Возможности сотрудничества с Европейским Союзом в условиях евразийской интеграции

Ваша оценка

Всего голосов: 296

Медиа

5-6-го июня 2014 года в Минске прошла международная конференция «Европейский союз и Республика Беларусь: перспективы сотрудничества» (http://jmconf.bsu.by/). Организатором выступил Белорусский Государственный Университет при содействии Представительства ЕС в Беларуси. В мероприятии приняли участие более ста человек:  белорусские и зарубежные  ученые, должностные лица МИД, Министерства образования и Администрации Президента Республики Беларусь, иностранные дипломаты, журналисты.
Проект "Цитадель" представил директор Информационно-просветительского Учреждения "Актуальная концепция" Шпаковский Александр Павлович, который выступил в секции "Внешняя политика ЕС"  с докладом "Возможности сотрудничества с Европейским Союзом в условиях евразийской интеграции".
 
Беларусь в конкуренции интеграций
 
29 мая 2014 года в Астане главами государств Российской Федерации, Республики Беларусь, Казахстана был подписан договор о формировании Евразийского Экономического Союза, который начнет полноценно функционировать уже с 1 января 2015 года. В настоящий момент соглашение о ЕАЭС не содержит политической и  иделогической составляющей, речь скорее идет о создании глобального экономического кластера на основе принципов ВТО и с перспективным объемом рынка около 200 миллионов человек. По факту новый интеграционный формат являет собой более высокую степень экономической кооперации в сравнении с Таможенным союзом и имеет некоторые общее черты с североамериканской зоной свободной торговли NAFTA, блоком АСЕАН в Юго-Восточной Азии и т.д.
 
В то же время, уже нынешняя редакция договора предусматривала политический аспект, который был исключен по инициативе казахстанской стороны. Ожидается, что союзники вернутся к вопросам политической интеграции к 2018 году, что подразумевает формирование единого геополитического блока. Подобная позиция находит свое подтверждение в тезисах вчерашнего выступления Президента Республики Беларусь, высказанных в ходе встречи с председателем Совета федерации Валентиной Матвиенко и главами российских регионов, участвующих в первом Форуме регионов Беларуси и России. Александр Лукашенко отметил, что Евразийский Экономический Союз ожидает «военная и политическая интеграция», с изменением роли  ОДКБ до статуса «военной организации» нового образования».
 
Этот геополитический сюжет серьезным образом меняет повестку отношений Республики Беларусь и Европейского Союза: речь идет уже не только о развитии сотрудничества в рамках многовекторности отечественной внешней политики, но также о выработке принципов взаимодействия Беларуси, как государства-участника евразийской интеграции, с Европейским Союзом – наднациональным образованием иного интеграционного формата.
 
В свое время, в ходе совещания с главами дипломатических миссий 01-02 августа 2006 года Президент высказал достаточно известную позицию, что «у Беларуси нет геополитических амбиций, но есть геополитические интересы». Думается, что с развитием процессов евразийской интеграции у Беларуси поневоле появятся геополитические амбиции, а международное восприятие евразийского проекта в целом будет накладывать определенный отпечаток и на отношения зарубежных партнеров с Республикой Беларусь.
 
Ситуация вокруг Украины наглядно иллюстрирует тот факт , что несмотря на то, что замысел Евразийского Экономического Союза не предусматривал создание наднационального образования для конкуренции с уже существующим Европейским Союзом, но , наоборот, руководители государств «таможенной тройки» неоднократно декларировали свою приверженность принципу «интеграции интеграций» с созданием общего евразийского рынка от «Атлантики до Тихого океана», евразийский проект все же рассматривается истеблишментом Европейского Союза  как конкурентный и даже враждебный.
 
Похоже, что заявление Хиллари Клинтон образца 2012 года о “стремлении США не допустить возрождения Советского Союза под видом экономической интеграции” продолжает оставаться в основе понимания сути евразийской инициативы в западном мире. Например, главный редактор русской версии “Немецкой Волны” Инго Мантойфель считает, что “опасность представляет легшая в основу Евразийского экономического союза идеология”, потому государствам ЕС нужно “готовиться как политически, так и в военном отношении к новому тоталитарному вызову ХХІ века».
 
Подобная  фактическая реальность также  находит отражение в соответствующих оценках отечественного академического сообщества: скажем,   доцент Академии Управления при Президенте Республики Беларусь, кандидат исторических наук Елфимов Вадим Алексеевич также считает, что «интеграцию интеграций» необходимо также рассматривать как «конкуренцию интеграций», где основными акторами выступят будущий Евразийский Союз, который в перспективе обретет политическую составляющую, и США с близкими государствами. Рассуждая о Европейском Союзе, белорусский ученый отмечает отсутствие суверенной политической воли, что вынуждает ЕС двигаться в фарватере американской внешней политики.
 
Как уже отмечал выше, общее негативное восприятие процессов евразийской интеграции неизбежно будет проецироваться и на Республику Беларусь, как одного из основателей ЕАЭС и военно-политического союзника Российской Федерации. Беларусь в своих отношениях с ЕС, в том числе соседними державами-участниками Европейского Союза, также рискует оказаться в огульной корзине «рисков и угроз».
 
