Политолог-евразиец: надо не Приднестровье присоединять к Украине, а Украину к Приднестровью

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 285
28.08.13

С начала текущего года Украина председательствует в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и обещает добиваться активизации процесса урегулирования приднестровского «замороженного» конфликта, вплотную прилегающего к украинским границам. Однако за последние месяцы ситуация вокруг Приднестровья обострилась, что в немалой степени связано с приближением сроков саммита «Восточного партнёрства», на котором Молдова рассчитывает парафировать Соглашение об ассоциации с ЕС. 

Торгово-экономическая блокада Приднестровья, перспективы евроинтеграции Молдовы, деструктивная позиция Киева, предпосылки военного конфликта между Украиной и Румынией – эти и другие темы затронуты в эксклюзивном интервью портала «Новоросс.info» с известным украинским политологом, шеф-редактором информационно-аналитического издания «Однако. Евразия» Семёном Ураловым.

Семён Уралов – украинский политолог, шеф-редактор проекта «Однако. Евразия». С 1998 года участвует в политических, предвыборных и корпоративных проектах. В качестве политтехнолога работал в Западной и Восточной Сибири, Республике Коми, Удмуртии, Санкт-Петербурге, Киеве, Одессе, Харькове, Южной Осетии, Приднестровье и других регионах Евразии. Неоднократно читал лекции на ежегодном международном молодёжном лагере «Донузлав». 

— Семён, как Вы оцениваете шансы Кишинёва парафировать Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом на ноябрьском саммите «Восточного партнерства»? Может ли этому помешать отсутствие контроля Молдовы над всей своей территорией или Евросоюз готов повторить «кипрский вариант»? 

– Я думаю, что приднестровская проблема не станет препятствием на пути к получению евроассоциации по той простой причине, что Республика Молдова уже сейчас является частью периферийного европейского и конкретно румынского рынка. Тем более что она во многом не контролирует и свою внутриполитическую ситуацию. Поэтому в Вильнюсе с высокой долей вероятности всё будет подписано и затем утверждено в парламенте Молдовы, несмотря на вялотекущие протесты коммунистов, которые стали евразийской силой только уйдя в оппозицию, ибо основы движения Молдовы в Европу были заложены ещё при президентстве господина Воронина. 

Не вижу никаких проблем и с ассоциацией Украины по той причине, что в ассоциации и создании Зоны свободной торговли больше заинтересована Европа, нежели потенциальные участники. Потенциальные участники лишь получают небольшой доступ элит к финансовой системе ЕС, а граждане – небольшой бонус в виде свободного передвижения которое, опять-таки, в интересах Европы, ведь помимо гастарбайтеров туда хлынут и туристы. В свою очередь Евросоюз получает свободный доступ своих товаров и услуг на огромный почти 50-милионный рынок, если считать вместе Молдову и Украину. 

ПРИДНЕСТРОВЬЮ К БЛОКАДЕ НЕ ПРИВЫКАТЬ

— Велик ли риск Приднестровья оказаться в экономических тисках после присоединения Украины и Молдовы к Зоне свободной торговли с ЕС? 

– Приднестровье, как и с самого момента своего основания, окажется в ситуации «Брестской крепости», когда фронт уже где-то под Москвой, а крепость всё ещё сопротивляется. Это образно, а на самом деле Приднестровская Молдавская Республика находится в блокаде с 2006 года, когда её устроили совместно господа Ющенко и Воронин, лишив самопровозглашенную республику права свободно торговать. Вскоре эта ситуация ужесточится, и Приднестровье окажется в положении маленького 500-тысячного евразийского рынка, который будет окружен периферийным европейским рынком. Придётся, конечно, тяжело Приднестровью, но к условиям блокады ему не привыкать. Плюс, у Приднестровья есть какая-никакая своя валюта, недорогая электроэнергия в избытке и льготные цены на российский газ. Поэтому, думаю, блокада будет, но она не будет такой уж «смертельной». В этом смысле Украине и Молдове, возможно, придется ещё сложнее, чем Приднестровью. Хотя бы в силу того, что и в Киеве и в Кишинёве будет бушевать социально-политический и парламентский кризисы, а Приднестровье сможет развиваться в спокойных условиях. 

