Украина. Дан приказ идти на Запад

Ваша оценка

Всего голосов: 280

Медиа

Заканчиваются последние подсчеты в Москве и Киеве, какие экономические выгоды  или невыгоды Украина получит от вступления в Зону свободной торговли с Евросоюзом или в Таможенный союз. При этом упускается из виду, что Украина стала страной исключительно ограниченного суверенитета. Куда прикажет Запад во главе с США, туда  украинская элита и повернет. Благодаря западным спецслужбам, фондам и  экспертам при попустительстве  «оранжевой власти»  в Украине была создана  широкая сеть агентов евроатлантического влияния среди высокопоставленных чиновников и олигархов. Традиционно правящие партии и их оппоненты, независимо от цвета,  пользуются услугами американских политтехнологов. В результате оффшорной  геополитики Запада экономика Украины в значительной степени оказалась под внешним управлением, и страна успешно превращается в мировую периферию.

Украинская власть, независимо от цвета,  живет в условиях перманентных электоральных циклов. Стратегическая задача самостийных «патриотов» и гарантов  заключается в обеспечении победы над украинским электоратом с помощью американских политтехнологов. 

Происходит смена поколений в условиях  деиндустриализации и формирования общества потребления. В экономике начинают доминировать крупный торговый капитал и торговцы импортным товаром с многочисленных рынков и базаров, для которых космическая индустрия и авиапром Украины  — пустой звук.  Потому что нельзя купить (украсть) ракету «Зенит» и упрятать в сундуках на самостийных хуторах. А самолет «Руслан» может пригодиться разве что для большого курятника.

Украина стала житницей для самостийных олигархов, интересы которых не совпадают с  государственными. 

Наблюдается абсолютное нежелание украинской деловой элиты взять на себя ответственность за деградацию экономики. Масштабы оффшоризации украинской экономики представляют угрозу национальной безопасности.

Украина стала страной трудовых мигрантов. Как и в большинстве стран глубокой мировой периферии,основной вклад в ВВП Украины вносят переводы украинских гастарбайтеров. Они превышают  доходы от  ключевых экспортных  отраслей — металлургии и сельского хозяйства (примерно по $18 млрд. в 2012 году). По данным Всемирного банка в 2012 году переводы  составили  $6,5 млрд., а с учетом вне банковских трансакций  — от 16 до $19 млрд. или свыше 30% госбюджета (2013).  Не случайно,  после возможной утраты российского рынка, предлагается  призвать миллионы украинских трудовых мигрантов покупать за границей только украинские товары и таким образом поддержать отечественного товаропроизводителя.

Горно-металлургический комплекс Украины обеспечивал 30 % ВВП и свыше 40 % валютный поступлений государства. Но в результате мирового  кризиса горно-металлургический комплекс Украины утрачивает роль локомотива экономики. Физический износ основных  производственных фондов в металлургии превышает 65 -70 %. На мировом рынке металлов возможности Украины ограничены преимущественно монотоварным экспортом. За период 1990 – 2012 гг. производство стали сократилось на 54 % с  56 млн. т до 34 млн. т.  В результате кризиса черная металлургия Украины стала мировым лидером по темпам падения производства стали в 2008 году (13,4 %).  В 2012 году общие потери черной металлургии  составили около $19 млрд., в том числе  от продажи металлопроката –  $4 млрд. Из-за активизации Турции на Ближнем Востоке и Китая в АТР Украина утрачивает позиции  на этих региональных рынках. Развитие внутреннего потребительского рынка металлов  в Украине ограничено  небольшими потребностями  машиностроения и строительной индустрии.

За годы независимости в общем объеме промышленного производства доля черной металлургии  возросла с 11% до 25%, а доля машиностроения  уменьшилась с 32% до 12%, при этом  экспортируется только 10% продукции машиностроения. По сравнению с 1990 годом производство легковых автомобилей  уменьшилось на 50%, автобусов — на 75%, грузовых автомобилей – на 89 %. В автомобилестроении доминирует отверточное производство микроавтобусов. Доля автомобилей и автобусов, изготовленных отечественными предприятиями на первичном рынке, составила всего 20%.  Свернуто производство тракторов и неконкурентоспособной продукции троллейбусов и трамваев.  За два десятилетия на Украине производство электроэнергии сократилось на 36 %, а добыча угля упала с  130 до 62 млн. т.


