Евразийская интеграция Приднестровья: современные вызовы и перспективы

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 296

Медиа

24.11.14

Доклад заместителя министра иностранных дел ПМР И.П. Шорникова на Межународной научно-практической конференции РИСИ "Евразийский экономический союз: успехи и проблемы реализации" (18-19 ноября 2014 г., г. Симферополь)

На протяжении последних лет евразийская интеграция уверенно приобретает черты ведущего тренда российской внешней политики. Это объективный процесс: с одной стороны партнеры России осознают, что альтернативой интеграции может стать только полуколониальное состояние по отношению к странам Запада, с другой стороны и в России растет понимание, что собственных возможностей может оказаться недостаточно для обеспечения безопасности и сохранения фактического суверенитета страны. В этой связи можно прогнозировать, что с 2015 года усилия, которые Россия и другие государства ЕАЭС будут вкладывать в реализацию и развитие своего интеграционного проекта, станут более масштабными и системными. Этого требуют как мировая конкуренция в области экономики, так и известные геополитические факторы. Кризис на Украине проявил реальные угрозы, которые несет с собой недостаточная интеграционная активность. Вместе с тем, данная ситуация высветила потенциал, которым на деле обладает Россия в этой части евразийского пространства. Одним из слагаемых этого потенциала является Приднестровье.

Безальтернативность совместного с Россией пути развития приднестровское общество остро осознавало еще в период крушения Советского Союза. Именно интересами сохранения себя в составе Советского государства руководствовались приднестровцы, когда в сентябре 1990 года провозгласили республику, а в марте 1991 года провели референдум за ее сохранение в составе обновленного Союза. В 1992 году свой выбор приднестровцы отстояли с оружием в руках. Поэтому, когда в июне 2012 года Президент ПМР Е.В. Шевчук провозгласил евразийскую интеграцию национальной идеей Приднестровья, этот шаг не вызвал общественной дискуссии, напротив, он позволил консолидировать народ. Ведь, по сути, идея евразийской интеграции Приднестровья является производной итогов всенародного референдума. Напомню, в сентябре 2006 года 97% приднестровцев высказались за независимость с последующим свободным присоединением к России, 94% заявили о невозможности объединения с Молдовой. В голосовании приняли участие 78% избирателей. Уверен, эти цифры не оставят равнодушными крымчан, которым в марте текущего года удалось столь блестяще реализовать волю народа и обрести единство с Россией.

Два года назад внешним наблюдателям, которые не бывали в Приднестровье и не знали какая у нас общественная атмосфера, казалось, что идея евразийской интеграции Приднестровья абсурдна и в лучшем случае является пиар-проектом. Многие, в том числе российские эксперты говорили, что непременным условием интеграции должна быть общая граница с Таможенным союзом. В Приднестровье не согласились с таким утверждением и еще осенью 2012 года разработали Концепцию «Евразийского региона», предполагающую возможность трансграничного сотрудничества с Россией, в том числе в торгово-экономической сфере. Курс на евразийскую интеграцию в качестве приоритета был закреплен в ключевом внешнеполитическом документе Приднестровья – в Концепции внешней политики. Но самое главное, Приднестровье получило весомую поддержку своих евразийских устремлений со стороны России на неправительственном уровне. В 2013 году у нас начала работу Автономная некоммерческая организация «Евразийская интеграция». Сейчас она успешно завершает строительство 12-ти социальных объектов – школ, больниц, детских садов, медицинского факультета приднестровского госуниверситета. Это беспрецедентная для Приднестровья социальная акция, обладает долгосрочным гуманитарным эффектом.

То есть уже тогда стало очевидным, что ставка Приднестровья на трансграничную интеграцию с Россией не была ошибкой. Сегодняшний день подтверждает это. Возможность присоединения к евразийской интеграции рассматривают в Армении и Таджикистане, несмотря на то, что они пока не имеют общих границ с Таможенным союзом. О планах тесно взаимодействовать с ЕАЭС, не исключая в перспективе своего членства в Союзе, объявили Вьетнам, Сирия, Индия, Иран, Израиль, Турция, а недавно еще Египет и Чили – страны, к слову, даже не являющиеся частью евразийского континента.

