Виталий Игнатьев: Молдавия и Украина наносят по Приднестровью удар за ударом

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 85

Медиа

15.04.16

«В России бытует мнение, что приднестровский конфликт заморожен, ситуация не меняется, спешить некуда. На самом деле, ситуация динамично регрессирует, Молдавия и Украина активно дрейфуют в сторону Запада, одновременно нанося по Приднестровью удар за ударом, - заявил газете ВЗГЛЯД глава МИД Приднестровья Виталий Игнатьев. По его мнению, подобные действия укладываются в логику «гибридных войн».

В Приднестровье на фоне острого внутриполитического кризиса, о котором накануне писала газета ВЗГЛЯД, может вскоре начаться и кризис внешнеполитический. «Россия утрачивает влияние на Приднестровье», - с таким заголовком вышла, например, в четверг «Независимая газета». Часть экспертов заговорили о том, что в приднестровском обществе,  которое с начала 90-х было монолитно ориентировано на Москву, настроения меняются.

Как известно, в последние 10 лет внешняя торговля Приднестровья переориентировалась с СНГ на Евросоюз, экономически республику все сильнее притягивает к себе Брюссель. Эксперты также напоминают, что само по себе русское происхождение политиков не служит гарантией лояльности Москве и приводят в пример Украину. Впрочем, пока на защите Приднестровья стоят российские войска, и говорить о быстрой смене ориентиров не приходится.

О том, по-прежнему ли Приднестровье считает себя частью «русского мира», в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал и.о. министра иностранных дел Приднестровской молдавской республики (ПМР) Виталий Игнатьев, прибывший на этой неделе с визитом в Москву.

ВЗГЛЯД: Виталий Викторович, в Молдавии в конце марта сторонники объединения с Румынией выступили с предложением «отдать» Приднестровье Украине в обмен на юг Бессарабии и часть Буковины, которые входят в состав Одесской и Черновицкой областей. Это пока все же маргинальная идея, по-вашему, или она может заразить правящие круги?

Виталий Игнатьев: Вообще идеи унионистов достаточно популярны в Молдавии. За них голосуют, они представлены в парламенте, мы видим унионистские марши. Данный призыв – отнюдь не новый. Это разновидность ультранационалистической идеи в рамках концепции геополитической экспансии Румынии, которая, собственно, и привела к вооруженной агрессии Молдовы против Приднестровья в 1992 году. Тогда молдавская элита объявила себя румынской, а всех, кто живет в Приднестровье, сочла людьми второго сорта, включая, кстати, и самих этнических молдаван, составляющих треть населения Приднестровья.

У нас с ними концептуально разное понимание идентичности. Приднестровцы – это люди, которые живут в рамках поликультурного общества, которые тяготеют к «русскому миру», развиваются в российском образовательном пространстве и связывают свое будущее с интеграцией на восточном направлении. Для приднестровского народа вектор евразийской интеграции является одним из самых важных и желаемых.

Что касается унионизма, то там звучат разные, в том числе экстремистские идеи. Это деструктивные элементы, очевидно. Думаю, жители Молдавии должны сами определяться с курсом страны. К примеру, в Приднестровье было семь референдумов, включая вопрос выбора стратегического курса государства. В Молдавии же по поводу внешнего курса страны - ни одного.

Наши соседи, вроде бы, вполне самостоятельны и способны сами разобраться с так называемой «унирей» и прочими планами. Но здесь главное не забывать одного - никто не вправе решать за народ Приднестровья, как и в каком государстве ему жить. Подобные авантюры всегда заканчиваются плохо, такова объективная реальность. Любой план объединения Приднестровья с Молдавией против воли народа ПМР заведомо провальный и может привести к непредсказуемым последствиям.

ВЗГЛЯД: Киев в марте анонсировал переброску ЗРК С-300ПС из центра страны под Одессу. По официальной версии, для защиты «от угрозы на южном направлении». Военные эксперты не исключали, что на самом деле зенитки там понадобились для того, чтобы готовить полную блокаду Приднестровья – и сухопутную, и воздушную. Вы считаете такую версию правдоподобной?

В.И.:  Данная информация должна подтверждаться фактами, а это уже сфера военных. Однако, действительно, Киев резко усилил негативную риторику в адрес Приднестровья в последние полтора года, которая, порой носила весьма воинственный характер. Высокопоставленные украинские чиновники, в том числе оборонного ведомства, заявляли о некой «военной угрозе» от Приднестровья, хотя, на мой взгляд, это нонсенс. К слову, в Приднестровье треть населения - этнические украинцы, порядка 100 тысяч из них обладают гражданством Украины.