                                                               ***
Одной из главных целей продвижения Европейского Союза на Восток было расширение потребительского рынка. Поэтому на начальном этапе интеграции предпочтение  отдавалось, например, Чехии, где емкость потребительского рынка в несколько раз выше, чем на Украине, несмотря на  значительно меньшую численность населения. Однако кризис еврозоны активизировал стремление Брюсселя к созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) и с Украиной.  Создание ЗСТ является частью  соглашения о политической ассоциации с Европейским Союзом, которое готовится к подписанию. 

На  16-м саммите ЕС-Украина (февраль 2013 года) Киеву был обещан кредит в 610 млн. евро для консолидации  украинской финансовой системы, в которой растет присутствие российских банков. Евросоюз и США оказывает «демократическое» давление на Киев, испытывающий  дефицит заемных средств: «Украине по силам выбирать, в каком направлении  двигаться — положительном или  противоположном», при этом исключают вступление Украины в ЕС.  Когда Московский Кремль требует вернуть миллиардные долги за невыполненные обязательства по закупке природного газа, а Брюссель показал очередной «пряник» (кредиты),  «европейский выбор» Украины предопределен при полупустой казне. 

Вашингтон и Брюссель рассматривают вступление Украины в ЗСТ как геополитический фактор, направленный на ослабление России. В условиях кризиса главная стратегическая цель ЕС по созданию ЗСТ с Украиной заключается в расширении потребительского рынка для  европейских товаров и поглощения конкурентоспособных  производств западными корпорациями.

Европейский Союз с экономической мощью в $15 трлн. ВВП и потребительским рынком в 500 млн. человек с высокой покупательной способностью теоретически остаётся привлекательным для Украины. Рынок Таможенного союза  (России, Белоруссии и Казахстана) с 1,5 трлн. ВВП и потребительским рынком в 170 млн. человек с относительно низкой покупательной способностью значительно уступает экономической мощи ЕС. Но, несмотря на внешнюю привлекательность Евросоюза, наблюдаются исключительно контрастные различия в структуре внешней торговли Украины с ЕС и Россией.  Брюссель не интересует импорт из Украины продукции украинского машиностроения с высокой добавленной стоимостью (космические ракеты, продукция ВПК, транспортные самолеты и авиационные двигатели, продукция энергетического машиностроения), тогда как подавляющая часть  технологического экспорта с высокой добавленной стоимостью  поставляется в Россию.

В переговорах о Зоне свободой торговли с Украиной Брюссель настоял на абсолютных преференциях для ЕС, тогда как для выхода на европейский рынок рекомендует Киеву  несколько сотен изъятий товарной номенклатуры.

После распада СССР, благодаря исторической кооперации российский рынок достался украинским олигархам и другим производителя на «блюдечке с золотой каемочкой». И одновременно, крупный капитал, пользуясь преференциями на российском рынке, финансирует телекомпании и другие СМИ, ведущие антироссийскую политику.  И было бы наивно считать, что это будет продолжаться вечно,  или в условиях глобальной конкуренции можно будет автоматически поменять российский рынок на европейский или африканский. 

По сравнению с Европейским Союзом Таможенный союз демонстрирует более высокие темпы экономического роста, что позволит в более короткие строки увеличить  показатель ВВП на душу населения по отношению к среднеевропейскому. Таможенный союз существенно расширяет транзитные возможности Украины, является реальным рынком для украинской продукции, в том числе самолетостроения и ВПК. Кооперация с Россией позволит снизить цены на энергоресурсы, сохранить еще не разрушенную до конца технологическую пирамиду Украины. Участие украинского военно-оборонного комплекса в модернизации российских вооруженных сил обеспечит заказы в сотни миллиардов долларов. Если не будет продолжена кооперация, российский ВПК начнет создание своего полного технологического цикла.

 Однако возможности выбора у украинской элиты нет. Национальная идея «под кого залечь» планомерно трансформируется в протекторат Запада. Если Украина сделает «неправильный выбор» она подвергнется информационной атаке западных СМИ и превратится в неправильную и коррумпированную страну с «семейным» бизнесом в особо крупных размерах.

В связи с «европейским выбором» Украины намечается кардинальная трансформация российско-украинских экономических отношений. На основе анализа деловых отношений Москва сделала вывод об Украине как ненадежном стратегическом партнере. Поэтому российской властью намечен ряд мер по возможному сокращению и прекращению сотрудничества в космической индустрии,  авиапроме, торговле и других стратегических отраслях.