Приднестровье не просто ближе к России, чем другие государства, Приднестровье – это часть Русского мира. Кроме того, здесь проживают около 200 тысяч граждан Российской Федерации и, если бы не противодействие Молдовы, их доля в полумиллионном населении Приднестровья была бы еще больше. (Если, к примеру, мы сравним эти цифры с 2-миллионным населением Крыма, где до исторического референдума в марте с.г. проживало 150 тысяч граждан России, мы увидим, что в Приднестровье доля российских граждан на порядок больше).

В этой связи, исходя из социально-экономических, культурно-исторических и гуманитарных реалий, мы полагаем, что евразийские перспективы Приднестровья неоспоримы. Нам бы хотелось, чтобы и в  российском экспертном сообществе появилось понимание этих реалий.

Другое дело – пути интеграции Приднестровья. В Приднестровье не видят особых противоречий в том, чтобы стать частью России по примеру Крыма. По большому счету «крымский прецедент» это повторение событий, которые состоялись в Приднестровье в сентябре 2006 года, только в Крыму воля народа была реализована, а для Приднестровья непреодолимым препятствием оказался географический фактор. По нашему мнению, в тех случаях, когда свою волю заявляет народ, «география» должна отступать на второй план. Вместе с тем, мы понимаем, с каким жестким международным противодействием сталкивается Москва, собирая русские земли. Поэтому в Тирасполе не исключают перспектив интеграции в евразийские структуры в качестве суверенного государства. Для этого необходимо приобрести признание со стороны всех членов евразийского объединения. Пока этого не произошло, Приднестровье ведет планомерную работу в направлении интеграции с Россией в неполитических областях – в сферах экономики, образования, здравоохранения, информации и т.д.

За последние годы Приднестровью удалось существенно укрепить уровень своего взаимодействия с Россией. 25 октября 2013 г. в Москве был подписан Протокол по итогам встречи Заместителя Председателя Правительства России, специального представителя Президента РФ Д.О. Рогозина с Президентом ПМР Е.В. Шевчуком. В документе речь идет о развитии российско-приднестровского взаимодействия на межминистерском уровне. В развитии данного Протокола с июля по ноябрь 2014 года было подписано полтора десятка меморандумов о сотрудничестве между ведомствами России и Приднестровья. Не столь важно как назвать этот процесс – «евразийской интеграцией Приднестровья» или как-то иначе, главное, что наше двустороннее взаимодействие развивается и наполняется конкретным содержанием. Очевидно, что у Приднестровья свой путь развития, и мы являемся свидетелями создания особого варианта интеграции. Залогом успеха Приднестровья на этом пути является твердая воля руководства республики на всестороннее сближение с Россией. Причем этот курс останется неизменным независимо от того геополитического выбора, который сейчас навязывается соседним государствам.

По нашему мнению, элиты Молдовы и Украины совершают ошибку пытаясь оторвать свои страны от евразийского цивилизационного массива. Это, разумеется, внутреннее дело наших соседей. Но мы видим, что эта попытка не будет успешной даже в краткосрочной исторической перспективе. На Украине это уже привело к радикализации общества и распаду государственности, в Молдове внутриполитический кризис не прекращается с того самого момента как официальный Кишинев взял курс на евроинтеграцию. К сожалению, данный курс отражается на жизни нашей республики – возникают новые препятствия в развитии экономики, ущемляются права наших граждан на свободу передвижения, навязываются чуждые принципы и идеалы. На этом неблагоприятном фоне Приднестровью не остается ничего иного, как укреплять собственную государственность с тем, чтобы не утратить идентичность и историческую память. Вместе с тем у Приднестровья повышается шанс не только воспользоваться преимуществами евразийской интеграции, но и стать региональным центром цивилизационного влияния, поскольку других союзников у России здесь не осталось. Приднестровье готово всячески содействовать расширению российского экономического и гуманитарного присутствия в регионе – это не только гарантия нашей безопасности, но и элемент реализации воли народа Приднестровья – развиваться вместе с Россией.