К сожалению, украинские силовики продолжают усиливать военную инфраструктуру на границе, в том числе за счет установки новых позиций. С непонятной целью выкопали некий «ров», правда, по нашим данным, пока не по всей длине 450-километровой границы. Расширена и численность национальной гвардии - до нескольких тысяч военных теперь дислоцировано вблизи нашей границы. Около года назад произошла провокация - пограничники стреляли на поражение в приднестровцев, наш гражданин был тяжело ранен. К счастью, такие происшествия больше не повторялись.

Надеюсь, здравый смысл возобладает. Приднестровье никому не угрожало, но безопасность своего государства мы сможем обеспечить. Здесь тоже не должно быть никаких иллюзий.

ВЗГЛЯД: Еще год назад начать полную блокаду Приднестровья призвал одесский губернатор Михаил Саакашвили. С его подачи активисты националистических организаций даже объявили блокаду на дороге в Тирасполь – по образцу блокады Крыма...

В.И.: Действительно, были разного рода и манифестации, и попытки активистов перекрыть границу, все они длились несколько часов. Что касается заявлений Саакашвили, то мы не слышим в них ничего нового, чего не было бы в заявлениях официального Киева. Для нас нет разницы, какая фамилия у одесского губернатора. Приднестровье всегда было открыто разумному конструктивному взаимодействию. Пока от одесского руководства позитивных шагов не видим. Призываем лишь не ухудшать ситуацию.

От таких мер страдают, в том числе, и граждане Украины, этнические украинцы, которые живут в Приднестровье, многие являются бюджетниками, получают зарплату, пособия, пользуются социальными льготами и так далее. Кстати, уровень жизни в Приднестровье всегда был выше, чем в Молдавии и на Украине, причем, даже сейчас. Пенсия у нас существенно выше – на 30-40 процентов. Очевидно, это тоже усиливает раздражение Кишинева.

ВЗГЛЯД: Вас на этой неделе в Москве принимал замглавы МИДа Григорий Карасин. Чувствуется ли какая-то смена тона в диалоге с нашими дипломатами? Как прошло обсуждение «односторонних шагов» Молдавии?

В. И.: За последние два года ситуация очень сильно деградировала. Молдова получила союзника в лице Украины, готового поддержать курс на разрушение государственности Приднестровья. Именно этот момент стал переломным. Кишинев избрал парадигму одностороннего давления в отношениях с Приднестровьем – планомерное удушение экономики, социальной сферы, заведение в общей сложности порядка 200 уголовных дел на представителей органов власти республики, ограничение транспортного потенциала, слом формата грузовых железнодорожных перевозок и многие другие аспекты. 

По своим результатам такая стратегия ничем не отличается от вооруженного противостояния, но позволяет Кишиневу перед международными партнерами имитировать видимость диалога с Приднестровьем, говорить о своей якобы конструктивной позиции.

Недавно глава российского МИД Сергей Лавров четко заявил, что намерение установить на нашей границе совместный молдавско-украинский контроль противоречит договоренностям переговорного процесса. Кроме того, такими шагами Киев фактически нивелирует свой статус посредника и гаранта в формате переговоров. Таким образом, необходимо отметить, что данное одностороннее решение, принятое за рамками международной переговорной конструкции, может торпедировать сам переговорный процесс и привести к непредсказуемым последствиям.

ВЗГЛЯД: В конце марта Карасин был в Кишиневе и, принимая его, вице-премьер Молдавии Георге Бэлан заявил, что его правительство решило нормализовать отношения с Москвой. Вы ощутили это уже на себе? Угроза блокады со стороны Молдавии снизилась?

В.И.: Полагаю, между декларацией Кишинева «нормализовать» отношения с Москвой и реальным его воплощением в конкретные результаты лежит пропасть.

Примечательно, кстати, что господин Бэлан потом в своем интервью открыто заявил, что благодаря недавним действиям Украины социально-экономическая обстановка в «сепаратистском регионе» существенно ухудшилась. То есть, человек, который по должности является участником переговорного процесса и несет ответственность как политический представитель Кишинева, публично признает, что Молдавия с Украиной ведут против нас «гибридную войну». Это моветон. Давно не припомню таких циничных заявлений.

