ПРИДНЕСТРОВЬЕ - ФОРПОСТ РУССКОГО МИРА

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 256
21.11.14
О перспективах международного признания, роли российских миротворцев в обеспечении мира и безопасности на Днестре, а также реализации двусторонних договоренностей с Россией в интервью «Евразийскому юридическому журналу» рассказала глава внешнеполитического ведомства Приднестровья Нина Штански.
 
— В развитие идей евразийской интеграции между вице-премьером Правительства РФ Дмитрием Рогозиным и Президентом ПМР Евгением Шевчуком в 2013 г. был под­писан Протокол, предусматривающий активизацию вза­имодействия в ряде социально важных сфер. Как идет работа над его реализацией? Какие цели стоят перед ве­домствами Приднестровья в этой связи?
 
— В 2014 г. МИД ПМР продолжил деятельность, направ­ленную на активизацию межведомственного сотрудничества между органами власти России и Приднестровья, предусмо­тренного подписанным в октябре 2013 г. т.н. Протоколом «Ро­гозин — Шевчук».
 
    Внешнеполитическим ведомством была проведена работа по окончательному согласованию и подготовке к подписанию семи меморандумов о межведомственном сотрудничестве При­днестровской Молдавской Республики и Российской Федера­ции в сферах экономики, промышленности, транспорта, сель­ского хозяйства, антимонопольной деятельности, образования, науки и культуры.
 
Эти соглашения представляют собой правовую основу для реализации конкретных проектов в каждой из упомянутых областей социально-экономического характера.
 
Сейчас наши ведомства, можно сказать, проходят этап скру­пулезной работы по вопросам, представляющим интерес для обеих сторон.
 
    Наибольшую актуальность для нас сегодня, конечно, пред­ставляет сфера развития двусторонних экономических, тор­говых связей с Россией. Приднестровская экономика, будучи заблокированной, т.е. постоянно испытывающей на себе раз­личные ограничения, не дающие обеспечить оптимальный вывоз продукции, вместо нормального развития с трудом оста­ется на плаву. Причем ее сохранение поддерживается благо­даря России.
 
Несмотря на непризнанный международный статус, рос­сийские партнеры готовы принимать нашу продукцию, однако сейчас возникла новая и совершенно надуманная молдавской стороной проблема. При наличии согласия России на импорт приднестровских товаров республика не в состоянии осуще­ствить его, поскольку Молдова отказалась выдавать фитоса­нитарные сертификаты, которые говорят о принадлежности продукции к тому или иному виду. Не думаю, что это реше­ние принято в иных целях, нежели «насолить» нам, поскольку в отношении молдавских фруктов и плодоовощных консервов действует запрет Россельхознадзора на ввоз, который не рас­пространяется на приднестровскую продукцию.
 
Понятно, что каждое государство определило свой путь развития самостоятельно: Приднестровье выбрало курс на ев­разийскую интеграцию. Молдова, не учитывая мнения При­днестровья, подписала Соглашение об ассоциации и создании Зоны свободной торговли с Евросоюзом. То, что сейчас проис­ходит, — следствие уже принятых решений, и не нужно ничему удивляться.
 
Если евразийская интеграция — это единственный путь спасения и развития приднестровской экономики, насиль­ственно переориентированной восемь лет назад на европей­ский трек развития, то подписанные меморандумы — это сво­его рода ответ Приднестровья на имеющиеся вызовы и весьма агрессивную с точки зрения экономических отношений поли­тику соседних государств.
 
Развивается взаимодействие в области культуры — при содействии МИД ПМР, Государственной службы по культуре ПМР в Музее вооруженных сил РФ в октябре 2014 г. была орга­низована замечательная выставка, посвященная истории При­днестровья. Не думаю, что нам бы удалось организовать такого рода мероприятие — а в нем приняли участие вице-премьер России, спецпредставитель Президента России по Приднестро­вью Дмитрий Рогозин и Президент ПМР Евгений Шевчук — если бы не было принципиальных договоренностей о взаимной работе на достаточно высоком уровне.
 
