Загадка Жетысу

Ваша оценка

Всего голосов: 355

Медиа

Жетысу — красивейший, самобытный, горно-степной край Казахстана. С разных хребтов Алатау (Джунгарского, Илийского, Таласского, Киргизского, Кунгей и Терскей) стекают бесчисленные реки и вливаются в озера Балхаш, Сасыкколь, Алаколь, Жаланашколь, Сайрам, Иссык-Коль, или теряются в песках Мойнкум. В течение одного дня путешественники, не затрачивая много усилий и времени, могут пересечь фактически все географические зоны — от вечных снегов до пустыни и даже окунуться в морские (озерные) воды.

Жетысу в письменных источниках

Испокон веков селились люди на берегах местных рек Или, Аксу, Каратал, Лепсы, Чарын, Иссык, Талгар, Чилик, Каскелен, Тюп, Чу, Талас, и др., число которых гораздо больше семи. Здесь на оживленном отрезке Шелкового пути, связывавшем Восток и Запад Евразии, стояли крупные городские центры Илибалык, Каялык, Талхир, Екиагыс, Суяб, Баласагун, Тараз. Через них проезжали известные купцы, дипломаты, монахи из Китая, Ирана, Византии, Индии, Франции и Италии, оставившие письменные воспоминания. Тюркские племена приходят на эту землю и дают названия рекам, озерам, горам начиная с VI – VII веков. Здесь жили великие тюркские писатели Махмуд Кашгари и Хайдар Дулати, написавшие знаменитые книги «Диван лугати ат тюрк» и «Тарихи Рашиди». Топоним Жетысу на первый взгляд выглядит исконно тюркским, и по логике должен возникнуть с момента прихода тюркских племен на эту территорию. Однако, ни в древних (китайских, арабских, европейских), ни в средневековых (караханидских, чагатайских и могульских) письменных источниках топоним Жетысу не упоминается. Поясним это на наиболее известных примерах:

VII век. Китайский путешественник Сюань Цзянь упоминает о Чуйской или Таласской долине как о стране Тысячи ключей (Мын Булак). О Жетысу ни слова.

XI век. Караханидский ученый Махмуд Кашгари в своей книге, посвященной тюркским народам и языкам приводит карту. Жетысу там нет (Рис1).

 

Рис 1. Круглая карта Махмуда Кашгари.

XVI век. Хайдар Дулати в своем историческом труде приводит границы государства Могулистан (Рис 2).

Рис 2 и 3. Могулистан по Хайдару Дулати.  Семиреченская обл. царской России с 1867 г.

Впоследствии западная часть Могулистана стала Семиреченской областью царской России (Рис 3).

XVIII век. 1738 год. Швед Густав Ренат, проведший в плену у джунгар 17 лет (в восточной части Илийской долины), публикует карту Джунгарии. На ней подробно нанесена долина Или. Есть даже две речки Алматинки. Одна – правый приток Или, на которой стояла бывшая столица Чагатайских ханов Алмалык, другая – левый приток Или, на которой ныне стоит бывшая столица Казахстана Алматы (Рис 4). О Жетысу ни слова.

Рис 4. Карта  Рената. 1738 год.

Если исходить из трактовки Жетысу как Семиречье, все это выглядит довольно странно и загадочно. Отсутствие упоминаний о таком крупном топониме может означать только одно – он вряд ли связан с географическими особенностями местности, и появился позднее вышеприведенных письменных источников.

XIX век. В 1820 году русский офицер барон Мейендорф Е. в отчете о путешествии из Оренбурга в Бухару впервые упоминает о Жетысу. Затем топоним и перечень семи рек появляется в публикациях этнографа Гейнса, географа Шренка, инженера-геолога Влангали, офицера Валиханова, историка Бартольда. Хорошо известно, что при колонизации края эти русскоязычные (сказать русские не поворачивается язык) авторы стали подбирать под него названия семи рек. Но при этом до сих пор нет однозначного перечня семи рек Жетысу. Все предлагаемые варианты, в том числе в Википедии, на фонтане в Алматы, не совпадают друг с другом. Это наталкивает на мысль, что сами местные казахи не подразумевают под Жетысу конкретных рек, и что трактовка топонима как Семиречье – чисто русское изобретение.

