АНАЛИЗ ПРИДНЕСТРОВСКИХ РЕАЛИЙ С ПОЗИЦИЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 227
20.08.15

Сложившаяся за последние полгода крайне неблагоприятная социально-экономическая обстановка в республике, весьма неопределенная расстановка сил на территории Северного Причерноморья, агрессивное медийное окружение республики формируют ожидание и потребность в «прорывных» решениях по «проблеме» Приднестровья. Однако эти решения не должны привести к еще большему ухудшению ситуации и дестабилизации в регионе, считает эксперт МЦ.

ЧАСТЬ I

«Если Правительство не справляется со своими задачами, оно должно уйти в отставку» - именно такой призыв во все времена чаще всего использует оппозиция, вынося свой вердикт не оправдавшему надежд правительству, партии, лидеру.

Для того чтобы доказать несостоятельность ведущего политического актора, ведется последовательная кампания, направленная на дискредитацию руководства. На суд общественности выносятся т.н. «факты», а точнее – поданные нужным способом интерпретации неких событий.

Важно понимать, что каждый из этих «фактов», их совокупность при той или иной расстановке сил могут быть истолкованы различно, с диаметрально расположенных полюсов.

И практически никогда публика, на которую рассчитана информационная кампания, за исключением специалистов, не задается вопросом, интересы каких групп представляют эксперты, тем более, не обращает внимания на то, что все они – и эксперты, и реципиенты политического знания – являются пленниками собственных убеждений, которые, по определению, не могут считаться мерилом абсолютного знания.

В последнее время, вероятно в контексте предстоящих парламентских выборов, в Приднестровье и вокруг него наблюдаются попытки дискредитировать власть с позиций несоответствия ее действий и результатов социально-экономического развития республики ожиданиям населения. Поскольку, на наш взгляд, оценки деятельности власти демонстрируют в значительной степени ценностный, а не научный подход, зависят во многом от занимаемого социального положения и характера деятельности,  попытаемся рассмотреть внутренние причины, побуждающие некоторых экспертов, а также отдельные категории населения придерживаться негативных представлений.

Понять политико-психологические особенности восприятия приднестровцами происходящих событий, на наш взгляд, сегодня весьма важно: чем вызвано чувство недовольства среди населения? Почему поведение политической элиты воспринимается как «оторванность» от народа? Мы попытаемся дать на эти вопросы ответы, на основе которых выведем рекомендации для руководства республики.

Прежде посмотрим, как формируются представления об окружающем мире и мире политическом как его части.

По мнению советского и российского социального психолога, социолога, д.ф.н. Г.М. Андреевой, социальная действительность познается человеком не самостоятельно, а опосредованно, через коммуникацию с другими людьми и группами. С детства кто-то «другой» представляет человеку окружающий его мир, следовательно уже ребенок начинает воспринимать мир в некоторой заданной рамке. Так для индивида возникает образ окружающего мира – субъективная реальность[1]. Выступая регулятором поведения людей, этот виртуальный образ имеет большое значение, которое подметил доктор социологии Уильям Томас: если люди воспринимают некоторую ситуацию в качестве реальной, то она будет реальной и по своим последствиям[2].

В советский период основным регулятором поведения людей была коммунистическая идеология, а для облегчения понимания мира социального предлагалось множество т.н. «скриптов» - ритуалов, традиций[3]. Скрипты фиксировали модели опыта и выступали «гидами» для поведения человека в разнообразных ситуациях. К таковым относились демонстрации, вступление в пионеры, комсомол, партийные собрания. Это помогало амортизировать нестабильность в обществе, более того, создавало массовую иллюзию нахождения в едином с властью пространстве.

На формирование образа власти в СССР существенно влияло то обстоятельство, что представители правящей элиты в дихотомии межгруппового восприятия «мы - они» находились для массового сознания на полюсе «мы», где «мы» - это «советские люди», «они» - «заграница», «диссиденты», «враги народа». Образ власти наделялся аскетизмом, самопожертвованием. Большое значение имела способность власти и политиков защищать интересы народа от внешней угрозы[4].

Сегодня, полагает ряд ученых, восприятие отношений смещено в область антагонизма «правитель – подданный», тогда как в массовом сознании сильно желание объединить «власть» и «подданных» в единой категории «мы», что выражается в распространенных ожиданиях действий власти в «интересах народа». Этот разрыв общественность переживает болезненно[5].

