Киргизия приняла твердое решение вступить в Таможенный союз - президент Алмазбек АТАМБАЕВ

Ваша оценка

Всего голосов: 230

Медиа

17.04.13

Киргизия приняла твердое решение вступить в Таможенный союз. Об этом в эксклюзивном интервью ИТАР-ТАСС, "Российской газете" и телеканалу "Россия-24" заявил президент Алмазбек Атамбаев.  "Подавляющее большинство граждан страны считают, что мы должны быть в одном экономическом пространстве с нашими братскими народами России, Казахстана и Белоруссии", - подчеркнул он.

- Г-н президент, уважаемый Алмазбек Шаршенович, большое спасибо за время, которое вы нам уделяете. Естественно, мой первый вопрос связан с Россией. Точнее, с отношениями Киргизии и России. У Киргизии, ее государствование уходит корнями в глубокое прошлое, и также это и у России история очень древняя. Но вот как два современных независимых государства, мы вот в прошлом году отметили 20-тилетие дипломатических отношений. Поэтому у меня первый вопрос естественный: как вы в целом оцениваете современное состояние российско-киргизских отношений?

- Ну, я считаю, что вот сегодня, именно в сегодняшние дни эти отношения наконец входят в то русло, в каком они должны быть всегда. Как отношения двух стратегических партнеров. И главное – как отношения двух братских народов. Вот вы сказали про корни исторические Кыргызстана и киргизов и русских. А вы знаете, что ведь в самом начале своей истории наш народ жил на берегах Енесея. По-киргизски Енисей – это Енесэа, мать-река, и все названия – топонимы тех мест. Вот, Байкал – Байкюль, богатое озеро. Даже слово «Сибирь» от киргизского слова «шИбере» - это невысокая травка зеленая.  Поэтому даже в эпосе Монас говорится о том, что Монас сюда прибыл из Алтая – это сегодня Российская Федерация, то есть мы связаны корнями, общей историей, и, я очень надеюсь, общим будущим.

- Ну, в этой связи мне просто хотелось бы спросить о таких, скажем так, конкретных направлениях, вы видите наибольшие перспективы развития наших связей? Ну, взять экономику. У нас и так достаточно плотные связи, там, в гидроэнергетике, в топливно-энергетическом комплексе, в гуманитарном направлении. Но вот где, на ваш взгляд, наиболее перспективные направления развития, а где еще как бы потенциал не выработан?

- Вы знаете, даже в тех отраслях, про которые вы сказали, там фактически нет пока тесных связей. Есть только пока намерения, соглашения. И эти слова повторялись годами, десятилетиями. Но наконец-то вот, именно после приезда в прошлом году после визита Владимира Владимировича  Путина в Кыргызстан, вот эти слова, вот эти бумаги, соглашения, они начинаются переходить в реальность, в жизнь. Эти проекты, я думаю, и в гидроэнергетике, и в топливном комплексе будут реализовываться. Кроме того, конечно же я очень хотел бы видеть российских инвесторов. Совместную нашу работу в горной добыче, в швейной промышленности. Вот сегодня поставки нашей швейной промышленности в России – мы где-то на 3-м месте после, по-моему, Турции, Китая. Где-то мы 3-4-е место делим с Белоруссией. Хотелось бы, конечно, чтобы, например, наша страна, Белоруссия – мы выходили на первые места вместо Турции, Китая. И конечно же, я вижу…

-  Ну, все еще впереди!

-  Все впереди, бог даст. И конечно, я вижу очень большие перспективы в туризме, потому что мы очень быстро забываем прошлое. Но ведь были времена, что бы мы не говорили, но были времена Советского Союза. Вы знаете, вот руководители партийные Сибири, вот того края России – они отдыхали в Кыргызстане. Здесь даже был пансионат ЦК КПСС, он и сегодня называется «Аврора».

- Так!

-  Он был построен по личному указанию Леонида Ильича Брежнева. И конечно сюда…

- А кто сейчас там отдыхает?

- Сейчас отдыхают тоже туристы, но маловато из России. Тем более, на сегодняшний день на берегах Иссык-Куля построено много других хороших пансионатов и мы хотели бы, чтобы мы вспомнили доброе старое прошлое. Чтобы…Сюда же намного короче и ближе для тех же сибиряков, для омчан и так далее, для тех, для томичей, для новосибирцев, для Дальнего…

- Я думаю, что нас слышат  ваши слова и в Омске, и в Томске, и в Новосибирске. Это как приглашение будет звучать.

- …мы готовы на совместные проекты в области туризма, конечно. Здесь и менталитет у нас один. И намного, по-моему, лучше будет отдыхать. И первые подвижки вот пошли. Вот этой зимой у нас на горнолыжной базе в Каракул очень много туристов отдыхало из России. Из Питера, из Москвы. Такие первые ласточки есть. Я это тоже связываю с символическим таким визитом Владимира Владимировича в прошлом году. В этом году, бог даст, мы ожидаем его приезда два раза, весной, осенью. Я думаю, это тоже очень повлияет на рост туризма, очень надеюсь.

- Ну, это замечательно, то, что вы сказали, потому что я так понимаю, ваши слова звучат прямо как приглашение к моим землякам.

- Вы знаете, мало кто знает, но Борис Николаевич Ельцин в последние годы жизни каждое лето приезжал отдыхать на Иссык-Куль. Ведь не зря именно на Иссык-Куль?

