Никогда Бессарабия не развивалась так, как в годы “русской оккупации” – Николай Бабилунга

Ваша оценка

Всего голосов: 290

Медиа

18.05.13

16 мая Кишинёвская мэрия приспустила государственный флаг в связи с 201-й годовщиной со дня “аннексии Бессарабии Российской Империей”. 

Приспущены также были три стяга при входе в мэрию: флаг Кишинева, Евросоюза и государственный флаг. Также власти прикрепили на государственный флаг черную ленту.

По сообщению телеканала “Публика”, “после российской аннексии Бессарабии началась русификация местного населения. Таким образом, тысячи молдаван эмигрировали, на их место пришли русские, украинцы, болгары и гагаузы, языком общения был русский язык“.

Чем были 105 лет пребывания Бессарабии в составе Российской Империи – благом или катастрофой? Соответствуют ли истине утверждения одного из наиболее известных молдавских телеканалов? И кому выгодна фальсификация нашей общей истории?

На вопросы Единого информационно-аналитического центра “Евразия Информ” отвечает наш постоянный эксперт – заведующий научно-исследовательской лабораторией “История Приднестровья” и кафедрой отечественной истории Приднестровского государственного университета имени Т.Г.Шевченко, профессор Николай Вадимович БАБИЛУНГА. 

“Евразия Информ”: Вхождение Бессарабии в единое российское пространство было благом или злом для края в целом и для местного населения?

Николай Бабилунга: Эту проблему историки всегда решали, исходя из политических задач тех властей, на которые они работали. Дореволюционные историки обычно расхваливали блага “отеческого попечения” царской власти о вновь присоединенном крае. Советские историки разработали стройную концепцию “объективно-прогрессивного” значения для населения края освобождения его от османского ига и включения в состав России. Румынские историки времен оккупации Бессарабии королевской Румынией, написали несколько работ (“Бессарабия под русским сапогом” и проч.) о, якобы, трагической роли Бухарестского мира в истории “румынского народа”. Эти перепевы приняли  в современной Молдове характер священной коровы, которую запрещено подвергать малейшим сомнениям. Историки ПМР, понятно, рассматривают это событие с прямо противоположной стороны. Что касается Кишиневской примэрии, то там же сидят родственники Гимпу, которые до сих пор считают, что 200 лет назад Бессарабию стали давить “русские танки”. С такими умницами и умниками остается только рваться в Европу! Там вас ждут, просвещенной Европе вас очень не хватает!

Е.И.: Имела ли место “русификация местного населения” и в каких масштабах?

Н.Б.: После присоединения края к России здесь появились первые учебные заведения, типографии, а затем и свои ученые, театры, пресса  и проч. В Бессарабии к моменту присоединения к России было примерно 255 тыс. жителей, среди которых большой процент составляли украинцы, русины, евреи, армяне, греки, русские, цыгане и проч. К концу века население увеличилось почти до 2 млн. жителей, из которых молдаване составляли 47%, менее половины всех жителей. О какой “русификации” идет речь? Может быть ее проводили евреи или украинцы с цыганами и немцами? Несколько десятилетий в период контрреформ Александра III действительно проводилась политика преподавания в народных школах и гимназиях предметов на русском языке. Однако уже в последнем десятилетии XIX в. в Петербурге стали издаваться учебники на молдавском языке, словари и проч. Так что, русификация – это незначительный эпизод в истории многонационального населения Бессарабии и касалась она не только молдаван, но и евреев, украинцев, армян, отчасти, немцев, поляков и др.

Е.И.: Известно ли историкам что-либо об “эмиграции тысяч молдаван из Бессарабии”?

Н.Б.: Мифы об эмиграции молдаван из Бессарабии были придуманы в начале 20-х гг. ХХ в. неким румынским провинциальным идеологом средней руки П.Казаку, который издал в Яссах книжку “Молдова между Прутом и Днестром (1812-1918)”. Он, бедолага, оказался в сложном положении. Ему платили деньги, чтобы он рассказывал ужастики об упадке и деградации Бессарабии в составе России за 100 лет “русификации”, а он не мог найти ничего такого, что свидетельствовало об этой деградации, – все источники вся статистика, все документы указывали на прямо противоположное. Никогда в своей истории Бессарабия не развивалась так стабильно и динамично, как во времена “русской оккупации”. И тогда он поступил как одесские наперсточники, – объявил, что в княжестве к 1812 г. проживало более 700 тыс. жителей (прекрасно зная, что в Бессарабии эта цифра была почти в три раза ниже). А потом торжественно провозгласил, что огромная часть населения бежала от русских из края, поскольку такое количество населения (700 тыс. человек) было достигнуто только через несколько десятилетий к середине позапрошлого века.Именно тогда Кишинев вошел в четверку самых крупных городов Российской империи (хороша деградация!). Но поскольку, других аргументов, более весомых, у этой публики нет, они продолжают талдычить об “эмиграции сотен тысяч молдаван” из Бессарабии. Науке об этом ничего не известно. Столько молдаван в крае просто и не было в начале ХIХ в.

Е.И.: Кому в современной независимой Молдове, спустя почти 100 лет после краха Российской Империи и более 20 лет после развала СССР, выгодно раскапывать старые могилы и устраивать пляски на костях?

Н.Б.: Думается, ответ на этот вопрос лежит на поверхности. Специалисты по истории КПСС, по научному коммунизму, по прочим лженаукам и советской мифологии, а также всевозможные проходимцы с учеными степенями и бывшие партаппаратчики, никуда ведь не подевались. Наоборот, они первыми стали орать о “национальном возрождении” и необходимости изгнания всех оккупантов,  мигрантов и манкуртов с древних молдавских (впоследствии уточнили,  - румынских) земель. Но если бы компартия до сих пор была бы у власти, все они до сих пор гордо носили рядом с сердцем партийный билет и рьяно боролись бы за “чистоту марксистско-ленинской идеологии” и рвали бы на себе рубашки в защиту коммунистических идеалов против “происков недобитого отребья”! Неужели хоть кто-то имеет здесь малейшее сомнение?! Но ситуация изменилась. Теперь они все дружно хрюкают у румынской кормушки и вокруг всяких русофобских фондов и грантов. Требовать от этих тварей сохранять верность хотя бы идеалам юности и не оплевывать то, за что они так искренне когда-то выступали и на чем они получили свои ученые звания и степени, было бы слишком наивно. В чем-то они, эти субчики даже несчастны и достойны жалости. Пляски на костях устраивают не от природной некрофилии и не по собственной “доброй” воле, а просто потому, что за другое не платят. А они все привыкли жить широко, не отказывая в удовольствиях и маленьких человеческих слабостях. Их главная опасность определяется их подлейшей сущностью. Потому что они могут еще раз втолкнуть Молдавию в дикую и преступную гражданскую войну, в Приднестровье или Гагаузии, в Бельцах или где-то еще. Но воевать сами не пойдут. И своих сыновей-внуков не пошлют.Снова будет литься кровь невинных людей. А дяди с племянниками, кумовьями, нанашами и прочей челядью и родственниками будут рассказывать несчастным молдаванам побасенки о страшных русских танках во времена Наполеона!

Беседовал Владимир Букарский.

Источник материала: http://eurasiainform.md/nikogda-bessarabiya-ne-razvivalas-tak-kak-v-gody-russkoj-okkupacii-nikolaj-babilunga.html