Идет работа по интенсификации взаимодействия в области высшего образования. Мы уверены, что создание общего евра­зийского образовательного, информационного пространства в перспективе позволит дать новые кадры и в целом укрепит гуманитарный потенциал для развития экономики формиру­ющегося Евразийского Союза.
 
То, что наш вектор уже нашел поддержку со стороны руко­водства России, мы видим и в контексте официальных заявле­ний, и посредством реальных дел.
 
— Будучи политологом и юристом-международником по образованию, как Вы оцениваете шансы на признание республики? Считаете ли Вы, что сейчас, после присо­единения Крыма к России, перспективы приднестровско­го признания расширились? И к чему сейчас склоняется население Приднестровья больше — к жизни в самосто­ятельном государстве или к жизни в едином с Россией политическом пространстве?
 
— Безусловно, признание Крыма и присоединение его к России возродило в приднестровском обществе определен­ные ожидания, связанные со скорейшим решением пробле­мы статуса Приднестровья. Наши жители по-прежнему ждут этого решения, но, как показывают социологические опросы, между тем не питают иллюзий относительно того, что оно воз­можно в ближайшем будущем.
 
Мир сейчас, это очевидно, переживает определенные транс­формационные процессы по распределению сфер влияния больших игроков. Принятие важных политических решений должно быть оправдано с точки зрения реализации страте­гических интересов, среди которых вопросы экономической целесообразности, военной безопасности — ключевые.
 
В том, что позитивное решение по Приднестровью будет принято, я не сомневаюсь, поскольку Россия все 24 года суще­ствования республики оказывала ему неоценимую помощь и поддержку.
 
Для нас не стоит выбор — быть самостоятельными или быть частью России. Тем более что и тот, и другой сценарий разви­тия событий предусмотрены в вопросах, вынесенных на рефе­рендум 2006 г. Тогда, напомню, наши граждане проголосовали за независимость, с последующим свободным присоединением к России.
 
— Миротворческая операция в Приднестровье часто становится объектом незаслуженной критики со сторо­ны западных партнеров. Они организуют круглые столы, выступают с различных трибун с заявлениями, дескать, миротворцы в Приднестровье не нужны, а российские войска необходимо вывести. Не могли бы Вы объяснить читателям, каково реальное положение дел в данном во­просе и как с точки зрения международного права он дол­жен быть решен?
 
— Действительно, частота подобных заявлений и та на­стойчивость, с которой западные и молдавские коллеги пыта­ются найти аргументы для замены миротворческой операции на берегах Днестра мирогарантийной, настораживает. В связи с этим МИД РФ и внешнеполитическое ведомство Придне­стровья неоднократно выступали с комментариями о явной преждевременности подобных высказываний. Так, 16 октя­бря 2014 г. Департамент информации и печати МИД России прокомментировал попытки реформирования миротворче­ской миссии в Приднестровье, заявив, в частности, что «ман­дат нынешней миротворческой миссии далеко не исчерпан», а основным мотивом сил, выступающих за трансформацию существующей миротворческой миссии, является «не дости­жение гарантий мира и стабильности на Днестре, а стремление любой ценой вывести российский миротворческий контингент из зоны конфликта». Мы такую оценку, безусловно, разделяем, поскольку этот формат доказал свою эффективность и пользу­ется абсолютным доверием населения.
 
Доказательством эффективности данного формата является отсутствие военных столкновений. Но, обращу Ваше внимание: отсутствие военных столкновений не может служить доказа­тельством того, что между сторонами конфликта решены все вопросы, создана атмосфера доверия. Как раз об обратном свидетельствуют нерешенные или с трудом решаемые про­блемы между сторонами в других областях. Представим на ми­нуту, что российский солдат отсюда уйдет — где гарантия, что Молдова не применит военную силу для достижения цели по возвращению (иными словами, подчинению) Приднестро­вья? Таких гарантий никто дать не может. Как не могли их дать коллеги из миссии гражданских наблюдателей, представ­лявших Молдову, Украину и Румынию еще в 1992 г., которые попросту сбежали сразу после начала вооруженной агрессии. Кровопролитие удалось остановить только благодаря вмеша­тельству российской армии.
 