Сколько рек в Семиречье

Считается, что слово Жетысу состоит из казахских слов «жеты» (семь) и «су» (вода). Точный перевод выглядит как Семиводие. Если быть непредвзятым – явная нелепость. Употребление слова «су» с любыми числительными крайне маловероятно. Дело в том, что слово «су» (вода) относится к категории вещественных существительных (песок, земля, снег, нефть, золото и т.п.), которые употребляются в единственном или множественном числе и не имеют числительных форм. Т.е. не говорят два песка, три снега, семь нефтей… В нашем случае объектами счета (счетным множеством) являются реки, озера, болота, протоки, родники. В казахской топонимике это древний город Екиогус/Екиагыс (Две протоки), располагавшийся при слиянии рек Коксу и Каратал и упоминаемый французским монахом Рубруком как Эквиус; гидроним Ушкуйган (Три слившиеся) при слиянии трех горных речек в урочище Бельжайляу между хребтами Джунгарского Алатау и Алтын Эмель; местность Беш-тармак (пять рукавов) при слиянии четырех речек в реку Илек; местность Бесколь (пять озер) в Аныракайских горах. Конечно, слово «су» тоже используется, но исключительно для обозначения свойств воды (цвета, вкуса, температуры, текучести) речек, проток, родников, ледников, и т.п.: Аксу, Карасу, Сарысу, Ащысу, Тескенсу, Суыксу, Туюксу и т.п. Сторонники ‘cемиводия’ выходят из положения, подменяя в слове «су» значение ‘вода’ на значение ‘река’ (иногда даже «озеро»). Получается Семиречье – красивое и удобное слово. На это можно возразить, что страну Семи рек казахи назвали бы Жетыозен (вспомните ставший известным Жанаозен). А предшествовавшие им тюркские племена назвали бы местность Жетыагыс (от древнетюркского «агыс» – ‘протока, река’). Слово «жеты» также вызывает недоумение. Почему именно семь? Если взглянуть на карту и посчитать реки Жетысу по нанесенным на карту названиям, то можно насчитать более 50 рек, из них более 10 – крупные. Ну а в реальности количество рек может быть в несколько раз больше. Считая бесчисленное количество речек, стекающих по каждому ущелью с шести алатауских хребтов, можно сбиться со счета. Неужели местные жители умели считать только до семи? Понимая это противоречие, сторонники семи рек предлагают понимать под словом «жеты»  не числительное ‘семь’, а условное понятие ‘семь священных вод-рек’, которое якобы в переносном смысле означает ‘множество рек’. Получается, что Жетысу надо понимать не буквально, как Семиречье, а символически, как мифическую священную страну Семиводия-Многоречия. Очень сложная и искусственная версия. Для того чтобы она имела хоть какое-то основание, территория Жетысу должна иметь явные поразительные особенности. Только удивительные или непонятные географические особенности обычно придают местности статус священной и закрепляются в топонимах. Но какие в Жетысу могут быть особенности для тюрков, пришедших с Алтая? Те же поросшие елью ущелья, по дну которых текут бурные речки, те же горные озера, жайляу и предгорные степи. Стандартный горно-степной ландшафт для Алтая, Саян, Восточного и Западного Тянь-Шаня и даже Кавказа. Скорее всего, скотоводы-кочевники не видели в этой местности ничего особенного. Иначе мы бы об этом обязательно знали. Если бы казахи-тюрки хотели как-то отметить, что в местности много рек, то поступили бы проще. Для понятия ‘много’ у них есть другое слово – «мын». Оно используется в топонимах, когда нужно передать понятие ‘много’ или ‘бессчетное количество’. Например, упоминавшаяся выше страна Мын-булак, или полуостров Мын-кыстау, или архипелаг Мын-арал, или плато Мын-жылки. А для обозначения страны с множеством рек добавился бы топоним Мынозен. Просто и понятно. С другой стороны, в казахском языке имеются вполне конкретные термины со словом «жеты», где оно обозначает именно счетное количество семь: Жетыкаракши, жетыген, Жеты Жаргы, Жеты Огуз и множество других.

Таким образом, если вдеть ноги разума в стремена логики, становится ясно, что трактовка топонима Жетысу как Семиречье является спорной и сомнительной, а потому маловероятной.

Что такое Жетысу

Что же такое Жетысу на самом деле? Попробуем ответить на этот вопрос и предложить другое прочтение топонима. Для начала немного истории.