Например, 18 апреля 2014 года в Сейме Литовской Республики прошла дискуссия по вопросам гражданской обороны, в ходе которой офицер по информационным операциям Департамента стратегической коммуникации Литовской армии Ауримас Навис пришел к занимательному выводу о том, что Российской Федерацией и союзниками готовится операция по анексии Виленского края и г. Вильно в пользу Беларуси, для чего «Россия утверждает, что «литвины» - это на самом деле белорусы, создает в информационом пространстве легитимность для того, чтобы отдать Вильнюсский край Лукашенко».
 
Очевидно, что подобный кризис понимания никоим образом не соответствует планам Республики Беларусь по выстраиванию отношений с соседними государствами и Европейским Союзом в целом, потому еще большую важность обретает вопрос разработки доступной публичной повестки сотрудничества, объективных целей и задач взаимодействия, исходящей из современных геополитических реалий.
 
Этот вопрос является достаточно сложным не только для Беларуси, вся история которой указывает на неприемлемость развития в ситуации противостояния России и западных государств, но и для Европейского Союза. Думается, что «отсутствие прогресса» в белорусско-европейских отношениях, на что часто указывают  дипломаты Европейской службы внешних действий, связано не только с нежеланием Беларуси «меняться», сколько с некоторым несоответствием предлагаемых изменений (в первую очередь, политических) белорусской политической традиции, государственному устройству, цивилизационным устремлениям и современному геополитическому контексту.
 
Европейский Союз, как достаточно успешный проект, подходит к вопросам взаимодействия с белорусской стороной со стандартным набором правил, требований и инструкций, предъявляемым к новичкам-кандидатам, желающим присоединиться к процессам евроинтеграции. Но особенность ситуации заключается в том, что Беларусь пока не декларирует членство в ЕС в качестве цели своей внешней политики. Внешнеполитическим приоритетом Беларуси является евразийская интеграция, при этом с ЕС Республика Беларусь желает взаимодействовать, настолько, насколько это возможно.
 
Именно проработка направлений возможного сотрудничества, исходящих из необходимости Беларуси во взаимодействии с ЕС, но не присоединении к союзу, должна быть воспринята европейскими партнерами.
 
Беларусь-ЕС: контуры общего будущего
 
Официальные должностные лица Республики Беларусь неоднократно отмечали неприемлемость искусственного выбора между условными «Востоком» и «Западом» для нашей страны по принципу по принципу “или-или”. В прошлогоднем послании народу и Парлменту Президент высказал мнение, что «Беларусь равнозначно ценна как для западной, так и для восточной цивилизации и выполняет в современном мире роль своеобразного цивилизационного связующего звена».
 
Конечно, на момент 2013 года претензия на роль «связующего цивилизационного звена» выглядела несколько неадекватно сложившейся обстановке, так как именно у официального Минска была наиболее слабая позиция в развитии сотрудничества с ЕС из числа всех государств Таможенного Союза. В своих материалах того времени я отмечал, что целю и критерием оценки белорусской внешней политики в отношениях с ЕС должна быть необходимость «выровнять политические отношения с Европейским союзом до уровня тех, которые уже есть у партнеров Беларуси по СНГ, Таможенному союзу, ЕЭП». Подобное выравнивание предполагало решение двух первостепенных задач:
 
ликвидация позорного санкционного списка ЕС, направленного  против белорусских должностных лиц и журналистов (у Беларуси наиболее широкий список персональных санкций)
возвращение к политическому диалогу и подписание в обновленной форме  базового Договора о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Европейским Союзом
В настоящее время, с учетом некоторого кризиса российско-европейских отношений в связи с конфликтом на Украине, действительно можно ставить вопрос о геополитической миссии Беларуси, как «связующего звена» либо портала взаимопроникновения двух цивилизаций. Вооруженный переворот, развал государственной власти, гражданский конфликт в Украине выгодно подчеркивает преимущества белорусского государства, как предсказуемого и стабильного партнера, что по мнению белорусской стороны, должно быть отмечено и по достоинству оценено западными партнерами.
 
Уже в конце февраля 2014 года министр иностранных дел Республики Беларусь Владимир Макей, отвечая  на вопросы журналистов после встречи с главой МИД Латвии, напомнил, что «обвиняя белорусскую власть в деспотизме и диктатуре, руководители ряда европейских стран часто в качестве примера демократии приводили именно Украину и режим Януковича. Теперь же они заявляют, что Янукович диктатор, Украина - недемократичное государство". Параллельно министр подчеркнул, что «наше государство готово идти навстречу европейским государствам в тех сферах, где это необходимо и возможно», а в качестве практического примера привел взаимодействие Беларуси и ЕС в пресечении нелегальной миграции и охране государственной границы. То есть, фактически речь идет о признании со стороны элит Европейского Союза права белорусского общества на наличие своего собственного социально-политического уклада, обусловленного уникальностью исторического пути и аутентичной политико-правовой традицией. 
 