Однако для дальнейшего сближения есть препятствия, угрожающие самому существованию республики.

Ситуация на Украине и внутриполитическая нестабильность в Молдове – наиболее сложный вызов интеграции. На протяжении многих месяцев, вплоть до августа с.г., в украинских средствах массовой информации появлялись откровенно лживые сообщения, целью которых было представить Приднестровье в качестве агрессора, стремящегося внести свой вклад в дезинтеграцию Украины. В качестве объекта приднестровской экспансии называлась Одесса. Трагедию 2 мая позиционировали как провокацию россиян и приднестровцев. Якобы среди погибших многие были обладателями российских и приднестровских паспортов. Говорилось также о скоплении приднестровских войск на границе с Украиной. Апофеозом этой истерии стало рытье противотанкового рва вдоль всей приднестровско-украинской границы. На этом фоне Украина и Молдова одновременно проводили учения вблизи границ ПМР, через СМИ поступали сообщения о появлении американских военных инструкторов в Молдове. Румынские, молдавские и украинские политики позволяли себе достаточно воинственные намеки в отношении Приднестровья.

Грязная информационная кампания заметно сбавила обороты после визита в Приднестровье Д.О. Рогозина. Российский вице-премьер прибыл для участия в торжествах по случаю 70-летия Ясско-Кишиневской операции. Будучи в Тирасполе он заявил: «Мы всегда будем находить возможности для поддержки наших соотечественников [в Приднестровье], и чем жестче будет давление на наших соотечественников, тем последовательней и жестче будет линия России на их защиту». Эти слова, вероятно, остудили многие горячие головы.

Однако пока ситуация на Украине не стабилизировалась, а в Молдове не решен вопрос о власти, в том числе в связи с предстоящими парламентскими выборами, говорить о снятии военной угрозы Приднестровью и о гарантиях физической безопасности приднестровцев преждевременно. Провокация в кишиневском аэропорту с попыткой воспрепятствования отлету Президента ПМР в Москву, организованная спецслужбами Молдовы 10 ноября с.г., говорит о том, что действующие власти способны на непредсказуемые и неадекватные действия. Отдельные издания уже прокомментировали данный инцидент как попытку организовать вооруженный конфликт на Днестре и под предлогом чрезвычайного положения отложить выборы в стране.

Тирасполь хотел бы видеть в соседних государствах ответственное руководство, защищающее национальные интересы своих стран, а не марионеточные правительства, выполняющие политические заказы Вашингтона, Брюсселя или Бухареста.

Несамостоятельность Кишинева и Киева является угрозой для Приднестровья не только в военно-политической сфере. После вступления соседей в Зону свободной торговли с ЕС более реален сценарий экономического удушения Приднестровья. В первой половине 2014 года совокупный экспорт из Приднестровья в страны ЕС, в Молдову и Украину достигал 75%, в Россию поставлялось менее 15% приднестровской продукции. Такое соотношение, по мнению кабинетных европейских наблюдателей, может являться основанием для оказания политического давления на Тирасполь. Ведь в случае «непослушания» можно перекрыть кислород экономике.

Европейские представители на протяжении последних двух лет призывают Приднестровье присоединится к Зоне свободной торговли с ЕС в рамках соглашения, недавно заключенного с Молдовой. Они уже предупредили, что с декабря 2015 года для Приднестровья перестает действовать режим автономных торговых преференций, благодаря которым доля ЕС в приднестровском экспорте составляет сегодня 30%. Одновременно Молдова, следуя рекомендациям ЕС, укрепляет границу с Приднестровьем. В настоящее время переговоры о подключении ПМР к УВЗСТ на особых от Молдовы условиях не ведутся. По сути, Тирасполю объявлен экономический ультиматум: работать на европейском рынке в рамках Молдовы или останавливать производство.