- Ну, тогда можно тогда, может быть даже, вне рамок интервью немножко покритикую. Может, лучше тогда пропагандировать Иссык-Куль? Иссык-Куль – жемчужина! Может быть, заняться пропагандой Иссык-Куль в российских регионах?

- Вы абсолютно правы. Вы абсолютно правы. У нас очень много работы, много недоработок, так сказал бы. Мы в этом направлении конечно же будем работать. И во время нашего интервью сегодня как раз проходит конференция киргизско-российская вот о совместном сотрудничестве. Я думаю, у нас впереди…вот говорю же, наконец наши отношения входят в то русло…

- Я постучу по дереву…

- ..которое мы очень ждали, что такие будут отношения. Братские.

- Слава богу!

- Как раньше. Как в былые времена.

- Слава богу. Все правда. Но вот я тогда хотел бы еще одной темы коснуться – это сотрудничество наше в рамках организации ОДКБ, Организации Договора о коллективной безопасности. Это очень серьезная институт взаимодействия. Мы знаем, вы, как президент, уж точно знаете лучше нас, что современные вызовы, угрозы требуют консолидации усилий. Вот эта организация ОДКБ, в которой сейчас, насколько я знаю, Кыргызстан председательствует, играет в этом плане значимую роль. Как вы видите развитие этой организации и перспективы сотрудничества внутри этой организации?

- Вы знаете, я думаю, что в декабре прошлого года, на последнем саммите ОДКБ наконец то были приняты такие кардинальные решения, после которых вот теперь я верю, что ОДКБ станет действенной, реальной организацией. До этого ОДКБ было больше таким формальным органом. Вы знаете, многие даже российские журналисты, политологи ну даже…

- Скептически так относились…

- Да. Даже я помню, один из них называл ОДКБ чемоданом без ручки, что и бросить жалко, и носить тяжело. Но ОДКБ вот после последнего саммита, оно становится и станет реальной действенной организацией. Способной к любым действиям, направленным, конечно, на защиту интересов своих членов.

- Ну, в этом контексте мне хотелось бы вас спросить о российской объединенной военной базе здесь. Которая, так сказать, уже достаточно давно на территории Киргизии. Так сказать, насколько я понимаю, проблем с ней нет, это часть нашего военно-технического сотрудничества. И в этой связи: как вот это направление, тоже, так сказать, условием всей геополитической ситуации, вот это направление сотрудничества вам видится и, как бы, перспективы нашей базы в Киргизии?

- Ну, вы знаете, там была не объединенная база до, скажем, визита Владимира Владимировича Путина прошлогоднего, а несколько различных частей и вот…

- Военно-воздушная база была…

- …да, именно в прошлом году мы подписали соглашение об объединенной российской базе в Кыргызстане. Это соглашение будет действовать на ближайшие 15-20 лет. Мы видим все-таки будущее нашей страны, конечно, и  в тесном военном сотрудничестве с Россией, потому что, не буду скрывать, что мой отец, например, фронтовик, воевал на фронтах Великой Отечественной Войны. Там же, где, наверно, и ваши родственники, отцы воевали.

- Все правильно.

- Тот же, у того же Владимира Владимировича Путина отец – фронтовик. Поэтому…

- Ну мы все – дети фронтовиков, мы этого поколения люди.

- Мы дети фронтовиков, и я не вижу вот здесь какого-то вопроса, сомнения.

- Совершенно верно. Правильно.

- Многие мне задают вопросы, сомневаются. Я считаю, что исторический союзник стратегический – это Россия.

- Все правильно. Ну, тогда я хотел бы, тогда если позволите, еще несколько вопросов, связанных с интеграционным участием Киргизии и России в международных структурах, таких, как СНГ, как ШОС. Ну, СНГ – понятно. Кыргызстан почти с самого начала в этой организации в составе Содружества Независимых Государств. Вот сейчас Шанхайская Организация Сотрудничества набирает обороты.  Вот здесь какая роль, какую роль вы отводите для Киргизии, насколько, вы считаете, должна быть активна Кыргызстан в этой организации?

- Ну, СНГ, вы, наверное, знакомы с формулой о том, что СНГ была создана для цивилизованного развода республик Советского Союза. Но в любом случае, СНГ, оно выполнило свою роль и выполняет сегодня. Эта роль заключается в сохранении общего экономического, культурного пространства вот части, большей части советских республик, которые решили это пространство сохранять. Что касается ШОС – это, наоборот,  новая организация,  быстро растущая, набирающая мощь. Здесь, в ШОС мы все-таки хотели больше видеть усиление экономической составляющей. Кыргызстан за то, чтобы у ШОС был свой банк, свой фонд развития. Как вот на днях приняли страны-члены БРИКС о создании вот таких организаций…

- Да, институтов, финансовых институтов.

- Да. Я считаю, что и ШОС должен идти в этом направлении. Вот в этом направлении мы и будем работать, тем более что в этом году мы председательствуем и в ШОС и мы считаем, что вот эта сторона должна быть активизирована. Но в то же время есть вопросы безопасности, особенно с учетом ситуации в Афганистане. И осенью вот этого года мы где-то или до, или чуть позже саммита ШОС хотим провести большую конференцию с участниками, с участием представителей стран ШОС, наблюдателей конференцию по Афганистану. По ситуации в Афганистане. Что сегодня, что будет завтра. Какие меры надо предпринять, чтобы была стабильность в регионе.