В середине XIV века Улус Чагатая разделился на два государства: Могулистан с центром в Алмалыке и Мавераннахр с центром в Самарканде. Рассматриваемая нами местность Жетысу, как раз составляла центральный Могулистан, населенный могулами – тюрко-монгольскими племенами кочевников-скотоводов. А большинство жителей Мавераннахра – западной части улуса Чагатая, наоборот, составляли ираноязычные земледельцы и торговцы. Там тюрки были в меньшинстве и составляли правящую династию и военное сословие. Чагатаи, жители Мавераннахра, пользовались двумя языками, тюрки и фарси, также как жители современного Казахстана – русским и казахским. Даже в настоящее время в таких крупных городах бывшего Мавераннахра, как Самарканд и Бухара, до сих пор основным разговорным языком является таджикский, а коренные жители города Ташкента повсеместно перешли на узбекский только в XIX веке. Соответственно, в Ташкенте сохранилось много микротопонимов на фарси. В частности, одна из площадей в старом городе, где с древних времен располагается городской базар, ныне называется Чорсу. Народная этимология возводит этот микротопоним к сочетанию таджикского слова «чор» (четыре) и узбекского «су» (вода). Однако, на самом деле здесь вторым словом также является таджикское слово «сў» (здесь и далее для передачи гласного звука используется буква «ў» таджикского алфавита, эквивалентная букве «ө» казахского алфавита) в значении «направление» или «сторона». В словаре современного таджикского языка слово «чорсў» имеет несколько значений, вполне подходящих для объяснения происхождения микротопонима «Чорсу»: 1. перекресток; пересечение главных улиц; 2. куполообразный навес над местом пересечения центральных улиц города; 3. крытый рынок с четырьмя выходами. По аналогии можно утверждать, что похожий на «Чорсу» географический термин «Жетысу» – это не сочетание двух казахских слов «жеты» и «су», а персидское словосочетание Джете-сў, буквально означающее ‘сторона джете’.

Что же означают слово «джете» и в целом все словосочетание? Вышеуказанные могулы и чагатаи перманентно воевали друг с другом. До конца XIV века могулы неоднократно завоевывали и разоряли Мавераннахр, затем при эмире Тимуре, наоборот, чагатаи не раз вторгались в Могулистан. Да и впоследствии оседлые ираноязычные жители восточного Мавераннахра часто подвергались нападениям кочевников соседнего Могулистана. Так что поводов недолюбливать друг друга у них было достаточно. Средневековые историки утверждают, что жителей западного Могулистана чагатаи называли «джете» (в значении ‘разбойники’ или ‘грабители’), или улусом Джете. В свою очередь, могулы называли чагатаев Мавераннахра «караунас» (в пренебрежительном значении ‘метис’ за смешение их с местным оседлым населением и утрату кочевых традиций). Интересно, что эта ситуация перекликается с историей Китая, когда китайцы называли земли северных кочевников «страной демонов», а древние тюрки презрительно называли китайцев табгачами. Об улусе Джете упоминают в своих хрониках многие историки того времени: могул Хайдар Дулати, казах Кадыргали Жалаири, чагатай Шарафетдин Язди и др. На прилагаемой европейской карте XVII века видно, что улус Джете, обозначенный как Pays de Gete (страна Джете), расположен там же, где ныне находится Жетысу (Рис 5).

Рис 5. Часть европейской карты (М. Бойена) конца XVII века.

Очевидно, что говорящие на фарси жители Мавераннахра, имевшие в виду, что их местность – одна из сторон бывшего Чагатайского улуса, вполне могли называть другую сторону улуса ‘стороной джете’, т. е. словом «Джетесў». Впоследствии улус Джете захватили джунгары, и государство Могулистан исчезло в конце XVII века. Могульские племена вошли в состав казахов, киргизов, уйгуров. Остатки западных могульских племен стали признавать власть казахских ханов. Могулы-джете, превращаясь в могул-казахов, входили в Улы жуз, который затем присоединился к Казахскому ханству. Тем временем джунгары, захватывая лучшие пастбища Могулистана, вытесняли могул-казахов на запад и север, к Сыр-Дарье, к Ташкенту, в Прибалхашье. В результате часть племен Улы жуза оказалась на территории восточного Мавераннахра. В эпоху джунгар исходный этноним «джете» оказался неактуальным, забылся и сохранился только для обозначения местности, где они когда-то проживали. К концу XVIII века, после разгрома Джунгарии Китаем, племена Улы жуза стали возвращаться на восток и занимать освободившиеся джунгарские кочевья. Возможно, они принесли с собой термин Джетесў. А, возможно, русские при продвижении в Среднюю Азию позаимствовали его у таджикоязычных местных жителей и ввели его в казахский и русский языки. Поскольку первоначальный смысл термина был непонятен ни казахам, ни русским, либо первые, либо вторые некритически восприняли его как сочетание из двух казахских слов: «жеты» (‘семь’) и «су» (‘вода’).

Таким образом, трактовка Жетысу, как местности где проживал народ джете, основана на серьёзных научных аргументах и стоит в одном семантическом ряду с огромным количеством других топонимов, производных от народа, населяющего данную местность: Казах-стан, Турке-стан, Узбеки-стан, Тай-ланд, Инг-лэнд, Шот-ландия, Финн-ляндия…

Мурат Уали

Фархад Алиев

Источник материала: http://www.gumilev-center.ru/zagadka-zhetysu/

Фото: http://www.voxpopuli.kz