Ошибки интеграции: чему учат проблемы еврозоны

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 296
03.02.15

Итоги 2014-го, а в особенности начало 2015 года отчетливо свидетельствуют, что украинский кризис стал выражением крупнейшей в современной истории геополитической схватки, по сути – очередной «битвы за Европу» между США и Россией. Механизмы влияния, применяемые сторонами в отношении ЕС, выявили серьезнейшие недостатки европейской модели интеграции, которые необходимо учитывать при строительстве любого интеграционного проекта, в том числе и в первую очередь – евразийского.

Первый месяц 2015 года принес достаточно подтверждений тому, что в европейском сообществе дела идут из рук вон плохо.

Пальму первенства в числе ударов Европейскому союзу долгое время держало известие о том, что после строительства газопровода в Турцию Россия может вообще отказаться от транзита голубого топлива через украинскую ГТС. При этом по российско-турецким планам конечной точкой газопровода станет крупное хранилище на границе с ЕС – и более никаких «движений» за пределы границ Турции. Образно выражаясь, через год-два европейцам будет сдана «квартира в сером варианте» - коммуникации подведены, а остальное за свой счет, поскольку совместный проект Южного потока Европа бездарно похоронила, а дважды входить в одну реку Россия явно не намерена.

О закрытии Южного потока, впрочем, стало известно еще в конце 2014 года, но тогда об отказе от украинской ГТС речь не шла. Поэтому новое известие января окончательно поставило ЕС перед фактом – строить газопровод через Балканы придется, и что более неприятно – придется платить Турции (!), которую европейцы до последнего момента кормили обещаниями о скором членстве в союзе. Турции, судя по всему, это надоело, о чем открыто заявил премьер-министр страны Реджеп Тайип Эрдоган.

Ситуация неприятная: туркам нужно будет платить, европейских иллюзий они более не питают; деньги на строительство трубы придется где-то брать (и это на фоне кризисных явлений еврозоны и ответных санкций России, постепенно стимулирующих переориентацию бизнеса на азиатских партнеров). И самое главное – предстоит сложный период согласования интересов всех стран, через которые пройдет труба, раздела сфер ответственности, определения пропорций финансирования проекта и т.д. В том числе и в этом контексте «нокаутом» для ЕС стали результаты выборов в Греции. Новое правительство страны в течение крайне малого срока заявило готовность пересмотреть долг страны перед Евросоюзом («мы никому ничего не должны»), заблокировало  продление экономических санкций в отношении России, а затем закономерно получило одобрение своих действий со стороны Кремля и обещания прямого сотрудничества со страной в обход мнения и структур ЕС.

Суть происходящего предельно проста: одной из сверхзадач, ради которых задумывался украинский кризис, являлся максимальный разрыв экономических (и не только) связей России и Европы с целью последующего «вынужденного» строительства Зоны свободной торговли ЕС и США, и, одновременно, торможения выхода Китая на рынок Европы. Задачей России в сложившихся условиях стало пробуждение здравого смысла в странах Европы, иными словами – разрушение механизмов влияния Вашингтона на действия ЕС. И поскольку в ситуации, когда центральные структуры союза прочно подвержены влиянию из-за океана, диалога с Брюсселем не получается, Москва предпочла работать с отдельными странами, среди которых немало недовольных нынешним положением вещей в еврозоне. Самой недовольной оказалась Греция, чей долг перед Брюсселем по иронии судьбы оказался самым большим. И даже если ЕС удастся подавить греческий «сепаратизм», высока вероятность, что пример эллинов окажется весьма заразительным и для других стран сообщества.

Для развивающейся евразийской интеграции пример Европы весьма показателен. Европейский союз, чья асимметрия в политике и экономике со временем только усиливалась, показал, что перетягивание одеяла в пользу одного из крупных центров объединения в сущности является строительством империи, как его не маскируй демократией и рыночной экономикой. А империи, как известно, имеют свойство рушиться, и от их краха лихорадит целые континенты. Уничтожение целых отраслей экономики в странах ЕС в угоду высоким целям интеграции, усиление долговой зависимости периферии от центра, жесткое регламентирование социальной сферы – все эти меры, направленные на формирование союза «под себя» уже сегодня приводят к тому, что ущемленные национальные интересы в совокупности с усиливающимся экономическим кризисом подталкивают некоторых участников союза к развороту вовне. Кроме того, как показывает практика, особенно уязвимым Евросоюз оказался к внешнему давлению.

Таким образом, тот путь, по которому сегодня движется Евразийский Экономический Союз, в перспективе является более стабильным. Тот факт, что евразийские интеграционные процессы от случая к случаю пробуксовывают в вопросах экономики, говорит о том, что страны-участники стараются максимально защитить собственные интересы. Это явление  – безусловно здоровое и объективное, поскольку только взаимовыгодное объединение сможет избежать ошибок Европейского союза, по сути ставшего империей. В этом контексте странам-участникам ЕАЭС и впредь необходимо избегать перевеса влияния в пользу той или иной столицы.

При этом идеологам евразийской интеграции и крупным игрокам медийной сферы ЕАЭС нужно пресекать излишний романтизм в тезисах и посылах. Важно понимать, что концепция, скажем, нового «Советского Союза» при всей своей заманчивости может отпугнуть элиты стран Союза. Такого рода парадигмы, основанные на опыте прошлого, неизбежно заимствуют и его негативные стороны, в том числе, вопросы суверенитета. В этом смысле такие готовые идеологические конструкции могут подорвать уверенность элит в будущей возможности сохранить всю полноту национальных интересов. Не менее негативное воздействие имеют попытки некоторых СМИ представить действия руководства стран-участников, направленные на защиту собственных экономических интересов, как «антисоюзные». Такие медийные выпады на текущем этапе интеграции особо опасны.

Поскольку строительство евразийского объединения идет параллельно с упадком Европейского союза, Москве, Минску, Астане и Еревану выпала уникальная возможность в режиме реального времени учиться на ошибках соседей. Весьма вероятно, что масштаб многих из них еще только предстоит узнать.