- Ну, опять-таки не могу не коснуться еще одного аспекта этой проблематики, связанный с  Таможенным Союзом. С евразийским сотрудничеством. Вот как вы смотрите как бы на роль и место Киргизии в Таможенном Союзе, в едином экономическом пространстве? Какова роль Киргизии? Что вы ждете от этих институтов для Киргизии? Что Киргизия, на ваш взгляд, может дать для этих институтов?

- Ну, Кыргызстан принял твердое решение вступать в Таможенный Союз, но это, вы знаете, зависит не только от нас. Зависит и от…

- Самого Союза!

- Членов Таможенного Союза. Три государства тоже должны принять, конечно, определенное решение. При этом я не буду скрывать, мы хотели бы рассчитывать на то же отношение, которое вот члены Союза проявляли друг к другу во время создания союза. Там были даны определенные преференции Беларуси, определенные преференции Казахстану. Мы рассчитываем, что будет и к нам такое же отношение, чтобы вступление в Таможенный Союз принесло народу Кыргызстана только плюсы. Я на это очень рассчитываю, и большинство, подавляющее большинство граждан Кыргызстана считают, что, ну мы должны быть в одном экономическом пространстве с нашими братскими народами. С такими, как Казахстана, России, Беларуси. Я думаю, что это объективная реальность. И даже более того – это необходимость. И мы рассчитываем на понимание Таможенного Союза. Рассчитываем, что уже в этом году,  мы знаем, уже создана рабочая группа по вступлению Кыргызстана в Таможенный Союз. Будет подготовлена где-то к осени дорожная карта и мы рассчитываем, что может, в будущем году, мы готовы и в этом году. Мы хотели бы конечно же быть в Таможенном Союзе. Потому что, вы помните, еще была такая фраза, что тот, кто думает восстановить Советский Союз, тот не имеет разума. Но тот, кто не жалеет о Советском Союзе…

- Не имеет души.

- Не имеет души, не имеет сердца. Да, Советский Союз мы не восстановим и не надо его восстанавливать, но  надо хотя бы восстановить единое экономическое пространство.

- Прислушаются голосу сердца.

- Да, чтобы люди могли спокойно ездить без границ, спокойно общаться. Тем более, есть же пример Евросоюза - шенгенская виза. В принципе, будущее любых регионов в том, чтобы устранялись границы. Конечно, с условием сохранения независимости стран, но надо уходить от понятия границ, таможня, надо. Тем более, в Евросоюз нам не светит – у нас нет общей границы. Но Таможенный Союз мы хотели бы установить.

- Ну что ж…

- И такое решение принято нашим руководством страны.

- Я вот, вот мы прилетели на рассвети, и я вот посмотрел на карте перед вылетом и увидел как раз, что у Кыргызстана уникальное геополитическое положение. Вот, если посмотреть…

- Сердце центральное Азии.

- Абсолютно, самое сердце! И в этой связи я вот когда увидел в самолете, еще когда мы летели, руководителей российского министерства транспорта, занимающийся авиацией у нас, я подумал, нет ли у вас каких-то таких больших планов по преобразованию вашего аэропорта в какой-то такой международный авиа хат, потому что точка вот в столице Киргизии, она великолепна для других любых дальнейших перемещений через вас из дальней Азии в Европу и наоборот. Вот какие в этом плане существуют планы?

- Конечно же, на следующий год из аэропорта Манас будет выведена военная составляющая. Сегодня там находятся военные силы США и мы заранее готовимся к созданию именно хаба – гражданского хаба на тарритории аэропорта Манас. Хаб – это, как вы правильно заметили, это место, где аэросуда делают какую-то…

-  Великая перевалка.

- Да, перевалочный банк, да.

- Был здесь перевалка для шелкового пути, сейчас будет перевалка для авиа пути.

- Вы правильно заметили, эта точка очень удачна..

- Идеальная!

- И я думаю, наш проект получится. Мы предложили участвовать в создании хаба и России, и даже тем же США, и Германии. Ну, США пока думает, но российские уже некоторые организации откликнулись. К нам приезжал один из руководителей Аэрофлота. Есть интерес со стороны руководителя России. Конечно же, мы обязаны просто сделать хаб, чтобы люди продолжали работать в аэропорту Манас. Чтобы какие-то вот новые реализации не повлияли, а наоборот – укрепили, усилили работу аэропорта. Дали новые рабочие места. Новые поступления в бюджет. Но это мы обязательно сделаем, мы к этому готовимся.

- Я хотел бы вернуться к теме киргизской государственности. Ведь первые государства кыргызов были созданы более 2200, по-моему, в этом году исполняется 1210 кыргызской государственности, когда было первое государственное образование кыргызов. Это, в общем то, очень большая дата. Современной Киргизии, независимой современной Киргизии всего 20 лет. Вроде бы, глубочайшие корни и 20 лет независимости. Не смотря на то, что так сказать, вот, Киргизия переживала разные бурные моменты в своей 20-тилетней истории, существуют голоса скептиков и не буду от вас скрывать, вы это знаете лучше меня, особенно далеко отсюда, говорящих о том, что вот а сможет ли Киргизия действительно стать полноценным независимым государством. И в этой связи у меня как бы в одном вопросе два: каковы на ваш взгляд самые знаменательные вехи вот этой многовековой кыргызской истории, а, с другой стороны, что вы считаете, надо сделать как президенту, стране в целом, чтобы Киргизия действительно полностью, вот полноценно почувствовала себя во всех смыслах слова независимым государством в этой непростой сегодня мировой карте?

