мы часто задаём один вопрос – можете ли вы сказать, какие положительные результаты принесла евроинтеграция Болгарии, Румынии и прибалтийским странам? Нам в ответ говорят, что у нас будет расти экономика, но, к большому сожалению, позитивных примеров никто привести не может, потому что их фактически нет. В восточноевропейских странах за эти годы, в сущности, не появилось новых интересных предприятий и современных технологий. Более того – мы знаем, что целые отрасли экономики там просто похоронены, ликвидированы. Поэтому всё, что я слышал, звучит для меня как-то малоубедительно.

Андрей Моспанов – специально для информационного портала «Евразийское Приднестровье»