Сокращается кооперация с Россией в военно-промышленном комплексе, в том числе из-за выдачи технической документации на ракету «Зенит» Соединённым Штатам, передачи Китаю технической документации на палубный многоцелевой самолет. Самый крупный проект в судостроении – продажа под «ночной клуб» недостроенного советского авианосца, ставшего флагманом ВМС Китая. В авиапроме уменьшаются заказы на транспортные самолёты для обширного российского рынка авиаперевозок.

После вступления Украины в ЗСТ с ЕС будут полностью прекращены кооперация и научно-техническое сотрудничество между Россий и Украиной в авиастроении, машиностроении, ракетно-космической индустрии и судостроении. Членами Таможенного союза на основе принципов ВТО готовится решение об ограничении украинского импорта. 

С августа 2013 года российская таможня усилила на границе с Украиной контроль над сертификатами происхождения товара. Сертификат СТ- 1 должен подтверждать, что экспортная продукция производится  в странах СНГ – участниц соглашения от 15.04.1994 года  о Зоне свободной торговли. Этот сертификат освобождает получателя уплачивать  НДС в таможенном сборе на товар. Усиление контроля на границе связано с  тем обстоятельством, что при поспешном вступлении в ВТО Украина установила уровень таможенной защиты  (4%) в более чем два раза  ниже, чем в России и в среднем по ВТО (10%).

В связи с «европейским выбором» Киева Москва готовит введение с 2015 года визового режима, что будет иметь отрицательные последствия для Украины – страны трудовых мигрантов. По данным Национального банка Украины только официальные переводы украинских гастарбайтеров из России составили в 2012 году $ 2,3 млрд.  или 35 % от общей суммы переводов украинских трудовых мигрантов. Это без учета ввезенной наличной денежной массы.  После введения визового режима будут ограничены возможности трудоустройства в России.  

Учитывая, что во внешней торговле России доля Украины составляет всего 5,4 % (2012) при многочисленных преференциях в рамках ЗСТ СНГ, 14 августа 2013 года российское правительство включило  в перечень «рисковых»  всех украинских импортёров. Фактически на неопределенное время была блокирована поставка нескольких групп товаров. Прекращен беспошлинный ввоз украинских стальных труб (в Советском Союзе Украина производила 35 % этой продукции). 


Зависимость украинского рынка от экспорта товаров в Российскую Федерацию.

В таблице отражена таможенная статистика по 24 отраслям (производствам), экспортирующим в Россию более 50 % товаров в стоимостном измерении на $100 млн. и более в год,  в % от всего объема экспорта по данной группе товаров.

таблица
Источник:  http://minfin.com.ua/2013/08/22/799916/

Из таблиц следует, что при отказе вступления Украины  в Таможенный союз наиболее пострадает экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью, включая авиапром и машиностроение.  В таблице не приводятся закрытые данные по кооперации в ракетно-космической отрасли. В целом продолжится разрушение технологической пирамиды Украины,  и она будет в полной мере соответствовать макроэкономическим показателям мировой периферии.   

При присоединении к ЗСТ с ЕС Украина утратит преференции и свободу доступа к российскому рынку. Введение Таможенным союзом дополнительных  торгово-экономических барьеров обойдется Украине по оценкам экспертов потерями  до $10 млрд. в год. 

Индикатором рыночных преобразований и экономического роста служит транспортная  инфраструктура, только её модернизация могла бы дать прирост ВВП на 5%. Но на рынке транспортных услугнаблюдается устойчивая тенденция утраты транзитного потенциала Украины, включая транзит энергетических ресурсов  и транзитных грузов к морским портам. Надежды на создание евразийского коммуникационного моста между Западом и Востоком упущены. Возрождение Великого Шелкового пути утонуло в постоянных имитациях. За два десятилетия  не был создан эффективный коммуникационный транспортный каркас Украины, отвечающий требованиям независимого государства. Если в первое десятилетие после распада СССР Россия зависела от транзитного  потенциала Украины, то благодаря принятым мерам  новые  трубопроводы строятся в обход Украины, создаются новые мощности в морских портах, включая контейнерные терминалы. При этом увеличивается тенденция использования украинских портов преимущественно для сыпучих грузов с небольшой стоимостью переработки.   

