Молдова: диверсии против здравого смысла

Ваша оценка

Всего голосов: 101

Медиа

Заместитель министра иностранных дел ПМР Дмитрий Паламарчук о фактической блокаде Приднестровья

В опубликованном 26 апреля обзоре МИД России «Внешнеполитическая и дипломатическая деятельность Российской Федерации в 2015 году» отдельное внимание уделено проблематике переговорного процесса по молдо-приднестровскому урегулированию. В МИД РФ отметили, что диалог между Кишиневом и Тирасполем значительно осложнился после подписания Молдовой соглашения об ассоциации с ЕС (2014 г.), вслед за которым молдавская сторон в координации с Киевом организовала фактическую блокаду Приднестровья, спровоцировав драматическое ухудшение экономической ситуации в республике.

Также было отмечено дальнейшее снижение динамики диалога посредников в формате «5+2»: в течение 2014 г. из запланированных пяти-шести официальных встреч состоялось лишь две, а в 2015 г. — ни одной. Как следует из обзора, российская сторона продолжала линию на восстановление полноценного переговорного процесса, отдавая приоритет тактике «малых шагов» в отношениях между берегами Днестра. 
В контексте недавнего обострения замороженного конфликта в Нагорном Карабахе следует пристально разобраться в том, что же сегодня происходит в процессе урегулирования отношений между Молдовой и Приднестровьем.

Конфликт между Приднестровьем и Республикой Молдова в зеркале глобальной повестки международного общения

Весной 2016 года после завершения очередного цикла переназначений в Республике Молдова и последовавшего за ними вялого восстановления коммуникации на уровне представителей по политическим вопросам и экспертных (рабочих) групп в закономерность переросла ранее неоднократно подчёркивавшаяся Приднестровской стороной опасная тенденция ещё 2014−2015 годов. Республика Молдова в условиях отсутствия эффективного международного противодействия или, по-народному, недвусмысленных направляющих окликов со стороны международных партнёров, окончательно «скатилась» в отношениях с Приднестровьем к парадигме силового одностороннего подавления потенциала Приднестровья в различных сферах. 

Прошедшие в марте-апреле 2016 года встречи на различных уровнях диалога обнаружили полное отсутствие у Республики Молдова намерения договариваться и принимать компромиссные решения в рамках конструктивного подхода «win-win», подразумевающего обоюдную пользу. Молдавские представители, судя по симптоматике, исключительно «по отмашке» нынешнего представителя по политическим вопросам от РМ Георгия Бэлана или иных высших руководителей Молдовы «шарахаются как от огня» от любых идей и предложений, которые могли бы в той или иной мере вести к конструктивным решениям. 

Даже те инициативы, которые являются политически и экономическими выгодными для самой Республики Молдова или открыто поддерживаемыми другими участниками формата «5+2», на сегодняшний день блокируются молдавской стороной, причём зачастую манера воспрепятствования эффективности диалога (у отдельных молдавских представителей) принимает формы «диверсии против здравого смысла». Здесь уместно привести пример с ситуацией в части грузового железнодорожного сообщения через территорию Приднестровья. Осуществляемые молдавской стороной на сегодняшний день шаги ведут к потенциальной стагнации железнодорожной отрасли не только в ПМР, но и в самой Молдове, искусственному занижению транзитного потенциала всего региона, чреваты неисполнением ранее достигнутой и расцениваемой всеми в качестве весьма успешной договорённости от 30 марта 2012 года. В силу масштабов экономические потери Молдовы от «обострения» ситуации на железной дороге, в итоге, в абсолютных числах превысят ущерб, который понесёт Приднестровье, но даже этот факт не является убедительным аргументом для молдавской стороны. 

Желание нанести очередной удар по экономике Приднестровья и благосостоянию его граждан превалирует даже над инстинктом самосохранения, а перспектива «саму себя высечь» сейчас становится для Республики Молдова очень осязаемой.