В Приднестровье исходят из того, что дезавуировать политическую составляющую давления со стороны ЕС возможно. Достаточно нарастить долю экспорта в Россию и в страны ЕАЭС до паритетного уровня. К слову, до 2005 года доля приднестровского экспорта только в Россию превышала 50%, т.е. в данном случае речь идет о возврате Приднестровья на ранее утраченные рынки. Многое для этого уже сделано. Президент ПМР Е.В. Шевчук будучи недавно в Москве отметил, что за последние месяцы, благодаря в том числе содействию Российской Федерации экспорт в Россию возрос на 20%. В случае сохранения такой динамики торговый паритет будет восстановлен.

Разумеется, рост экспорта в Россию не означает уход Приднестровья с европейских рынков. Терять их не в интересах ни Приднестровья, ни всего евразийского объединения. Напротив, важно создавать условия для взаимовыгодной кооперации ЕАЭС с ЕС. Приднестровье может стать удобной площадкой для этого.

Увеличение приднестровского экспорта в ЕАЭС и создание тем самым подушки безопасности для Приднестровья создает новую конфигурацию сил и интересов. В этих условиях отмена режима торговых преференций становится невыгодным для ЕС шагом. Это не приведет ни к экономической смерти ПМР, ни к интеграции приднестровской экономики с молдавской. Отмена режима АТП в 2016 году будет означать лишь сокращение европейского присутствия в регионе и новые стимулы для укрепления позиций России.

Еще один немаловажный компонент успеха приднестровской интеграции – общественно-информационное измерение. Россия нуждается в адекватном своим интересам освещении событий, в формировании позитивного имиджа евразийской интеграции в регионе, в эффективной работе своих гражданских структур. А Приднестровью необходимо доносить объективную информацию о происходящих в республике и вокруг нее процессах. Выше уже был приведен пример информационной кампании против ПМР. Такие кампании обычно предваряют применение силовых действий. Поэтому возможность подачи приднестровского взгляда на события посредством влиятельных информационных ресурсов, прежде всего, российских – это залог безопасности республики.

Российские федеральные агентства, а также ведущие СМИ предпочитают освещать события в Приднестровье из Кишинева. Однако находясь там, сотрудники этих структур становятся заложниками общественных настроений.  В результате работающие в Кишиневе российские журналисты транслируют и в Россию и на русскоязычную аудиторию всего региона взгляд, который комплементарен действующему в Молдове режиму. Напомню, что именно этот режим насильственно вырывает страну из евразийского дискурса, объявляя неконституционными те партии, которые обещают избирателям присоединение к ЕАЭС. Этот режим с 2001 года последовательно расширяет систему экономических санкций против ПМР, препятствует свободе передвижения российских граждан, проживающих в Приднестровье, требует вывода российского миротворческого контингента, который все эти годы является единственной гарантией мира на Днестре.

Следует признать, что сегодня информационная политика России в регионе уже не отвечает требованиям времени. То же касается работы структур гражданского общества.

В данном случае объективно действует человеческий фактор. Кто может гарантировать конкретному человеку комфортную среду для работы и жизни, если он производит информацию не угодную властям? Желания доносить объективные сведения заметно убавляется после того как власти неоднократно демонстрируют свою неадекватность или под видом выступления структур гражданского общества организуют отморозков на силовые акции.

Полагаем, что открытие российских представительств в Тирасполе позволило бы сотрудникам информационных и общественных структур освещать события во всем регионе исходя из интересов России и при этом не опасаться за свою безопасность.

В заключение хотелось бы отметить, что наши соседи уже рассматривают Приднестровье как «маленькую Россию». С нами считаются, потому что за нами видят великую державу. На нас надеются, потому что мы не торгуем идеалами и геополитической ориентацией. Мы предсказуемы, договороспособны и ответственны, поэтому с нами неудобно договариваться представителям западных держав, привыкших манипулировать населением целых государств через продажных политиков. Успех Приднестровья в деле евразийской интеграции запрограммирован самой логикой истории и четвертьвековой борьбой приднестровцев за право жить в единстве с Россией. Наша общая задача довести этот процесс до логического завершения.