- Ну, если взять вехи истории, Михаил Соломонович, конечно же вы правильно заметили, первые упоминания о нашем народе в летописях китайских, например, они больше чем 2000 лет назад сделаны. И конечно же, была своя государственность у нас. Была своя письменность. Сейчас ее называют охоно-енисейской письменностью. Там, на территории сегодняшних Хакассии, Тувы, на Енисее. И до сих пор по многим регионам мира, например,  находятся различные географические названия. Вото, в Монголии есть озеро Каравезнур, в Китае есть пункты географические под названием Манас, даже в Турции. И конечно же, главная веха это было создание не просто государства, у киргизов был свой каганат. Большой очень каганат. И вы правильно подметили, это было еще до Чингисхана, почти за 300 лет, до Чингисхана. Почему сегодня и не помнят про наш каганат – потому что были стерты, старались стереть следы каганата. Очень была сильная страна. Кстати, владения распространялись именно от Монголии, Южной Сибири, вот до Центральной Азии. Это была мощная структура, хотя народ и тогда был, конечно, не очень многочисленный. Это тоже наша история, и что удивительно – если взять историю нашего народа и русского народа, вот возьмите. Вот та территория, где сегодня Россия располагается – там когда-то был каганат кыргызский. Потом вот наша общая территория была под названием Советский Союз, это тоже для Кыргызстана этап.

- Советский каганат!

- Скажем так, это, да, был советский каганат после Золотой Орды, Российской Империи. Советский каганат, он сделал большой вклад в деле восстановления кыргызской государственности, потому что сначала была создана автономная область киргизская, потом Киргизская Советская Социалистическая Республика. И с распадом СССР образовался суверенный Кыргызстан. Ну, я знаю, что многие политологи говорят о том, что Кыргызстан в будущем исчезнет, распадется, расколется. Что это – несостоящаяся республика. Я глубоко убежден в обратном. Но вы в одном абсолютно правы – для того, чтобы Кыргызстан стал по-настоящему независимой, суверенной страной, должна быть финансовая независимость, экономическая независимость, энергетическая независимость. Транспортная и т.д. и т.д. во всех этих направлениях мы работаем. Мы знаем, как этого добиться и в прошлом году мы приняли стратегию устойчивого развития нашей страна на ближайшие 5 лет и у нас очень амбициозные планы. Мы надеемся уже за 5 лет коренным образом переломить ситуацию, чтобы ни у одного скептика в мире не оставались сомнения о том, что будет сильный, процветающий, независимый Кыргызстан.

- Ну, дай вам бог удачи на этом пути. А вот я должен сказать: вы знаете, вот лично мне очень показалось приятным и близким вот с момента даже, с аэропорта, вот ехали мы в машине, поселялись в гостинице – везде люди прекрасно владеют русским языком. Причем в самых разных поколениях. И молодые совсем ребята, с кем мы встретились. И пожилая горничная в гостинице. И водитель, причем просто, скажем так, объясняются, но язык очень чистый и чувствуется, что он для них фактически, ну, как минимум второй родной. Поэтому киргизы – это нерусские люди, и я знаю, что у русского языка в Кыргызстане статус официального языка, что для нас тоже очень важно. И фактически каждый второй, ну, каждый третий может быть киргиз – носитель русского языка.

- Каждый второй, как минимум.

- Ну, я хотел, чтобы вы меня поправили. И в этой связи у меня такой вопрос: вот я так понимаю, что это не просто, так сказать, историческая данность, традиция, но еще и определенная забота властей Киргизии, ваша личная о сохранении статуса русского языка, о сохранении его роли в жизни киргизов, потому что конечно, во всяком случае, на нашем пространстве, является ключевым языком межнационального общения.

- Вы знаете, это государственная политика. Больше того, недавно мы на заседании совета обороны страны приняли концепцию развития народа Кыргызстана. Скажем так, условно, концепцию этнического развития, где еще раз подчеркивается, что мы должны добиться того, чтобы каждый гражданин Кыргызстана владел обязательно государственным языком, владел обязательно официальным, т.е. русским языком, и чтобы в будущем мы добились, чтобы наши граждане, в будущем это, может быть, лет через 10 или как, чтобы наши граждане владели ещё и каким-нибудь третьим, международным языком, это будет английский, немецкий – одним языком ООН. Это государственная политика и я абсолютно убежден в том, что без сохранения и развития русского языка в Кыргызстане очень трудно будет добиться хорошего будущего. И хорошего, я думаю, образования, кругозора у граждан Кыргызстана. Но в то же время мы хотели бы и того, чтобы граждане Кыргызстана знали хотя бы на бытовом уровне государственный язык. С этим у нас проблема. Многие относятся, скажем так, не совсем правильно. Считают, что государственный язык не надо знать. Это меня, конечно, удивляет…

- Ленятся, просто ленятся.

- Хотя бы знать 500 слов, чтобы разговаривать на бытовом уровне, но

- Ведь киргизский язык – очень красивый.

- Вы знаете, что в той же России, чтобы устроиться на работу дворника, нужно знать 850 слов, ну это…

- На русском?