К сожалению, аналогичная ситуация складывается в области автомобильного транспорта. Приднестровье на основании ранее достигнутых договорённостей переговорного процесса и рекомендаций международных партнёров сформулировало компромиссную оферту, которая нашла поддержку и понимание у всех участников «Постоянного совещания…». Предложенный Приднестровьем проект Протокольного решения, объективно вобравший в себя всё лучшее и привлекательное для всех вовлечённых игроков, был направлен на изучение молдавской стороне вместе с инициативой о проведении заседания профильных экспертных (рабочих) групп по вопросам развития транспорта и дорожного хозяйства ещё в январе 2016 года. Однако молдавские визави пытаются отгородиться от реальности, сделав вид, что предложения Приднестровской стороны попросту не существует. По крайней мере, имеющийся опыт работы в переговорном процессе позволяет охарактеризовать игнорирование РМ инициативы ПМР в области автотранспорта как беспрецедентное, поскольку, если ранее молдавские представители, уклоняясь от сотрудничества, старались сохранять минимальный «политес», то сегодня специалисты по транспорту из Молдовы натурально «отсиживаются в углу». 

Вероятно, проблема заключается в том, что молдавские представители, ответственные за переговорный процесс, просто не способны допустить восстановление международных грузопассажирских перевозок Приднестровья или возможности выезда в государства Евросоюза для частных автомобилей, зарегистрированных в ПМР, даже в рамках разумного компромисса. Такое отсутствие гибкости, неспособность это отсутствие аргументировано объяснить и нежелание вести вменяемый (или вообще) диалог по «неудобным темам» пронизывает содержание современного подхода молдавской стороны в переговорах и ставит жирный знак вопроса в отношении перспектив позитивного развития ситуации. 

Между тем парадигма негативных действий реализуется с упорством, достойным лучшего применения. Приближается дата возможного запуска Украиной и Республикой Молдова совместного контроля в пункте пропуска «Кучурган». По информации очевидцев, инфраструктура таможенного перехода была усилена, появились новые строения, которые, возможно, будут использованы для размещения молдавских таможенников и пограничников. 

Однако прошедшие в последние месяцы дискуссии на различных площадках, в том числе в рамках заседания экспертных (рабочих) групп по вопросам таможенного взаимодействия от 29 марта 2016 года, убедительно доказали, что единственным драйвером проекта являются политические поручения руководства Молдовы. Ни молдавские таможенники, ни представители Украины или других участников «Постоянного совещания…» и профильных организаций не способны дать чёткие ответы на вопросы о том, как контроль будет организован и как купировать вытекающие из этого политически детерминированного проекта риски. 

Причём, осознавая серьёзность вызовов и угроз для всего процесса урегулирования, могущих возникнуть в случае реализации проекта совместного контроля, все международные партнёры сторон пытаются максимально дистанцироваться от проблемы, «сваливая» всю ответственность на РМ и Украину. По имеющимся сведениям, отдельные игроки, не участвуя в процессе напрямую, кулуарно подбадривают руководство Украины в осуществлении этого неосторожного шага. Артикулируемые при этом Приднестровьем опасения пока что убеждают только Российскую Федерацию как традиционно наиболее ответственного и последовательного участника процесса урегулирования. Министр иностранных дел России Сергей Лавров после встречи со своим молдавским коллегой обратил внимание на данную проблему, однако, по всей видимости, в Республике Молдова уже привыкли игнорировать не только Приднестровье, но и мнение посредников и гарантов. 

Односторонние шаги Республики Молдова дополняются и усиливаются периодическими воинствующими сигналами и заявлениями отдельных молдавских чиновников. Представитель по политическим вопросам от РМ Георгий Бэлан и начальник департамента пограничной полиции РМ Дорин Пуриче в марте-апреле с.г. уже высказались в духе надежд на «банкротство и крах сепаратистского режима». 

22 апреля в ходе встречи со своим украинским коллегой «отличился» министр обороны Республики Молдова Анатолий Шалару, заинтересовавшийся опытом «украинской армии, в том числе полученным во время проведения антитеррористической операции». Не думаю, что есть необходимость детально останавливаться на глупости и чрезвычайной опасности посылов и намёков подобного рода. 

Параллельно Молдовой проводится (пока безуспешно) политика целенаправленного снижения эффективности миротворческой операции на Днестре с прицелом на её трансформацию, то есть — сворачивание. Демарши против миротворческого процесса носят перманентный характер, проявляясь как в несанкционированных вторжениях румынских летательных аппаратов в зону безопасности, неконтролируемом наращивании присутствия в ней молдавских силовых служб, так и в блокировании обсуждений «основной» повестки дня в рамках Объединённой Контрольной Комиссии. 