Именно эта политическая констатация позволит полноценно, без осложнений перейти к эффективному сотрудничеству. Взаимодействие с Республикой Беларусь, как с равноправным партнером, участником и основателем параллельного наднационального евразийского интеграционного блока позволит европейской стороне в значительно большей степени реализовать свои интересы в Беларуси, чем современное развитие отношений, имеющее в основе искусственное продвижение политических стандартов с позиций указаний «учителя» (ЕС) «нерадивому ученику» (Беларусь). Между тем, еще Сэмюэл Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций» перечислил восемь базовых условий, призванных сберечь полицивилизационный порядок и сохранить гегемонию западного мира «вопреки ослаблению могущества Запада, в интересах США и европейских стран». Среди прочих установок автор отмечает, что истеблишменту ЕС и США «наиболее важно осознать, что вмешательство Запада в дела других цивилизаций является, вероятно, единственным источником нестабильности и потенциального глобального конфликта в полицивилизационном мире»
 
До настоящего момента европейские партнеры не воспринимали белорусскую аргументацию, потому о подобном позитивном развитии ситуации в отношениях Беларуси и Евросоюза можно говорить лишь в очень отдаленной перспективе. В то же время, интенсификация контактов по линии внешнеполитических ведомств, отмечаемая в последний период, старт нового формата диалога «Временная фаза», куда европейской стороной впервые не были допущены деструктивные маргинальные политические группы из Беларуси, оставляет надежду на благоприятное разрешение спорных вопросов в будущем.
 
Представляется, что локомотивом взаимодействия, в том числе политического диалога, могут стать проекты неполитического характера как по линии межгосударственных отношений, так и в части кооперации деловых кругов, неправительственных организаций, учреждений науки и образования.
 
Безусловно, в белорусском понимании первоочередным фактором укрепления сотрудничества являются взаимовыгодные экономические отношения. В настоящее время ЕС занимает второе место в структуре товарооборота Беларуси, на его долю приходится более 36% белорусского экспорта товаров, около 50% экспорта услуг, 20% импорта. Стратегической задачей для отечественной внешней политики на европейском направлении должны стать привлечение инвестиций, интеллектуального потенциала и технологий Европейского Союза в процесс модернизации белорусской промышленности. Нынешняя линия руководства ЕС, направленная на реиндустриализацию, открывает широкое поле потенциальных возможностей для сотрудничества в этой сфере.  Доклад Европейской Комиссии от 2013 "Towards Knowledge Driven Reindustrialization" («К реиндустриализации, основанной на знаниях»), который "призывает к «срочным и продуманным  мерам индустриальной политики» в целях развития сильных сторон европейской промышленности, а именно - высокотехнологичных производств, в полной мере соответствует задачам обновления, остро стоящим перед белорусской экономикой.
 
Краткосрочные цели могут быть выражены в визовой фасилитации (полной отмене виз либо частичной либерализации визового режима) для граждан Беларуси и ЕС. Ожидается, что некоторые договоренности в этом направлении будут подписаны уже в ходе предстоящего саммита «Восточного Партнерства» в Риге. Иной, более стратегичной целью, которую обязательно необходимо намечать на ближайший период, должен быть выход на подписание рамочного соглашения о сотрудничестве между ЕС и Республикой Беларусь. По причине отсутствия этих договоренностей наша страна не способна полноценно участвовать в инициативе «Восточное Партнерство» и в значительном количестве иных европейских программ, что в переводе на цифры «упущенной выгоды» равно сотням миллионов евро.
 
Ограниченностью возможностей частично объясняются и откровенно слабые показатели Беларуси в освоении денежных средств в рамках «Восточного Партнерства» (в млн. евро):
 
Armenia                       157
 
Azerbaijan                    100
 
Belarus                         41
 
Georgia                        180
 
Moldova                      273
 
Ukraine                        470
 
В целом, резюмируя, стоит отметить, что развитие отношений Беларусь-ЕС и ЕС – Евразийский Экономический Союз во многом будет зависеть от развития отношений Россия-ЕС. Геополитическая миссия «связующего звена», которую пытается примерять белорусское государство, может стать нашей задачей в рамках евразийской интеграции, что в целом соответствует миролюбивым устремлениям отечественной внешней политики.
 
Недопущение конфликта между ЕС и РФ, сохранение баланса сил и возможностей для сотрудничества, является объяснимым интересом Беларуси и эта линия уже реализуется на практике в качестве «особой позиции» белорусской стороны по ситуации в Украине, которую отдельные должностные лица государств ЕС назвали «независимой от России» (МИД Литвы, министр Линас Линкявичус). Думается, что речь идет не о противопоставлении России, а о сохранении возможности для диалога, в том числе, в интересах евразийской интеграции, так как изначальный замысел евразийского проекта предполагал его перспективой создание зоны свободной торговли между ЕАЭС и ЕС , как «единой Европы от Лиссабона до Владивостока». Очевидно, что возникновение такого мощного экономического союза на основе объединения сырьевых ресурсов России и технологических возможностей ЕС способно кардинальным образом изменить мировой порядок в пользу более справедливого мироустройства. 
 
   Источник: cytadel.org