- На русском. И причем недавно вот посол России в Кыргызстане сказал, что это можно выучить за месяц. Ну когда у нас…

- Если я правильно понял, чтобы стать дворником в Киргизии

- Нет, в России.

- Нет, я говорю, в Киргизии, надо выучить 850 слов по-киргизски.

- Нет, нет. Вы знаете, мы хотели бы, чтобы…дворники у нас, по-моему знают эти слова. К сожалению, есть некоторые политики,  которые пытаются все время разыграть эту карту, столкнуть этносы, живущие в Кыргызстане. И как только говорится о том, что надо знать государственный язык, эти политики начинают кричать, что их ущемляют и т.д. и т.д. Ну ты, 22 года уже Независимый Кыргызстан, и 22 слова он поленился выучить, но заявление красиво пишет, потому что, вы знаете, если ты живешь в какой-то стране и не уважаешь государственный язык этой страны – не  пытаешься даже выучить 20 слов – это просто, я считаю, хамство.

- Правильно, конечно.

- Я знаю три языка, но кроме того, сейчас я учу и немецкий, и английский, и при этом нет языковой среды. При желании – вот мне 57 лет, но можно же хотя бы уважать страну, где ты живешь. Я не представляю, чтобы я жил в какой-то стране, и я не знал ее языка. Я прожил в Турции, мне пришлось прожить месяц – я за месяц выучил турецкий. Ведь это среда, понимаете. И когда люди…

- Ну это еще и талант. Значит, вы способны к языкам.

- Ну, вы знаете, это просто должно быть желание и уважение. К народу, с которым ты прожил.

- Это правда.

- А то, что русский язык мы…ну, русский язык. Хорошо сказал наш Чингиз Айтматов. Он же считается и русским писателем, и киргизским писателем. Русский язык и киргизский язык  - как два крыла у каждого киргиза, два крыла. С одним крылом далеко не улетишь.

- Ну, Чингиз писал и на русском, и на киргизском. И сам себя переводил, между прочим. С русского на киргизский и с киргизского на русский.

- Да. Ну, бывал и переводчиком, но писал он на двух языках. Вы правы абсолютно. Хорошо знал его…Потом, вы знаете, язык то киргизский – это самый древний язык.

- Я был лично…

- Потом, вы знаете, язык то киргизский – это самый древний язык.

- И очень красивый язык. Он очень красивый. И мелодичный.

- У нас сохранились значения слов, вот, например, атырае, вот, в русском нет перевода. У нас вот все такие слова, они имеют прямой перевод, потому что вот благодаря эпосу Манас у нас сохранились древнейшие слова. 

- Ну вы сказали, Енисей – это, оказывается, мать-река. А сибиряки называют Енисей отец-рекой.

- Ну, вот Байкал по-киргизски это байкуль – богатое озеро. Или возьмите Саратов – сарыто, или Кемерово…

- Как Саратов вы сказали?

- Сарыто – желтые горы. Кемерово – кемер. Это ремень

- Это надо, чтобы все Саратовцы знали, что живут в желтых горах.

- Само слово Сибирь – это от слова шебер.

- Уже я выучил 20-ть слов. За время нашего интервью.

- Больше того, вы знаете я недавно, мы сделали, смогли сделать репринтное издание. Была книга издана в 1997-м году, издательство «Наука СССР» - «Русские фамилии тюркского происхождения». Я эту книгу часто дарю. Я последний раз подарил ее г-ну Нарышкину, г-ну Ушакову. Если хорошо капнуть, то как сказал Владимир Владимирович Путин – хорошо поскрести, то вылезет из русского тюрок, татарин…

-  Татарин…т.е. вы предполагаете, что если еще их больше поскрести, то появится киргиз.

- Потому что, вы знаете, само слово «киргиз» это означает кыркуз – это 40 племен. А родом мы, все эти народы же, сегодня даже американские профессоры доказали, что американские индейцы родом с Алтая.

- Только не говорите, что они – киргизы! Если выяснится, что американские индейцы – тоже киргизы, я тогда просто растеряюсь!

- Михаил Соломонович, я продолжу идею. Вы знаете, там есть такая Минусинская котловина.

- Да, конечно.

- Она не от слова «минус», она от слова минУс  - 1000 народов, 1000 племен. Вот кыркус – это уже 40 народов, 40 племен. Мы – народ, который сохранил самое древнее название. Вот даже по самоназванию народа, вот смотрите: минус, кыркус.  Это вот 40 племен, которые  из этой тысячи вышли, пошли в эту сторону. Какая-то часть пошла, там, в Америку. Какая-то часть  - в Японию. Какая-то – в Россию. И так далее. Но надо понимать, что мы – очень древний народ. С очень древним языком.

- Я уже почти что…вы меня чуть не напугали, я решил, что древние американские индейцы – тоже киргизы. Я уже боялся, что растеряюсь.

- Вы знаете, кстати недавно у нас вышла книга, перевод, по-моему уже, один американец написал книгу о том, что одни корни, одна как бы, одни предки у киргизов и евреев. Даже такая книга есть, я ее еще не успел прочитать. Американский еврей написал!

- Все, я в себе уже киргиза начинаю ощущать. Просто просыпается киргиз. В процессе разговора с вами, я уже весь из себя такой наполнен киргизцем.

- Ну, конечно, евреи тоже древнейший народ. Это,  я думаю, скорее всего…

- Ну как киргизы. Они почти…

- Скорее древнее, чем киргизы.

