Вильнюс: послесловие

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 308
05.12.13

Саммит «Восточного Партнерства» в Вильнюсе, в очередной раз подтвердил стратегический курс  Запада, в первую очередь ЕС и США на перманентное втягивание в свою политическую орбиту стран постсоветского пространства, в первую очередь Украины, Грузии, Молдовы. Причем, делается это, отнюдь не по экономическим или другим «человеческим» соображениям, как это декларируется  высшими чиновниками Евросоюза. Отнюдь, данная стратегия  имеет исключительно политическую составляющую и предусматривает, путем увода этих и других постсоветских  государств под защитный «зонтик» Евросоюза, политическое и геополитическое ослабление России.

Другими словами, Вильнюсский саммит, как нам представляется,  предъявил правящему политическому классу России убедительнейшие доказательства того, что учитывать, а тем более защищать российские национальные, стратегические интересы ЕС не собирается и не собирался. И в этом нет ничего удивительного. Вся мировая история является подтверждением того, что различные государства, политические силы, политические блоки и союзы, всегда защищают   СВОИ национальные,  геополитические  интересы, а не интересы других акторов. Убедительнейший пример сей политики, на протяжении всей своей истории, демонстрируют  прежде всего США, максимально защищая свои национальные интересы по периметру всего мирового политического пространства. В данной связи небезинтересно будет вспомнить, произнесенную в свое время президентом США Рональдом Рейганом  классическую фразу, выражающую суть американской политики, а именно:  «Латинская Америка – это наш американский палисадник и мы никому постороннему не позволим в нем копаться». Именно подобным образом должна реализовывать свою международную политику и РФ, защищая свои национальные интересы, в первую очередь, на постсоветском пространстве, которое для России по факту может считаться аналогичным  палисадником. Причем, на это у России есть  как правовые, так и моральные основания.

В условиях, когда в Румынии сооружается одна из крупнейших военных баз  США в Восточной  Европе, входящая в систему ПРО наземного базирования (хотя, при расформировании Организации Варшавского договора, Западом были даны гарантии не размещения военных баз в странах Восточной Европы), а правящий класс Молдовы, парафировав  Соглашение об ассоциации с ЕС, ведет страну на Запад, реализует геополитическую евростратегию, в перспективе не исключая и членства Молдовы в НАТО, фактически поставил крест на евразийских, российских перспективах страны, политическое руководство России должно реально оценить происшедшие политические изменения в этом регионе и переосмыслить, как  свои цели,  так и стратегию с тактикой на молдо-приднестровском направлении. Как это ни больно признавать, однако прежняя стратегия, реализуемая весь новейший период, стратегия  на удержание «большой» Молдовы (в составе с Приднестровьем) в сфере исключительно российского политического влияния и подключения ее к Таможенному Союзу, к евразийской интеграции оказалась провальной.

В этих вновь открывшихся, после Вильнюса, обстоятельствах, пожалуй, главным для России является вопрос – как обеспечить в этом регионе защиту своих национальных интересов, иначе говоря, как, с помощью каких стратегий и механизмов обеспечить долговременное устойчивое жизнеобеспечение Приднестровья (оставшееся единственным надежным геополитическим оплотом России на юго-восточном направлении СНГ), защитить его от предсказуемых  негативных экономических и политических последствий,  к которым в перспективе  приведет  состоявшееся парафирование Молдовой Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. На наш взгляд, нельзя исключить, что в случае кардинального ухудшения экономической и социальной ситуаций в Приднестровье, у России не останется другого выхода, защищая здесь свои национальные интересы, жизнь и благополучие соотечественников и граждан России, коих более 200 тысяч, как принять ряд экстраординарных прорывных мер, вплоть до юридического признания Приднестровской Молдавской Республики, как она это сделала в 2008 году в отношении Южной Осетии и Абхазии. По большому счету, для российского президента Владимира Путина, не должно  иметь какого-либо значения то обстоятельство, от какого оружия будут погибать  и нести тяготы, невзгоды, лишения  жители Приднестровья,  - от пуль и снарядов или же от оружия экономического - экономической блокады и  погранично-таможенного удушения.

