Евразийский медиамагнат Владимир Сунгоркин: «Я простой главный редактор»

Ваша оценка

Всего голосов: 258

Медиа

15.05.13

«Комсомольская правда» - издательский бренд, насчитывающий самое большое количество пунктов в мире, печатающих газеты. 75 городов на территории бывшего СССР и география крупнейших стран мира – Израиля, Египта, Грузии, Турции. Под брендом «КП» существует сеть радиостанций, охватывающая 25 городов, телеканал с 14 миллионами абонентов, и сайт, входящий в тройку информсайтов России и десятку информсайтов Европы.

Навсегда и прочно (с 1976 года) связавший жизнь с «Комсомолкой», прибывший в эти дни специально по приглашению медиаклуба «Формат А3» в Кишинев, главный редактор «КП» Владимир Сунгоркин ответил на вопросы молдавских корреспондентов. Разговор получился откровенным – поговорили и о политике, и о цензуре, и о будущем печатных СМИ. Не забыли и о Владимире Владимировиче Путине.

О будущем Евросоюза

Есть 50 % вероятности, что ЕС развалится, и 50%, что не развалится. И в том, и в другом случае есть мощный экономический интерес. Какой экономический интерес победит – то ли совокупная воля маленьких стран, которые хотят развиваться самостоятельно, то ли глобальный экономический интерес, например, Германия, которой надо, чтобы рынки были едины, - такой результат мы и получим. Через два-три года ответ на этот вопрос будет понятен.

В то же время ЕС не заинтересован пускать Молдавию в свой круг. Ему сейчас никак не до Молдавии.

Об отношении к молдаванам-гастарбайтерам

К молдаванам очень теплое отношение. Слово «молдаванин» в России вызывает улыбку, развлечение. Молдавия - вино, фетяскэ..  кто-то поет, пляшет, кто-то плитку кладет…

Об информационных войнах

Я сторонник теории, что информационные войны существуют. Существуют они постоянно столько же, сколько существует и цивилизация. Это не выдумка.

О зарубежных СМИ

Меня не восхищает ни одно из зарубежных СМИ. Работают – пусть работают. Бог с ними.

О Суркове и о цензуре

Я разговаривал с Сурковым два раза в жизни. Первый раз он обиделся на одну публикацию, а другой раз мы с ним сидели за одним столом, смеялись и ждали прихода Путина. И Сурков сказал: «Слышу шаги командора». И точно - появился Путин. На этом руководство партийной советской печатью в лице меня закончилось. Ну не сидел Сурков у пульта и не нажимал – ты туда, ты сюда, левее возьми, правее…

Разговоры про «вызов на ковер» беспочвенны… У нас есть, безусловно, с властью контакты: мы общаемся, разговариваем, участвуем в разных встречах, совещаниях и т.д. Но это не «вызов на ковер». Здесь сильно все преувеличено, мифологизировано.

Запретные темы всегда существовали и существуют – это, например, темы, связанные с интересами акционеров, большой политикой. Причем это есть во всех СМИ, хоть в Исландии, хоть в Америке.

Чинопочитание, жесткое следование решениям верховной власти и в Америке, и в Англии, и в Норвегии такое, что нам и не снилось…

О цензуре в интернете

Надо бороться…  Я тоже противник всех этих гадостей. Если я захожу в Интернет, то всегда сообщаю – я, Сунгоркин, считаю то-то и то-то. В России идет ужесточение законодательства в интернете, и я его поддерживаю.

У нас («КП») нет корректуры в Интернете, но есть толпа модераторов.

О конкурентах

Лет 10 назад моим главным конкурентом я считал пиво. Пока человек пьет пиво – ему не до газеты, а когда попил – тем более – не до газеты.

Как бороться с конкуренцией? Быть интересными.

Печать vs Интернет

Не будущее, настоящее – за Интернетом. Но нас спасает ваша лень. Тем, кто постарше, лень изучать Интернет, нажимать какие-то кнопки. На самом деле, для печати Интернет - страшная вещь. Тут ведь и видео, и 150 фотографий в цвете…

Об интересах молодежной аудитории

Мы не делаем газету для молодежи. Она для тех, кто от 40 и старше. Если мы начнем «завоевывать» молодежь, то угробим газету. Вы от нас отвернетесь. Наши материалы - для родителей, бабушек и дедушек.

Кстати, у нас есть много хитростей. Например, коллекция «Юношеская библиотека». Мы ее делаем для старшего поколения, и вы на это попадаете. Потому что мы точно знаем, что юноша даже в кошмарном сне не купит книжку «Как закалялась сталь» или «Повесть о настоящем человеке». Но мы точно знаем, что нет, к счастью, родителя, который не купит ее своему сыну или внуку. 

О Путине

В России к зиме сложилась такая ситуация, что если ты «мыслящий» человек, «интеллигент», то ты при слове «Путин» должен морщиться, говорить, что это «кровавый диктатор», «отстой» и т.д.

Сказать на канале «Дождь» (рупор нашей оппозиции) про Путина «Я его люблю» настолько не пристойно, как если бы я пукнул в микрофон. На канале «Дождь» это не принято!

Сейчас с этим вроде полегче стало…

Голову на отсечение даю: если Путина «завалят», к власти придут националисты.

Путин для меня – это гарант того, что Россия постепенно развивается. Я знаю нашу оппозицию, общаюсь с ними. Им же ничего нельзя доверить. С этой позиции, я нерукопожатный - это немного заразно.