- Но вот, знаете, чего точно у американского…

- Но надо ценить свою историю. Вы же согласны со мной?

- Абсолютно!

- Помните, была такая фраза у Расула Гамзатова? Тот, кто стреляет в прошлое из пистолета, в него будущее выстрелит из пушки.

- Все правильно.

- Прошлое надо помнить. Вот когда кричат некоторые там: Россия – для русских и так далее. Ну, вы поскребите хорошо себя. Я вот эту книжку почему переиздал? Потому что многие фамилии кажутся русскими, а скребнешь…вот возьмите: Тургенев, Аксаков, Есенин даже. Скребите хорошо. Это потомок Есенина, Тургенев, Кутузов.

- Я предлагаю скрести до киргизов. Глубже не скрести. Доскрести до киргизов и остановиться. Дальше не скрести.

- Но вы знаете,  дальше если скрести хорошо чем? Это приведет к тому, что все народы мира поймут, что мы родом от Адама и Евы…

- Это правда. Вот от этого мы точно никуда не денемся. Давайте доскребем до Адама и Евы, выясним, что они оба были киргизами и на этом…

- В этом прелесть истории. Мы в конце концов понимаем, что мы так связаны, перевязаны, что делиться нельзя.

- Все правильно.

- Почему мы так любим наш эпос Манас, так ценим его? Потому что об этом и пишется, говорится там.

- Ну вот, знаете чего вот точно нет в Америке и у американских индейцев? Это озера Иссык-Куль. Это вот действительно какая-то жемчужина чисто кыргызская. И вот мы уже говорили, но я бы хотел еще этой темы коснуться. Вы совершенно правильно сказали, что у туризма Киргизии очень большие перспективы. Но как мне кажется, все-таки на советских здравницах далеко не продвинешься. То есть они, слава богу, что они и работают, и существуют, и принимают гостей. Но ведь, наверное, современные задачи, стоящие именно перед Кыргызстаном, превращают Кыргызию, вот как вы сказали, в место притягательное для туриста. Наверно, вы нашли какие-то еще современные возможности – строительство новых гостиниц, современных комплексов. А с другой стороны – у меня вопрос такой к вам. Вот для вас лично как для человека, который, ну, нет наверно большего патриота своей страны, чем президент. Какие любимые места в вашей стране? Это как знаете, такой тур по Киргизии с помощью президента.

- Ну знаете, я наверно люблю каждый уголок Кыргызстана. Каждый уголок Кыргызстана по-своему очень красив. Если говорить о самом любимом месте, это, конечно, дом, где я вырос. Дом, в котором меня вырастили мои родители. Это такой саманный дом. К сожалению из-за времени он сейчас в таком состоянии, негодном для проживания. Но для меня это – самый любимый уголок, куда я могу прийти и потрогать этот дом своими руками. Вспомнить о том, что его дотрагивались отец…

- Я вас хорошо понимаю.

- …и мать мои, да. Для меня это, конечно, любимое место, хотя там я бываю очень редко, всего там раз в полгода. Очень много работы. А так, в целом, каждый уголок Кыргызстана по-своему очень красив. Это, вы знаете, есть такой анекдот у нас, у киргизов, что когда раздавал бог землю, ну, киргизы немножко ленивые – киргиз проспал. И он пришел, когда земля вся была роздана. И он начал плакать богу: «Ну как же так, всем землю дал, а мне не дал». И бог сжалился и отдал киргизу свою дачу. Мы живем на даче бога. Самое красивое место на земле!

- Ну, это правильно. Действительно, если так посмотреть, посмотреть даже в Бишкеке горы вокруг, очень зеленый город.

- А вы знаете, если взять карту Центральной Азии, которая выполнена, ну, рельефно, то там получается Кыргызстан это как-бы такая чаша. И в серединке этой чаши – озеро Иссык-Куль, голубенькое. Это вообще красота.

- Бог знал, что делал.

- Да. Знал, что делал. Пожалел, что отдал свою дачу.

- Не худшее, что он мог отдать. Я, вы знаете, вот уже несколько раз в нашем разговоре с вами звучало слово «Манас». Это почти сакральное слово. Вот эпос Манас – он имеет такое, мне кажется, сакральное, культовое значение для киргизов. Вот, с кем не заговоришь в Киргизстане – все равно к этому возвращаешься. Это действительно уникальное творение мировой культуры, это бесценное достояние общемировой культуры, не только киргизов. Вот, вы к этому обращались вот в нашем разговоре. Вот, что, на ваш взгляд, предопределило вот такую значимость этого эпоса? Такую роль вот сквозь века для в том числе современных киргизов?

- Вы знаете, во-первых, благодаря эпосу «Манас» сохранился язык. А если нет языка, обычно народ исчезает. Это нельзя отрицать. Во-вторых, там очень мощные идеи гуманизма и идеи, которые на сегодня даже живут. Я помню, когда после трагических событий 10-го года в Кыргызстане у нас очень попер так махровый национализм, вот типа как «Россия – для русских», у нас такие находились там в Кыргызстане. Есть люди первого сорта, есть люди второго сорта. Такие политики делали даже заявления. И вот в этот момент я случайно перелистывал эпос «Манас», и вдруг увидел там фразу, слова «Манаса» - (курама джи джюлтунгын) – это означает, что я создал свой народ из лоскутков, из многих наций. То есть в самом эпосе «Манас» заложено, что народ Кыргызстана – многонациональный народ. И когда…многие до сих пор не понимают, почему в центре Бишкека мы стали ставить снова памятник Манасу. Мы поставили его из-за этой надписи. Там внизу стоит надпись: кралмаджи…, что мы, народ Кыргызстана - это многонациональный народ. То есть даже сегодня Манас помогает нам в борьбе вот с таким ярым национализмом. Помогает в борьбе за единый Кыргызстан. Он сегодня помогает. И очень, вы знаете, нам повезло в этом плане. Бог дал нам не только свою дачу. Бог дал нам эпос «Манас».