С другой стороны, совершенно очевидно, что во взаимоотношениях Молдовы и Приднестровья, в процессе молдо-приднестровского урегулирования, скажем так, точка невозврата уже пройдена. Все разговоры о возможной реанимации «Меморандума Козака» для разрешения молдо-приднестровского конфликта, которые ведут представители левых сил Молдовы, а  тем более, различные автономные предложения для Приднестровья в составе Республики Молдовы, исходящие от правящей верхушки, не только не жизнеспособны, но и утопичны. 23 года независимости Приднестровской Молдавской Республики сделали необратимым процесс утверждения и укрепления ее уникальной государственности. Приднестровский народ сказав «да» независимости  своего государства на референдуме 2006 года из года в год, в ходе проводимых  в республике социологических исследований,  подтверждал этот свой судьбоносный выбор. Пожалуй, эту истину, а именно, что Молдова и Приднестровье это две противоположные сущности, начинают понимать не только  в самой Молдове, но и в ряде стран ЕС, даже в Румынии, предлагая руководству Молдовы «отказаться» от Приднестровья (кивая в качестве примера на разрешенный британскими властями  шотландский референдум в 2014 году и  возможный скорый «развод»  Великобритании и Шотландии) и идти без него в Европу ускоренным шагом. Именно в данном контексте, следует рассматривать выдвинутый  президентом ПМР Евгением Шевчуком в Баварии на конференции по молдо-приднестровскому урегулированию  тезис о цивилизованном «разводе» Молдовы и Приднестровья. Кстати говоря, проведенное в Приднестровье,  в первой половине ноября этого года, Центром «Перспектива» и НИЛ «Социология» ПГУ им. Т.Г. Шевченко  социологическое исследование показало, что абсолютное большинство приднестровцев (79,3%) осознанно  поддерживают этот механизм  окончательного разрешения молдо-приднестровского конфликта, что вселяет уверенность в недалекую перспективу его реализации.

Будучи реалистами, мы, конечно, же, не можем рассматривать политическую ситуацию вокруг Приднестровья после Вильнюса, вне контекста украинского фактора и политических последствий Вильнюса, взорвавших  украинское государственное и общественно-политическое  поле. Не можем в силу  особой роли Украины в обеспечении жизнеспособности приднестровского социума, наличия общей границы, которая может стать границей мира, дружбы и созидания, а может превратиться в границу с колючей проволокой, напрочь,  заблокировать  Приднестровье в прокрустовом ложе меж Молдовой и Украиной. Если Украину все же заставят силовым путем, с помощью внешнеполитического западного давления и массовых акций гражданского неповиновения, подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, вполне возможен сценарий постепенного «закрытия» границы с Приднестровьем как средства принуждения его к вхождению в состав Молдовы, так как  в этом случае украинские власти будут следовать указаниям и «приказам»  европейских «комиссаров».

Вместе с тем, с учетом видимого общественного раскола украинского общества, реального фактического существования 2-х Украин - (Западной, к которой в последнее время все больше примыкает Центральна Украина и Юго-Восточной Украины), различных ценностных ориентаций, колоссальной поляризации общественного мнения и начавшегося кризиса украинской  государственности, мы может стать свидетелями новых государствообразующих процессов на территории современной Украины.  Причем, если  западные политики и эксперты (главный из которых - Збигнев Бжезинский) в последние годы вовсю размышляют о возможном в перспективе, территориальном распаде России, почему мы не можем прогнозировать государственный распад Украины и создание на ее политическом пространстве нескольких самостоятельных государств, в том числе украинско-русских, например – Новоросии (в которую, под названием Херсонская губерния в царский период и входило Приднестровье), которые если они будут конституциированы, скорее всего,  войдут в ассоциацию с Россией.  Причем для этого сегодня есть как  объективные, так и субъективные факторы, более того, наблюдаются  и элементы общенационального кризиса. В этом случае, может произойти гигантское переформатирование большой части постсоветского  европейского пространства, что кардинальным образом скажется на  геополитическом положении Приднестровья и во многом по новому сформирует его геополитический код.

В любом случае, мы можем констатировать, что  Вильнюсский саммит принципиально меняет существующее  ранее политическое статус-кво в отношениях ЕС – Россия, Молдова – Россия, Украина – Россия, Молдова – Приднестровье, Россия - Приднестровье. В самое ближайшее время, скорее всего,  мы станем свидетелями новых союзов, компромиссов, нестандартных политических шагов, а возможно и политических революций. Как говорится, политика – это искусство возможного.

Источник материала: http://polittiras.info/?module=articles&action=view&id=4456