В Приднестровье на рубеже 90-х гг., на наш взгляд, были созданы объективные предпосылки для сохранения советских скриптов. Вспомним историю: новая политическая элита – выходцы из плеяды «красных» директоров; политическую борьбу за независимость, по сути, возглавил ОСТК (общественная организация); в ходе всенародного референдума была выражена политическая воля большинства населения. Проводились массовые антинационалистические забастовки и митинги, с характерными для советского периода лозунгами. Таким образом, население и новая политическая элита использовали привычный для советского периода истории политический инструментарий в борьбе за отстаивание своих интересов.

С течением времени, несмотря на наметившийся раскол политической элиты, выраженный в существовании двух основных центров силы – укрупняющейся старой элиты (условно «отцы-основатели»), а затем и складывающейся новой экономической элиты (условно «коммерческий блок», «фирма»), самоидентификация приднестровского народа инерционно  продолжала содержать в себе дихотомию «мы – они», где «мы – приднестровцы» (и население, и руководство республики), а «они – Молдова». «Болевой» точкой служило социальное переживание[6] трагедии, испытанной народом вследствие несправедливой войны, память о погибших приднестровцах.

Необходимо отметить, что данное противопоставление сохраняло инертность способов восприятия действительности, что свойственно травматическим переживаниям в целом.

Этот идеологический компонент являл собой одну из опор, легитимизирующих в сознании населения само существование власти, и использовался для «цементирования» общества изнутри в большей степени, нежели представляло собой реальную внешнеполитическую позицию.

Доказательством правдивости этого тезиса, на наш взгляд, может служить тот факт, что, несмотря на антимолдавскую риторику  приднестровского политикума, направленную на обличение молдавского руководства в антиприднестровских действиях (агрессия, геноцид, война, блокада), добрососедские отношения с Молдовой были внесены в Концепцию внешней политики Приднестровья в качестве одного из приоритетов. Приднестровье вплотную приблизилось к варианту урегулирования, основанного на совместной с Молдовой форме общежития в 2003 году, когда был парафирован сторонами, но не подписан «Меморандум Козака», предусматривавший разрешение вопроса о политическом статусе республики и конфликта в целом через федерализацию Молдовы[7].

В 2012 году с приходом новых людей в большую политику, после значительного перерыва в переговорном процессе (с 2006 по 2011 годы переговоры между государствами не велись), Приднестровье и Молдова согласились с «тактикой малых шагов», которая тем не менее была со скепсисом встречена приднестровскими «экспертами от оппозиции», а порой расценивалась ими как «предательство народа» и его интересов.

Приднестровская власть предприняла ряд попыток объяснить общественности смысл «малых шагов», подчеркивая их нацеленность на выстраивание атмосферы доверия, которая позволила бы, в свою очередь,  приблизить решение вопросов, не связанных с политическими аспектами урегулирования. На наш взгляд, такая тактика не только не противоречила духу и букве Концепции внешней политики, но и была адекватным ответом на вызовы данного периода с позиций «здравого смысла»: решить конфликт за 20 лет сторонам не удалось, но жить с соседями нужно в мире.

Тем не менее, возобновление диалога и избранная тактика малых шагов  как способ нахождения минимальных решений были неверно истолкованы оппозицией как отход от жесткой линии Приднестровья на независимость и самостоятельность.

Почему сегодня можно говорить о неверных интерпретациях со стороны «экспертов»?

Во-первых, потому что опасения экспертов фактически не подтвердились. Напротив, Приднестровье объявило своим стратегическим вектором евразийскую интеграцию, а связи с Россией за последние несколько лет серьезно улучшились и вышли на новый уровень после подписания ряда двусторонних меморандумов между приднестровскими и российскими ведомствами[8].

Во-вторых, отметим персональную заинтересованность многих из «экспертов» в осуществлении собственного политического участия (депутаты, блоггеры, экс-чиновники), их очевидный реваншистский настрой, возможно как реакция на утраченные в 2011 году политические позиции.

В-третьих, обращает на себя внимание весьма категоричный тон негативных высказываний и слабая аргументационная база, что заставляет усомниться в объективности и компетентности экспертных выкладок.

Отказ от объективного анализа множества причин в целях ясного объяснения какого-либо явления, при котором сила одного выбранного фактора приумножается, а остальные в расчет не берутся, с точки зрения политической психологии представляет собой процесс конфигуративной атрибуции в противовес идеальной - ковариантной атрибуции, основанной на анализе вариаций[9].Такой «усеченный» анализ и представляют собой большинство публикаций, направленных на создание мифов вокруг политической элиты.