- Вот, кстати сказать, вот вы сказали о том, что эпос «Манас» сильно повлиял на формирование киргизской нации, по сей день это влияет. А с другой стороны, вот, я не хотел бы на этом останавливаться. Вот, вы упомянули бурные события, которые пережила страна. И в этом, наверно, тоже проявился киргизский характер. Это не только, вот, политический аспект, но и какой-то эмоциональный. Вот, каковы черты современного киргиза? Вот, каков он, современный киргиз? Если, с одной стороны, мы понимаем, что за плечами современного киргиза многовековая традиция? А, с другой стороны – это люди, уже пришедшие в 21-й век. 

- Вы правильно подметили. Излишняя эмоциональность, она и у меня бывает. Я сказал бы, что, если брать отрицательные черты – это, конечно же, есть еще такое. Это регионализм, трайбализм. Иногда мы видим  иждивенчество. Но есть и черты, которые намного перевешивают и которые говорят о мощном будущем стран. Это свободолюбие народа. Это обостренное чувство справедливости и это пассионарность народа. В Центральной Азии такого пассионарного народа, как киргизы, нет. И поэтому я думаю, что у нашей страны, на самом деле, она маленькая страна, но это – страна с великим будущем. Мы не собираемся снова строить каганат, там, покорять какие-то страны. Но мы создадим мощное, маленькое, но мощную процветающую независимую страну. В этом я убежден, потому что народ такой. Конечно, сейчас эту болезнь мы проходим, болезнь переходного периода, болезнь взросления, но я очень верю, что такой пассионарный народ, как киргизы – они построят мощную страну.

- Я опять таки в этом желаю вам удачи. Вот мы беседуем, время движется к обеду, просыпается аппетит. Самое время поговорить о киргизской кухне. Вообще, честно скажу, у меня прямой вопрос. А вот есть ли она, киргизская кухня? Или это часть, скажем так, обобщенной среднеазиатской кухни? Вот я как бы очень часто вопрос задаю…

- Нет, вопрос правильный очень, потому что Средняя Азия – это такой плавильный котел. Естественно, люди перемешались, языки перемешались. И кухни перемешались. Но конечно, есть и блюда, которых нет у какого-то другого народа. Я из…

- Я честно скажу, я знаю, кому из кавказских народов принадлежит долма, много раз я при драках присутствовал. Просто драки были. Чья долма! Поэтому я хочу узнать, вот здесь как делится?

- Ну, для всей Центральной Азии, конечно, характерен, характерны такие блюда, как лепешки и плов. Но я из наших национальных блюд, во время праздников, мы стараемся делать блюдо с красивым очень названием. Вы вспомните сразу про один фильм – «Белое солнце пустыни». Есть такое блюдо – Гюльчатай. Там так девушку звали.

- Я так понимаю, что ее назвали в честь блюда, а не блюдо в честь ее?

- Возможно. Это очень…

- А это дома у вас готовят?

- Да. Это еще мама моя готовила. Поэтому, конечно в праздники я люблю, чтобы. Если есть возможность, чтобы был гюльчатай. Был плов, потому что…

- А гюльчатай – это что?

- Это надо вам увидеть, посмотреть.

- Нет, ну зачем видеть? Надо пробовать! Ну и посмотрю…

- А если вы увидите, у вас сразу потекут слюньки. Я даже вспомнил…

- Нет, они у меня заранее. Вот от вашего рассказа потекли!

- Это какое-то чудо, конечно. И конечно же, я люблю, чтобы в праздник… мне мама в детстве очень часто делала такой хлебушек, джипкА называется. ДжипкА  это тоже очень древний хлеб. Это тонкие такие…

- Как лепешки?

- Чем-то похожие даже на лаваш тонкий. ДжипкА.

- Он мягкий или хрустяший?

- Мягкий. Но его раньше, в старину, засушивали, и он никогда не портится. Я помню, мама мне…

- С маслом, маслом его сверху помазать!

- Мама мне давала пакетик в Москву, я был студент. И когда совсем уже голодуха, ты этот хлебушек покрошишь, например, в кипяток, или в чай, или в молоко кипяченое – получается, например, молочный суп.

- Супер!

- Древнейшее, древнейший такой хлебушек, воинский хлебушек. Но когда он мягкий – это, конечно, чудо.

- Вы практически, у меня нет дальше возможности вести интервью. У меня слюньки мешают, я уже не знаю, как дальше. Но вот вы сказали о том, что вот вы любите семейные праздники гюльчатай. А вот при такой занятости, как часто вам удается, все-таки у вас большая семья. Вы – счастливый многодетный отец. Как часто вам удается вот, чтобы эти праздники, собираться? Вот, я представляю, как вашим родным вас нехватает!