Примечательно, что включение в состав операции на Днестре миротворческих контингентов, предоставлен­ных самими враждующими сторонами — Молдовой и При­днестровьем, не является общепринятым принципом ми­ротворчества, однако именно такая структура военного контингента оказалась не только приемлемой, но и весьма функциональной.
 
— Теме Приднестровья стали уделять значительно больше внимания в российских СМИ, нежели раньше. И это хорошо, потому что зажатое с двух сторон государ­ство должно активно использовать любые, в том числе и медийные площадки, чтобы заявлять о себе. Как бы Вы оценили имидж государства сегодня? Каков стиль внеш­ней политики Приднестровья?
 
    — В разговоре с представителями одного из российских СМИ я узнала, что лично мой стиль работы как главы внешне­политического ведомства сравнивают с танком. К сожалению, нам до танка далеко. Приднестровье — небольшое государство. Для того чтобы вести себя как танк, нужно обладать соответ­ствующими ресурсами. А мы вынуждены осторожничать — прежде всего, нами движет желание не навредить — нашим жителям, городам, экономике и промышленности. В тоже время каждый, кто задействован в процессах развития при­днестровской государственности, будь то на внутреннем пе­риметре или внешнем, уверена, ставит перед собой задачу сделать хотя бы немного лучше ту сферу, которая досталась руководителю от предшественника.
 
Я горжусь Приднестровьем, его людьми, консолидацией, которая существует в приднестровском обществе. Поверьте, это очень вдохновляет, не дает остановиться, когда сложно. А республика находится сейчас в очень непростых — и в ге­ополитическом, и экономическом отношении — условиях. На нашу судьбу очень сильно влияют те катаклизмы, которые переживают Украина и Молдова.
 
Для того чтобы в этих условиях не оставаться наедине со своими проблемами, наше государство стремится активно использовать общественно-информационные рычаги.
 
Отмечу, что за последние несколько лет о нас стали чаще говорить в России как о форпосте Русского мира. Безусловно, на эти процессы оказала серьезное влияние общая неспокой­ная обстановка в регионе в целом, но вряд ли можно было бы достичь каких-то результатов, только реагируя на информаци­онные вызовы и не создавая своих информационных поводов. За 24 года мы убедились в том, что только таким образом — активно работая в медийной сфере, предлагая международной общественности свою историю — свое «уникальное предложе­ние» (выражаясь языком маркетологов), можно создать более- менее объективное представление о стране.
 
— Уважаемая Нина Викторовна, что бы Вы хотели по­желать сотрудникам, авторам и читателям Евразийского юридического журнала?
 
— Возглавляемый Вами журнал является крупнейшим русскоязычным научно-правовым журналом, который все семь лет своего издания объединяет вокруг себя юристов — ученых и юристов-практиков, да и всех заинтересованных лиц, прожи­вающих на территории бывшего Советского Союза.
 
Весьма отрадно, что Ваш авторитетный ежемесячный жур­нал, издаваемый в Москве, в столице России, в текущем году начал тесное сотрудничество с нашей Приднестровской Мол­давской Республикой.
 
В одном из летних номеров в качестве Persona Grata в вашем журнале выступил президент нашей Республики Евгений Ва­сильевич Шевчук, который в своем интервью четко и недвус­мысленно заявил о том, что «СИЛЬНАЯ РОССИЯ — ЗАЛОГ РЕГИОНАЛЬНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ И БЕЗОПАСНОСТИ1».
 
В октябре этого года мы были очень рады вашему офи­циальному приезду в ПМР в Тирасполь, большое Вам также спасибо, что Вы посетили научные конференции, которые прошли в Приднестровском государственном университете имени Т. Г. Шевченко, а также в Тираспольском юридическом институте МВД ПМР имени М. И. Кутузова.
 
От имени ученых-правоведов, практикующих юристов, жи­телей ПМР передаем сердечный привет россиянам, гражданам других государств СНГ, и желаем мирного неба над головой, здоровья и благополучия!
 
— Спасибо!
 
Беседу вел: Инсур Фархутдинов, доктор юридических наук, главный редактор Евразийского юридического журнала
 
Источник: www.eurasialaw.ru