Похоже, в российском экспертном сообществе бытует распространенное мнение, что молдавско-приднестровский конфликт заморожен, ситуация не меняется, и вроде бы спешить некуда. На самом деле, региональная ситуация динамично регрессирует, Молдавия и Украина активно дрейфуют в сторону Запада, одновременно нанося по Приднестровью удар за ударом. Все это призвано ограничить наши экономические возможности, спровоцировать гуманитарную катастрофу, вызвать недовольство народа. Единственным государством, которое может нам помочь, остается Россия. Поэтому мы ищем разумные механизмы оптимизации экономического сотрудничества с Россией. 

Если Украина введет на границе двойной контроль, как она уже пообещала, это может поставить под вопрос и нашу безопасность, поскольку на нашей границе появляются молдавские силовики, чего раньше никогда не было. Как тогда Киев сможет оставаться в переговорном процессе в роли посредника, если он по сути занял сторону Кишинева? Это нонсенс.

По нашим подсчетам, если наши экономические агенты и граждане будут заполнять дополнительные таможенные декларации, то только за одну эту операцию они дополнительно заплатят до 2 млн долларов в год. Получается тройной контроль – таможенно-пограничный и миграционный. Причем, наш, молдавский и украинский. У нас тогда вообще может погибнуть вся сфера индивидуального предпринимательства. То есть такой контроль превратится в такое «игольное ушко», через которое наш бизнес просто не пройдет.

ВЗГЛЯД: Почему экономическое положение ПМР резко ухудшилось? Из-за кризиса в России, где работают многие приднестровцы, или все же из-за подспудных попыток удушения со стороны Кишинева и Киева? Какова стратегия выхода республики из кризиса?

В.И.: Не могу согласиться с первым тезисом. Именно Молдавия преимущественно живет за счет переводов гастарбайтеров из России. Приднестровье – совершенно иное государство. У нас открытая экспортно-ориентированная экономика. До 2006 года больше половины экспорта приходилось на Россию и вообще СНГ. Потом в одностороннем порядке Евросоюз руками Молдавии и Украины повлиял на изменение механизм таможенного оформления,  Украина перестала пропускать товары без молдавского оформления. После этого профиль базиса нашей экономики изменился. Фактически десять лет назад нашу экономику насильственно переориентировали, постепенно пытаясь навязывать нам правила и стандарты Евросоюза.

Так что ситуация ухудшалась постепенно, а не резко. Нас планомерно загоняли в угол. Единственным позитивным результатом стал тот факт, что в конце прошлого года после многолетних сложных переговоров мы сумели согласовать с Брюсселем особый механизм торговли с Европой, который решительно отличается от молдавского. Мы не брали на себя никаких молдавских обязательств в рамках УВЗСТ. Это во многом уникальное решение, которое позволило избежать сильного падения ВВП и в целом гуманитарной катастрофы в Приднестровье.

Для нас задача минимум – вернуться на рынки РФ, выровнять дисбаланс и вернуть показатели экспорта в Россию к доблокадному уровню (до 3 марта 2006 года). Мы исходим из того, что экономический суверенитет в ситуации быстро меняющейся геополитической обстановки сегодня является приоритетом. С учетом стратегического курса ПМР на интеграцию с Россией и евразийскими объединениями, наша задача – максимально интегрировать экономику Приднестровья в экономический комплекс России.

ВЗГЛЯД: Вице-спикер парламента Галина Антюфеева обвинила президента Шевчука в коррупции и казнокрадстве. Она приводила и примеры, называла конкретные фирмы. Эти упреки, разумеется, не входят в сферу деятельности МИДа, но согласитесь - они портят репутацию республики за рубежом.

В.И.: Вы правы, на имидж республики это влияет крайне негативно. Любые аргументы должны подтверждаться фактами. Заседание парламента – не судебный процесс. Как и в любом государстве, у нас есть следственный комитет, прокуратура, счетная палата, которые необходимо задействовать, чтобы реально разобраться в ситуации. Такие поручения президентом уже даны. Ведется проверка.

Понять смысл посыла и сути предложений от подобных «критиков», в том числе, внешней политики страны зачастую сложно по причине отсутствия их конкретного содержания. Очевидно, что искусственные попытки некоторых политических сил в рамках предвыборной логики подставить под сомнение современный внешнеполитический курс Приднестровья несут серьезную угрозу для устойчивости позиций страны на международной арене. Заработать политический вес на подобных декларациях вряд ли получится, а вот навредить интересам ПМР - легко.

Источник: газета «Взгляд»