- Я честно скажу, не получается. Не получается, я единственное, пока, слава богу, вижу свою младшую дочку, потому что она пока ещё учится в школе. Старших я по полгода не вижу. Полгода не вижу, ну, такая судьба. Я…

- Но это несправедливо.

- Я несу свой крест, и это для меня важнее всего. Придет время, осталось 4 года, 8 месяцев и 3 дня, и после этого я смогу общаться чаще с родными.

- Я так понимаю, вы назвали сейчас тот срок, который выпал вам, как президенту на вашем посту.

- Столько мне осталось доработать.

- Но вот, из этого я понимаю, что вы, что называется, как дембельный срок, скоро будете ставить у себя в кабинете такие палочки ставить, сколько…

- Не, я каждый считаю…

- Сколько дней осталось. Ну, и все-таки, находясь на высшем посту в государстве, обладая всей полнотой власти главы государства. Наша программа называется «формула власти». И поэтому я всегда в конце задаю вопрос своим собеседникам, вот для вас: что такое власть? Вот, какова она на вкус, какова на ваши ощущения? Что такое власть для вас?

- Вы знаете, вот власть на таком высоком уровне – это, конечно, как бы, вот бог, например, тебя приносит на какой-то перекресток дорог и ты можешь по одной дороге, куда ведет соблазн, куда толкает алчность. И эта дорога, конечно приведет. Возможно, ты озолотишь свою семью, близких. Но эта дорога приведет, конечно же, к пропасти. И за все это придется отвечать. И часто при жизни, и обязательно, я верю в бога, обязательно после смерти.  И вторая дорога – если ты будешь честно работать, если ты отдашь все свои силы служению народу – то это тоже воздастся. Это воздастся позже. Но пока ты работаешь – это, конечно же… я почему считаю каждый день? Если работать, тем более в стране, где много проблем – это очень трудная работа. Очень трудная работа, и день месяц тянутся как годы, тем более в Кыргызстане так много проблем.  Страна довольно была расшатана, раскачана. Если говорить о вкусе власти, я сказал бы так что во-первых это, конечно, горечь. Горечь полыни. Вот запах полыни я очень люблю, но когда возьмешь и пожуешь травинку – там очень горькая полынь. Потому что очень горько, что в такой прекрасной стране, на даче бога люди живут часто очень бедно. Люди плохо живут. Так не должно быть. Это горечь от того, что ты что-то не можешь решить немедленно, что на это потребуются годы. Вот эта горечь. Это вкус соли, вкус соленого пота. Вкус даже, даже соленых слез, потому что очень трудно, много надо работать и бывает, когда некоторые вопросы, ну, не можешь сразу решить. Бывают  трагедии, вот как у нас было в 10-м году и мы даже поставили памятник – Слезы матерей, потому что вот может быть, разрез глаз другой, цвет глаз другой, но слезы матерей одного цвета. И вкус власти, вот когда у тебя что-то получается, люди тебе говорят спасибо и благодарят тебя – вот тут не знаю почему, но мне снова вспоминается мамин хлеб – это вкус маминого хлеба. Что ты этот хлеб заработал. Конечно же, я хотел бы сделать так, чтобы люди вспоминали меня только по-хорошему и это мой крест. Я очень люблю свой народ. Я боюсь бога. И я надеюсь оправдать доверие людей, доверие тех, кто поверил в меня. Отработать честно. И я надеюсь, что вот когда придет мой дембель, через 4 года, 8 месяцев и 3 дня люди мне скажут спасибо. Я на это очень рассчитываю и моя задача – вот этот срок очень честно, очень плодотворно отработать. Чтобы люди потом меня вспоминали только хорошим словом. Хотя многие сегодня и не верят, и ругают, и всякое говорят. Но я думаю, что время все рассудит.

- Алмазбек Шаршенович, большое вам спасибо. Вот, из оставшихся 56 месяцев и 3-х дней за сегодняшний день спасибо большое, вы этот день посвятили нам, поэтому мы надеемся, что он будет для вас, так сказать, не таким каким то сложным, как остальные дни. Удачи вам на все эти месяцы и за эти 4 с лишним года. Дай вам удачи и дай бог счастья, успехов, процветания вашему замечательному киргизскому народу.  Большое спасибо, г-н президент.

- Спасибо, спасибо.

- Я, прежде, чем мы расстанемся, я хочу вам…мы говорили о древней российской государственности. Это – «Гербы России». Это все гербы России за время ее государственности. Вот…

- Жалко, вот здесь герба каганата нет нашего.

- Нет, нет. Только России. Надо его заново восстановить.

- Это предок был. Это предок.

- Спасибо большое.

- Спасибо.

- Ну, у меня поскромнее подарок.

- Ох, красота какая!

- Это серебряные медали в честь Айтматова.

- Ой, спасибо большое. Спасибо.

- Наш общий писатель.

- Да, да. Я очень любил. И я имел честь, он дома у нас был. Когда я жил в Баку, он даже дома у нас был. Я очень…

- Вам спасибо, Михаил Соломонович, потому что, как говорил ваш знаменитый древний тезка, пророк  Соломон – и это пройдет. Но мне кажется, что ваши передачи будут когда-нибудь историки изучать.

- Спасибо большое.

- Не только в этой стране, во многих странах!

- Спасибо большое, г-н президент.

- Спасибо.

 

Источник материала: http://www.itar-tass.com/c49/709760.html