Внешняя политика ЕС и «украинский след»

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 286

Медиа

26.12.13

События ноября – декабря 2013 года, развернувшиеся в украинских городах из-за не парафирования Украиной Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС, названные «Евромайданом», заставили задуматься о многом…

Внешняя политика ЕС: не так все безоблачно

Разразившийся в 2008 году экономический кризис, обличил и расставил все точки над «I», кто в европейской семье есть «локомотив», а кто – «безбилетный пассажир», обнажил скрытые противоречия системы единства ЕС. Все это детально описал в одной из своих статей немецкий политолог Юлиан Пэнке [1], который выделил три проблемы внешней политики ЕС:

1. Институциональная неопределенность: конфликт между полномочиями акторов – по вертикали между тремя главными органами Евросоюза: Комиссией, Советом и Парламентом, а по горизонтали между всеми двадцатью восьмью членами ЕС.

2. Перегруженная риторика: в повторяющихся воскресных речах представители Евросоюза постоянно говорят об общих ценностях и интересах, тем самым, блокируя перевод в практическую плоскость – решение определенных политических вопросов, что в конечном итоге ведет к декларативности общей внешней политики.

3. Стратегическая дезориентация: внешней политике ЕС не хватает последовательности и расстановки приоритетов. Все чаще одобряются новые политические инициативы, отражающие интересы только отдельных членов или групп-стран.

Нерешенность вышеуказанных проблем превратила ЕС в заложника собственной внешней политики, а отсюда: несовпадение амбиций и реальности в собственных внешнеполитических проектах внутри  европейского континента; тотальное соперничество с Россией, хотя реальными вызовами для сторон являются ядерное распространение, возвышение Азии, наркотрафик,  международный терроризм и исламизация; роль «маленького ребенка» в отношениях с США.

Однако все эти проблемы уходят на второй план, когда сталкиваются две геополитические системы-ориентации (терминология в духе «Холодной войны» США и СССР, но – это реалии сегодняшнего дня) Западная и Российская. Начинает разыгрываться «украинский сценарий».

Две «силы» с украинским подтекстом

Западная политика в Восточной Европе способствовала закреплению и укоренению мысли, высказанной Збигневом Бжезинским в своей, уже набившей оскомину по цитируемости, но от этого не менее легендарной, книге «Великая шахматная доска» (1997 года): «Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию. Без Украины Россия перестает быть евразийской империей» [2], что стало предтечей выделения Украины в качестве ключевого государства Восточной Европы. Например, в рамках таких проектов ЕС как: «Европейская политика соседства» (2004 год) [3], «Черноморская синергия» (2007 год) [4], «Восточное партнерство» (2009 год) [5].

В этом ключе еще более актуализируются два политологических понятия – формы политической власти – «мягкая сила» и «жесткая сила». Первая предполагает способность одного политического актора добиваться желаемых результатов от другого на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности, без приемов принуждения. Вторая – базируется на применении одним актором военного и/или экономического принуждения для коррекции поведения или интересов другого. 

Понятно, что Россия делает все, чтобы в регионе и мире с ней считались, рассматривая Восточную Европу в качестве сферы своего традиционного влияния. Поэтому с ее стороны происходит влияние на регион сразу двумя «силами»: «жесткая» – экономическое давление (Россия крупнейший импортер товаров из стран Восточной Европы; и крупнейший поставщик углеводородов для европейского континента) и «мягкая» – продвижение идей русского мира и евразийской интеграции как культурно-цивилизационной исторической общности.

Внешняя политика же ЕС основывается на принципах «мягкой силы», то есть, влияние на регион оказывается, прежде всего, различными договорами и соглашениями, смягчением визового режима [6] – это так называемая «нормативная сила» в ее европейском понимании. Но можно ли говорить, что ЕС применяет только «мягкую силу», например, в отношении Украины?

