Леонид Вардомский: "Геополитические позиции всех стран Таможенного союза окрепли."

Ваша оценка

Всего голосов: 291
17.04.13

— Россия, Белоруссия и Казахстан создали наднациональное объединение — Таможенный союз. Следующий этап интеграции – Единое экономическое пространство, в рамках которого с января 2012 года идет постепенное внедрение «четырех свобод»: движения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы. Тем временем уже заявлено о создании с 1 января 2015 года Евразийского союза. Скажите, а что первостепенно в интеграции: вопросы безопасности или экономические мотивы? И в чем совпадают, а где, возможно, расходятся интересы России и других постсоветских стран?

— Конечно же, важно и то, и другое. И конечно, у каждой из стран собственные взгляды на безопасность. Для России важно обеспечить безопасность в реализации великодержавных устремлений, обезопасить себя от транзитных рисков. У Белоруссии и Казахстана обеспечение безопасности смыкается с обеспечением суверенитета. И здесь в качестве потенциальной угрозы ими, в том числе, рассматривается Россия. В какой-то момент, так сказать «великодержавный синдром» может упереться в «суверенный синдром».

Экономические мотивы разных стран тоже не во всем совпадают. Линия России – зависеть от партнеров меньше, чем они от нее, сейчас четко реализуется. У нас большое положительное сальдо в торговле, строятся альтернативные нефте- и газопроводы. Линия наших соседей — получить преференции по ценам на энергоносители, доступ к российскому рынку, обеспечить транзит собственных товаров по российским коммуникациям. Но эти линии далеко не во всем противоречивы, многие конкретные интересы совпадают.

— Насколько, на ваш взгляд, обоснованы аргументы противников евразийской интеграции? Например, звучат призывы вкладывать средства в освоение Сибири, а не в более бедных членов ТС?

— Я такие призывы не слышал. Соглашения по ЕЭП подписаны, планы намечены. Кстати, Казахстан совсем не беден, он в обозримом будущем может обойти Россию по ВВП на душу населения.

Другое дело, что многие отраслевые и региональные программы России сверстаны без учета интересов партнеров по Таможенному союзу, без учета ТС и СНГ как факторов развития России. Продолжается курс на импортозамещение в отношение того, что многие годы нам успешно поставляли партнеры по Содружеству. Недостаточно развиваются коммуникации, дающие выход Казахстану и другим странам Центральной Азии на европейские рынки и т.д.

Что же касается Сибири и Дальнего Востока, то сейчас в развитие этих территорий направляются большие ресурсы. На мой взгляд, в их освоении нужно использовать и возможности партнеров по СНГ. 

— С января по сентябрь 2012 г. взаимная торговля стран ТС выросла на 9,9% (при этом рост их внешней торговли составил 4,7%). А наметились ли структурные сдвиги в товарообороте и инвестиционном взаимодействии стран — членов Таможенного союза? Каковы положительные и отрицательные последствия функционирования ТС для России, Белоруссии и Казахстана?

— На мой взгляд, никаких структурных сдвигов еще не произошло. О положительных и отрицательных последствиях пока говорить сложно. В Казахстане считают, что они по сравнению с Белоруссией и Россией больше проиграли — в стране существует значительная оппозиция проекту.

Однако именно Россия имеет наибольшие бюджетные потери в виде упразднения экспортных налогов в торговле со странами Таможенного союза.

Вообще 2012 г. оказался фактически провальным для ТС, но и в целом для экономики каждой из стран год был не очень удачным. Пока взаимного роста инвестиций нет, значит, нет и взаимной структурной адаптации экономик. Модернизация в рамках целевых программ и проектов идет, в основном, с использованием техники и технологий из третьих стран. Иными словами, хотя в рамках Единого экономического пространства и установлены четыре трансграничные свободы, административно, в плане государственного управления, страны, ведут себя так, как будто никакого ТС и ЕЭП не существует.

Отметим, что Абхазию и Южную Осетию партнеры России по Таможенному союзу пока не признали. Но в целом геополитические позиции всех стран благодаря ТС окрепли.

Тем не менее, возникает ощущение, что идея создания в 2015 г. Евразийского союза забежала вперед. На мой взгляд, это больше политический проект, некий сигнал дальнему зарубежью. Чтобы реализовать его на практике в концепцию национальной модернизации нужно внести соответствующие изменения, перенацелить деятельность госаппаратов и т.п. Для этого нужно и время, и значительные усилия, и заинтересованность всех участников. 

— Киргизия готовится вступить в Таможенный союз уже к концу этого года. Переговоры о создании зоны свободной торговли с ТС ведут Вьетнам и Индия. Ваша оценка будущих шансов и рисков евразийской интеграции. Что надо делать, чтобы максимально использовать первые и минимизировать вторые?

— Надо научиться использовать преимущества большого рыночного пространства. Для этого нужно «всего лишь» изменить структуру экономики, преодолеть «голландскую болезнь» (рост добычи и экспорта сырья на фоне уменьшения объемов промышленного производства – ред.), облегчить судьбу предпринимателей в каждой стране и прекратить бояться зависимости от партнеров.

Источник материала: http://www.eurasec.com/evrazijjskie-novosti/2469/