В Приднестровье  ярко выраженным стал миф о том, что якобы истинная цель Президента ПМР Е.В. Шевчука – сделать все для объединения  Приднестровья с Молдовой. Вокруг этого мифа строилась антипрезидентская информационная  кампания, направленная на дискредитацию главы государства в интересах лиц, недовольных результатами президентских выборов 2011 года.

Этот миф был навязан посредством т.н. политического пророчествования[10], довольно типичного инструмента для достижения целей политической борьбы. Причем в роли пророков выступали «эксперты».

Справедливо будет отметить, что развертывание данного мифа началось не в период президентства Е.В. Шевчука, а значительно раньше, и досталось ему «в наследство» от периода работы в холдинге-монополисте  «Шериф», с которым увязывают исключительно коммерциализированный подход к политике. Расхожим было мнение, что приход к политической власти представителей холдинга будет означать автоматический переход республики под юрисдикцию Молдовы. Анализируя, идеям какой политической группы он как бы противопоставлялся в общественном сознании, нетрудно предположить, что источником его возникновения была старая политическая элита в лице первого Президента ПМР И.Н. Смирнова.

Напомним, политический имидж несговорчивого лидера Смирнова формировался вокруг идеи народной борьбы с национализмом, за сохранение приднестровской государственности. В противовес ему искусственно создавался имидж конкурента – Е.В. Шевчука (как человека, более мобильного по своим убеждениям).

Однако так было в его допрезидентский период.

Приводя факты в противовес мифам, напомним, что именно в период президентства Игоря Николаевича Смирнова шла речь о федерализации Молдовы, его преемник, в свою очередь, предложил идею «цивилизованного развода» с Молдовой[11], за которую выступают 79,3 % жителей ПМР[12]. Таким образом, несмотря на то что на выборах 2011 г. Кремль поддерживал другого кандидата, «при нынешнем руководстве ПМР ориентация на Москву усилилась»[13].

Продолжение следует.

 




[1] Андреева Г.М. К проблематике психологии социального познания // Мир психологии. – 1999. – № 3. [Электронный ресурс] // Флогистон - http://flogiston.ru. 13.06.19. URL: flogiston.ru (дата обращения: 11.08.2015)

[2]Цит. по Андреева Г.М. Указ. соч.

[3] КозловВ.В., НовиковВ.В., Гришин Е.В.Политическая психология. Учебное пособие для вузов. М.: 2010. 458 с. (Санкт-Петербургский гуманитарный Университет профсоюзов).[Электронный ресурс] // Официальный сайт доктора психологических наук, профессора Владимира Козлова - zi-kozlov.eu (дата обращения: 11.08.2015)

[4]Там же.

[5]Там же.

[6] Подробнее о социальных переживаниях см. Ширков Ю.Э. Социальное переживание социальных проблем в общественном дискурсе [Электронный ресурс] Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» - zpu-journal.ru 2012. (дата обращения 11.08.2015)

[7] Меморандум об основных принципах государственного устройства объединенного государства [Электронный ресурс] Официальный сайт Министерства иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики - mfa-pmr.org 15.11.03. (дата обращения: 11.08.2015)

[8]См. Паламарчук Д.Н. Российско-приднестровское межведомственное сотрудничество как основополагающий элемент развития экономики и управления в Приднестровской Молдавской Республике: цели сторон, исторические параллели и перспективы [Электронный ресурс] Медиацентр Евразийское Приднестровье - eurasian.su  04.07.14.  (дата обращения: 11.08.2015)

[9]В.В.Козлов, В.В.Новиков, Е.В.ГришинУказ. соч.

[10]Курс «Социология политического мифа», разработан в 2011 г. для студентов Санкт-Петербургского государственного университета, обучающихся по специальности «Политология» [Электронный ресурс] // Персональный сайт Николая Баранова - nicbar.ru (дата обращения: 11.08.2015)

[11]Евгений Шевчук обратился с речью к участникам Конференции, посвященной мерам по укреплению доверия[Электронный ресурс] // Официальный сайт Президента Приднестровской Молдавской Республики - president.gospmr.ru 30.10.13. (дата обращения: 11.08.2015)

[12]За «цивилизованный развод» Приднестровья и Молдовы выступают 79,3 % опрошенных жителей ПМР[Электронный ресурс] // ИА Новости Приднестровья - novostipmr.com 15.11.13. (дата обращения: 11.08.2015)

[13] Истомин И. Украинское обострение приднестровского конфликта [Электронный ресурс] // Российский совет по международным делам - russiancouncil.ru 30.07.2015. (дата обращения: 11.08.2015)