Согласимся, что у ЕС не так много рычагов «жесткого» воздействия на Украину, однако они есть! Когда активисты Евромайдана призывают «запретить представителям действующей в Украине власти въезд в страны Запада», ну, а как же тогда вести переговоры по возможному парафированию? Да, и нельзя в полной мере идти на поводу давлению площади – давлению людей, вскормленных чужими деньгами. Хотя, нельзя не согласиться, что на украинских Евромайданах не все «проплаченные», а есть и «идейные» протестанты.

Поэтому важным инструментом давления на Украину является «евродесант», когда ведущие западные политики со сцены главной площади украинского государства – площади Независимости, призывают украинцев бороться за свою свободу [7] и не отказываться от ассоциации с ЕС, мотивируя, что именно здесь и сейчас решается будущее Украины и пишется мировая история. Наверное, только слепой не видит, что это откровенное вмешательство иностранных государств в дела суверенной и независимой страны!

Еще один важный вопрос – «Дело Тимошенко». Само требование европейцев освободить экс-премьера Украины в обмен на евроинтеграцию страны является шагом, который ставит в двусмысленное положение правительство и судебную систему украинского государства. Подобное требование извне никак не вписывается в понятие «мягкой силы» и не может считаться дипломатичным подходом [8].

Но вернемся к экономике и национальной безопасности. 21 ноября 2013 года Кабинет Министров Украины принял распоряжение «Вопрос заключения Соглашения об ассоциации между Украиной, с одной стороны, и Европейским Союзом, Европейским Сообществом по атомной энергии и их государствами – членами, с другой стороны», в соответствии с которым в интересах национальной безопасности Украины процесс подготовки к заключению Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС приостановлен [9].

Здесь нельзя однозначно заявить о предпосылках отказа от парафирования данного Соглашения, однако можно согласиться с обоснованием украинского правительства, что сегодня украинская экономика не выдержит наплыва европейских товаров, не сможет переформатировать свое еще во многом оставшееся с советских времен производство.

Что ж «украинский след» мировой геополитики сегодня обнажил многолетние противоречия собственно европейской внешней политики, а также возродил конфликт двух систем-ориентаций – сфер влияния Западной и Российской.

 

ИСТОЧНИКИ:

[1] Пэнке Ю. Внешняя политика ЕС: полет вслепую. Преодолевая стратегическую дезориентацию. Режим доступа: http://annuaire-fr.narod.ru/Rossia-i-Francia/Evropa10/08Penke.pdf

[2] Бжезинский З. Великая шахматная доска: Господство Америки и его геостратегические императивы. Режим доступа: http://www.lib.ru/POLITOLOG/AMERICA/bzhezinskij.txt_with-big-pictures.html

[3] Трещенков Е.Ю. «Восточное измерение» политики соседства Европейского союза: возникновение и эволюция // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. 2010. Вып 4. С.118 – 129.

[4] Тассинари Ф. Синергия черноморской региональной кооперации. Режим доступа: http://www.harvard-bssp.org/static/files/243/tassinari.pdf

[5] Смирнов О.Ю. Эффективность и перспективы программы «Восточное партнерство» // Известия высших учебных заведений. Социология. Экономика. Политика. 2013. №3. С 63 – 67.

[6] Европа теряет интерес к Восточному партнерству // Inosmi.ru. Режим доступа: http://www.inosmi.ru/europe/20100602/160338259.html

[7] Дульман П. Даму потянуло к трибуне // Российская газета. Режим доступа: http://www.rg.ru/2013/11/29/litva.html

[8] Филлипс Г. 12 мифов о «Евромайдане» // Israel7.ru. Режим доступа: http://www.israel7.ru/News/News.aspx/165227#

[9] Правительство приняло распоряжение о приостановлении процесса подготовки к заключению Соглашения об ассоциации с ЕС // Единый веб-портал органов исполнительной власти Украины. Режим доступа: http://www.kmu.gov.ua/control/uа/publish/article?art_id=246865421&cat_id=244843950