Проблема вступления в Зону свободной торговли ЕС и Таможенный Союз СНГ не имеет чисто экономического решения для Украины. Главной геополитической задачей  Запада во главе с США является  не допустить усиления России за счет интеграции с Украиной.  Украинская власть  за годы независимости перевыполнила геополитическую задачу по дистанцированию от России и заняла «достойное» место на мировой периферии. Осталось завершить  последней этап разрушения созданной при советской власти технологической пирамиды. Без кооперации  с Россией  проблематично сохранять космическую индустрию и авиапром. Это совпадает с целью украинских олигархов, которым легитимность на Западе важнее  государственных интересов. Выбор зависит не от политической воли власти, а от желания украинских олигархов получить на Западе легитимность для выведенных капиталов и активов. 

За последнее время на фоне ухудшения деловых отношений с Россией Украина начала форсировать  китайский геоэкономический вектор, что могло привести к созданию китайского  протектората в Восточной Европе. Пекин становится новым геополитическим игроком на  европейском континенте. 

Китай был заинтересован во вступлении Украины в ЗСТ с ЕС, чтобы создать здесь очередной плацдарм для вывода китайского ширпотреба на европейский рынок (так называемый проект «технополиса» под Одессой). Однако в результате кризиса еврозоны  Пекин переориентировался на Грецию, оказал ей финансовую поддержку, скупив часть долговых обязательств и сделав значительные инвестиции в транспортную инфраструктуру, предоставил  Афинам кредит в $5 млрд. для модернизации торгового флота и закупки 162 судов в Поднебесной. Балканы были преимущественно в геополитическом пространстве Советского Союза, но после сдачи «демократической» Россией славянских братьев в 90-е годы, происходит геополитическая трансформация Балкан, где уже коммунистический Китай создает свой главный европейский плацдарм в Греции.   

В отношении Украины  Китай предлагает инвестиции для использования сельскохозяйственных земель с последующим экспортом  продовольственной продукции в Поднебесную, по технологии, отработанной на африканском континенте.  Вместе с тем, привлечение китайских инвестиций в украинскую экономику сдерживается жестким контролем за их использованием со стороны Пекина, что не устраивает украинские бизнес-группировки.

Экономическая мощь государства и её присутствие на мировых рынках определяется не только макроэкономической статистикой, но и развитой технологической пирамидой. Советская Украина по макроэкономическим показателям  была среднеразвитым  европейским государством (примерно 25 место в мире) и входила в элитный клуб ядерных государств.

Первый разрушительный удар по технологической пирамиде был нанесен, когда Украина отказалась от статуса ракетно-ядерной державы (третье место в мире после США и России) и уничтожила пусковые установки с баллистическими ракетами и  стратегические бомбардировщики.  Согласно обязательствам по Договору  об обычных вооружениях в Европе в 1,5 – 2 раза сократилось  количество боевых самолетов, танков, бронированных машин. Отказ от статуса ядерной державы «за просто так» без соответствующих экономических компенсаций и преференций со стороны Запада был неисправимой политической ошибкой украинского руководства и предательством по отношению к народу, который на протяжении жизни целого поколения жертвовал качеством жизни во благо создания ядерного щита. Украинские патриоты справедливо возмущаются, что власть продешевила, и этот отказ не конвертировался в зарубежные инвестиции. В действительности Запад  во главе с США расплатился с Украиной, присвоив гаранту украинской конституции  звание «последнего оплота демократии» и позволив ему создать семейный бизнес в особо крупных размерах.

После отказа от статуса ядерной державы Украина утратила возможность создавать собственный ядерный технологический цикл. Поэтому, несмотря на наличие месторождения урана, обогащение его производится в России. Таким образом, была разрушена  вершина советской технологической пирамиды. Однако этого показалось мало, и был взят курс на дальнейшее разрушение фундамента технологического развития страны. 

Украина получила в наследство 30 % союзного ВПК, способного в кооперации с предприятиями других советских республик  производить  все виды вооружений. ВПК Украины с 3 млн. рабочих мест производил  ежегодно продукции на $15 млрд. Украине достались высокотехнологичные флагманы ВПК, способные  производить конкурентоспособную продукцию. Производственное объединение «Южный машиностроительный завод» им. А.М. Макарова (Днепропетровск) было  лидером советского ракетостроения для военно-космического комплекса.

Авиационные предприятия в Киеве, Харькове и Запорожье  обеспечивали выпуск  высококачественных самолетов и авиационных двигателей. Оборонные заводы производили авианосцы, ракетные крейсеры, танки, навигационное оборудование и другую разнообразную военную технику. Созданный научно-технический потенциал  позволял  Украине занять достойное место на международном рынке вооружений и военной техники. 