Однако к упомянутым шагам и сигналам со стороны Республики Молдова безучастными остаются некоторые посредники и наблюдатели в переговорном процессе, что цинично расценивается молдавским политическим руководством как молчаливое согласие или индульгенция на сценарий подавления. Что характерно, подавление для молдавской стороны становится самоцелью и не подразумевает стратегической перспективы дальнейших действий, т.е. ни один участник расклада, как минимум, из тех, кто его реализует со стороны РМ, не прогнозирует последствия своих действий дальше, чем на несколько шагов. Такая «игра» на ослабление, вытеснение противника внутри, по большому счёту, единой системы сообщающихся сосудов всегда ведёт к ухудшению ситуации для всех, к краху имеющегося баланса и дестабилизации. 

Для Республики Молдова «игра на обострение» выступает неким интуитивным выходом из ситуации статус-кво, возможно, рассматривающегося кем-то даже в качестве цугцванга, в рамках которого любые адекватные шаги и договорённости могут, по мнению некоторых, вести лишь к усилению суверенитета Приднестровья. При этом уровень политической культуры молдавской власти и общества, а также «короткая» историческая память не позволяют лицам, ответственным в РМ за диалог с Приднестровьем, оценить непреходящую ценность, минимальный комфорт и социальную ориентацию статус-кво, его политическую, идеологическую и гуманитарную целесообразность.

В этом смысле недопущение дестабилизации ситуации в отношениях между Приднестровьем и Республикой Молдова представляется оправданным для всего современного широкого международного общения, и так пострадавшего в последние годы от значительного числа кризисов. На текущий момент процесс международной коммуникации характеризуется утратой доверия, возвращением, казалось бы, позабытых уже идеологических клише, выходом из латентной стадии борьбы за лимитрофные территории и общим предчувствием скорого перекраивания политической карты мира.

Здесь рациональный интерес всего мирового сообщества мог бы состоять в надёжном гарантировании эволюционного пути развития, в сохранении стабильности, контролируемости и безопасности, недопущении гуманитарных катастроф и перегибов, допущенных, например, при провоцировании т.н. «арабской весны», в поддержании логики и последовательности трансформационных процессов без излишних яростных выплесков. 

Приднестровье с готовностью и ответственностью пока играет эту конструктивную партию, зачастую наперекор собственным тактическим интересам, руководствуясь стремлением защитить покой и безопасность своих граждан, до последнего отказываясь от впадения в череду вновь открывшихся кризисов, составляющих угрозу мирному поступательному развитию.

Подтверждением этому служит тот факт, что даже такие традиционно ангажированные площадки как Парламентская ассамблея ОБСЕ или ПАСЕ не выступали со своими традиционными «обличительными» резолюциями против Приднестровья с 2013 года. 

Таким образом, складывается достаточно парадоксальная ситуация. Приднестровье, которое для реализации воли народа, выраженной в ходе референдумов и записанной в программные внешнеполитические документы, должно добиться в общем-то коренного перелома подходов международного сообщества в отношении молдавско-приднестровского урегулирования, вносит куда как больший вклад в поддержание сложившейся архитектуры взаимодействия и безопасности, нежели молдавская сторона, за четверть века «избалованная» широкой международной поддержкой.

Психологически именно Республика Молдова может находиться в более комфортном состоянии ввиду однозначного одобрения государствами-членами ООН молдавских претензий к суверенитету Приднестровья. Тем не менее, именно молдавская сторона упорно уничтожает благоприятную для неё конфигурацию, не понимая, что широкое международное одобрение (или любая другая общая для всех эмоция) имеет свойство оперативно трансформироваться перед лицом кризиса.

На сегодняшний день в условиях деградации политического сознания в РМ, утраты чувства ответственности и способности трезво оценивать ситуацию, не доводя её до синхронного обнищания, абсурдной радикализации и хаоса, особенно востребованной становится принципиальная позиция партнёров. Главная задача мирового сообщества и, прежде всего, внешних участников «Постоянного совещания…», состоит в поддержании конструкции, в своевременном (лучше всего превентивном) принуждении Республики Молдова и её отдельных помощников к миру и диалогу. Стоит надеяться, что рациональный подход возобладает и кризиса не произойдёт.

Источник: Свободная пресса