Татьяна Валовая: Евразийская интеграция - это вклад в формирование новой глобальной экономики

Ваша оценка

Всего голосов: 273
06.04.13

 

О новых возможностях, открывающихся в результате развития евразийской интеграции для датского бизнеса в странах Таможенного союза — России, Белоруссии и Казахстане, — рассказала сегодня член Коллегии — Министр Евразийской экономической комиссии /ЕЭК/ по основным направлениям интеграции и макроэкономике Татьяна Валовая в ходе презентации для представителей деловых кругов Дании.

Напомнив об основных этапах евразийской интеграции, она подчеркнула, что этот процесс «вдохновляется моделью Евросоюза, а не является возвращением к СССР». Валовая отметила, что эта интеграция ведет к снижению таможенных пошлин, сокращению расстояний для транспорта, уменьшению бюрократии и, в конечном итоге, к росту торговли. В заключение презентации министр ЕЭК и ее сотрудники ответили на конкретные вопросы представителей деловых кругов Дании, а затем Валовая предоставила эксклюзивное интервью корр.ИТАР-ТАСС.

— В чем специфика и важность Дании для стран-участниц Таможенного союза и Евроазиатского экономического пространства?

Дания один из наших ключевых партнеров. Это страна не очень большая, но у нас очень плотные связи в таких сферах, как пищевая промышленность и сельское хозяйство. Датские инвестиции на рынках стран-участниц — очень существенные. Поэтому нам важно показать датским коллегам, что изменилось в результате создания Таможенного союза и Единого экономического пространства, как эти перемены способствуют развитию бизнеса внутри наших трех государств и как улучшаются условия для развития бизнеса с такими государствами, как Дания.

Для нас важны также их оценки, и мне приятно констатировать, что бизнес однозначно говорит: создание Таможенного союза и Единого экономического пространства — это позитивный момент, мы от этого получаем преимущество. Это подтверждает и статистика: снятие внутренних границ — это хорошо не только для внутреннего бизнеса, но и для зарубежного.

В ходе встречи с министром по делам Европы Николаем Вамменом я рассказала о деятельности комиссии. Министр сообщил, что перемены в экономике стран Таможенного союза представляют для Дании большой интерес. Поднимались вопросы технического регулирования бизнеса, которые волнуют, в частности, пивоваренную компанию «Карлсберг», и мы сказали, что очень внимательно относимся к этой проблематике и абсолютно абсолютно открыты для всех аргументов.

— В строительстве Евроазиатского экономического союза вы вдохновляетесь опытом ЕС. Между тем, в Евросоюзе идут неоднозначные процессы. Какие уроки вы извлекаете из нынешних трудностей ЕС?

Очевидно, что проблемы в Евросоюзе возникают, когда он начинает отходить от собственной концепции. В ходе европейской интеграции выявились определенные закономерности, и когда европейцы следуют этим закономерностям, у них все получается очень хорошо. Поэтому главный урок и для них, и для нас: есть объективные вещи, за которыми надо идти.

Конкретно: нельзя перепрыгивать стадии интеграции, но нельзя и останавливаться на полпути. Так, европейцы создали валютный союз, но недостроили экономический союз, который требовал, в частности, более тесной координации в банковской сфере. Это — политически чувствительные вопросы, и они отложили их решение до лучших времен. В результате им приходится заниматься этим теперь. То, что европейцы делают сейчас — укрепляют интеграцию — надо было делать 10 лет назад.

Другой урок. В определенный период Евросоюз стал чрезмерно расширяться. На это были соображения, в том числе и объективные. ЕС расширялся быстрее, чем цементировал свое собственное ядро. Это лавинообразное расширение — одна из причин нынешнего состояния дел. Поэтому мы очень сдержанно, очень аккуратно относимся к процессу расширения. Мы не будем расширяться только потому, что нам хотелось бы увеличить количество членов. Мы будем делать это только тогда, когда это будет укреплять наше собственное интеграционное объединение, будет нести позитивные перемены для участников объединения и для новых государств.

Я убеждена, что европейцы преодолеют этот кризис, потому что они делают абсолютно правильные вещи. Они выйдут из него более сильными, и мы по-прежнему будем обмениваться интеграционными идеями.

— Концепция евроазиатского союза имеет и более широкое, цивилизационное измерение. Может быть, она связана с национальной идеей России, о которой ведутся дискуссии?

Не случайно интеграция успешно развивается в Европе и у нас, тогда как в других регионах существуют только зоны свободной торговли, а подобных амбициозных планов нет. Дело в том, что Европа когда-то была единой. Именно поэтому ЕЭС образца 1957 года географически повторяет контуры империи Карла Великого. Потом Европа разделилась, и правильные границы на континенте, где шли тысячелетние войны, стало провести невозможно. Вот почему нынешняя европейская интеграция питается идеей восстановления европейского единства на новой основе, где внутренние границы не будут играть большой роли. В результате умирают межгосударственные, да и внутренние конфликты. Границы растворяются, возникает новая единая Европа — это и есть интеграция.

Второй регион, где есть такая идея единства — это наша страна. Евразийская идея возникла после Октябрьской революции, когда оказавшиеся в Европе российские эмигранты вдруг поняли, что они — образованнейшие люди, говорящие на многих европейских языках — не чувствуют себя европейцами. Они чувствовали себя евразийцами. И тогда появилось евразийское движение. Эти эмигранты утверждали, что не коммунизм и не советская власть склеили останки российской империи в Советский Союз, а наша евразийская общность. И я считаю, что эта евразийская общность, действительно, у нас есть, так же, как есть и европейская общность. Мы были едины и до российской империи, все начиналось еще во времена скифского союза, и это пространство, действительно, жило без границ. Сегодня евразийская интеграция нужна, потому что только она позволит нам получить, как в Европе, общее гармонизированное пространство, не разделяющее наши народы.

Абсолютно понятно, что в современном мире сейчас формируется новая глобальная экономика. То, что мы называли глобальной экономикой до кризиса 2008 года, возникло достаточно спонтанно. Не было никакой системы регулирования на глобальном уровне. Институты, которые должны были бы его осуществлять — ВТО, Всемирный банк, МВФ — не имеют для этого полномочий. Не было и глобального консенсуса, как направлять эту глобальную экономику.

После кризиса 2008 года появилось понимание, что нужно искать общие решения на глобальном уровне. Но как их найти, если, например, в ООН входит около 200 государств, и все — равноправные?! Между тем, если эти 200 государств объединятся в интеграционные экономические союзы — ЕС, Евразийский союз, АСЕАН, то в мире появятся региональные блоки. И между этими региональными блоками уже значительно проще выработать правила игры. Поэтому то, что мы делаем — Евразийский экономический союз, — это один из кирпичиков в будущем здании глобальной экономики.

Источник материала: http://eurasec.com/evrazijjskie-novosti/2396/