 Из-за оффшоризации экономики оборонный бюджет самостийной Украины не обеспечивает минимальные потребности вооруженных сил. Символическое финансирование вооруженных сил и  выделение средств на создание новой военной техники по остаточному принципу привели к упадку оборонно-промышленного комплекса. Разрушение высокотехнологичного рынка вооружений Украины поощрялось и поощряется Соединенными Штатами, так как по убеждению Вашингтона это подрывает военную мощь России, имевшей глубокую кооперацию с украинскими предприятиями ОПК.

На Украние стало национальной традицией, когда после прихода к власти, правящии партии и гаранты предают свой электорат. Самым большим барьером на цивилизационном пути Украины является создание олигархического государства, отсутствие национальной элиты развития, для которой государственные интересы были бы выше корпоративных и личных. 

Внешняя политика государства часто определяется не стратегическими, а тактическими задачами победы на очередных выборах. Именно этим обстоятельством объясняется принятие низкого уровня таможенной защиты при вступлении в ВТО, чтобы завоевать обширный электорат, занятый в торговле импортными товарами.   

В результате оффшорной  геополитики Запада экономика Украины в значительной степени оказалась под внешним управлением, и страна успешно превращается в мировую периферию и протекторат Запада.

В связи с «европейским выбором» Украины произойдет неизбежная утрата высокотехнологичных производств, находящихся на вершине отечественного технологического цикла (космической индустрии, авиапрома, автопрома и черной металлургии).

При отказе вступления Украины  в Таможенный союз наиболее пострадает экспорт продукции с высокой добавленной стоимостью, включая ракетно-космическую промышленность, авиапром и машиностроение. Утрата российского стратегического рынка неизбежно приведет к окончательному разрушению отечественной технологической пирамиды, и Украина «закрепится» на мировой периферии. Эта трансформация будет сопровождаться сокращением производства и рабочих мест, уменьшением поступлений и оплаты труда и, в конечном итоге, неизбежной социальной нестабильностью.

Продукцию космической индустрии  и авиапрома невозможно полностью приватизировать. В этих отраслях всегда необходимо присутствие государства и бюджетного финансирования. Поэтому оффошорные олигархи не видят необходимости в их дальнейшем существовании в  условиях постоянного дефицита государственного бюджета.  Нарождающийся средний (торговый) класс устраивают низкие заградительные таможенные тарифы, что позволяет получать  высокую норму прибыли при торговле импортными товарами.

Большинство украинских олигархов на протяжении длительного периода пользовались преференциями российского рынка, и намерения его заменить на африканский или ближневосточный рынок являются полной утопией не только из-за глобальной конкуренции, к которой они не готовы, но и номенклатуры  возможных экспортных товаров.  

В отличие от высокоразвитых стран Запада, из России и Украины в оффшорах находятся в первую очередь  материнские компании, а не их филиалы, то есть вывод активов абсолютно доминирует  над налоговой оптимизацией. В результате  малый и средний отечественный бизнес, не имеющий возможности ухода в оффшоры,  из-за неразвитого отечественного  рынка капитала и зависимой от власти судебной системы   оказывается неконкурентоспособным на мировых и региональных товарных  рынках. Ограничивается создание новых рабочих мест, растет безработица и социальная напряженность.  Это отрицательно влияет на экономику, доходную часть государственного бюджета, возможность развития высокотехнологичных отраслей, где велика доля государственного участия. 

Масштабы вывода активов  представляют  угрозу национальной безопасности и государственности из-за утраты контроля над стратегическими предприятиями металлургии, машиностроения, оборонно-промышленного комплекса. Практически государством  утрачиваются основные рычаги  управления экономикой и регулирования платежного баланса. 

Необходимо усилить контроль над отечественными  налоговыми резидентами и принять  антиоффшорное законодательство, включая  запрет  на использование оффшорной юрисдикции для стратегических предприятий.

В целом, для успешного выхода на мировые и региональные рынки необходимы экономический рост и модернизация, расширение налоговых преференций для привлечения инвестиций, длинные деньги (долгосрочные кредиты и инвестиции), снижение внутренних рисков для бизнеса. Патриотизм предпринимателей появится только при создании гарантированного инвестиционного и правового климата в стране.  

 Как показывает  зарубежный опыт для усилия внешнеэкономической политики государства,   нужна, прежде всего, политическая воля. Конкурентоспособность государства невозможна без реформирования сложившейся системы вертикали власти с институционной слабостью государственного управления.

Источник материала: http://www.russkie.org/index.php?module=fullitem&id=30514