— Расскажите, пожалуйста, о сути проекта «Евразийского региона Приднестровье». Осуществим ли он на практике, учитывая отсутствие общей границы Приднестровской Молдавской Республики со странами Таможенного и будущего Евразийского союза?

– Если говорить откровенно, то все эти евразийские регионы корнями уходят в экономические районы СССР. То есть это старая сказка на новый лад. Кстати, Приднестровье не осталось с Молдовой в т.ч. потому, что экономически, социально и этнически оно ближе к Одессе и Новороссии. Начинаясь от Бендер и заканчиваясь где-то в районе Таганрога тянется этот регион Новороссия, включающий и Крым. Всё это единый экономически и инфраструктурно район.

Однако в свете евроассоциации Молдовы и Украины все эти проекты евразийского региона для Приднестровья остаются лишь теорией.

— В одной из своих недавних статей Вы допускаете , что Крым в отличие от Украины мог бы стать субъектом евразийских интеграционных процессов. Так имеются ли предпосылки для превращения полуострова в евразийский регион, подобно Приднестровью? 

– У Крыма шансы выйти из кризиса намного выше, чем у всей Украины, поскольку у него есть какая-никакая субъектность, связанная с автономией. Ещё немаловажно, что существует паромная переправа в Керчи. Конечно, не хватает моста, но полагаю, в ближайшие 10 лет он построен не будет. Мост построят только в ходе следующей массовой индустриализации, которая развернётся в ближайшие 15-20 лет. До этого времени всё наоборот будет ветшать и выходить из строя. Особенно на Украине и в Молдове – потому что за 20 лет никаких капитальных вложений в инфраструктуру не наблюдалось. 

Дело в том, что в процессе всех перипетий с евроассоциацией Украина ввергнется в неминуемый кризис, который станет одновременно политическим и социально-экономическим. В ходе него и будет разлагаться украинская государственность. На выходе мы получим другую Украину, которая возможно и не будет называться Украиной. В этой ситуации Крым со своей автономией получает дополнительные возможности. Это и возможность установления прямых отношений с Российской Федерацией, и лояльность интеграционным процессам в Евразии. Но у крымского правящего класса не хватает воли. Сейчас, как я могу судить, всё вверено «донецким» и нет вообще никакого запроса на субъектность. А всё в это упирается.

СОЮЗНАЯ АРМИЯ СТОЯЛА, СТОИТ И БУДЕТ СТОЯТЬ В ПМР

— Кишинёв настаивает на выводе российского воинского контингента из Приднестровья, предлагая заменить миротворческую миссию на международных гражданских наблюдателей либо международные полицейские силы. Со своей стороны, Тирасполь рассматривает военное присутствие России как залог собственной безопасности, а Москва согласна вывести свои силы только после политического урегулирования конфликта, которым и «не пахнет». Как думаете, это тупиковая ситуация или из неё есть выход?

– Это не то чтоб тупиковая ситуация. Скорее это ситуация, основанная на отсутствии реального понимания дел. Всё могло бы зависеть от Украины, потому что Приднестровье зажато между Украиной и Молдовой. Но у украинской стороны отсутствует здравая позиция. Собственно, таковая заключается в том, что безопасность Приднестровья гарантируется только присутствием союзной армии, ведь там находится не только российская армия, но и вполне боеспособная приднестровская армия плюс добровольческие казачьи формирования. Причём в Приднестровье находятся не просто армейские подразделения, а союзный миротворческий контингент. Иными словами это прототип союзной армии. И понятно, что безопасность приднестровской республики только союзными вооруженными силами и обеспечена. 

Кишинёв и курирующий его Бухарест могут хотеть всё что угодно, но союзная армия в Приднестровье стояла, стоит и будет стоять. Без неё там снова будет война, т.к. унионисты не успокоятся, румыны будут постоянно подстрекать, как мы наблюдали подобное со стороны режима Саакашвили в отношении Южной Осетии и Абхазии. Поэтому говорить о каком-то выводе войск в корне неправильно. Более того я считаю, что в интересах Молдовы была бы дислокация таких же союзных войск на границе с Румынией. Такая мера помогла бы самой Молдове решить массу вопросов внутренней безопасности, но на это никто сейчас не пойдёт. Нужно понимать, что страна раскололась по линии геополитического противостояния. Молдова попала в зону интересов Румынии, которая находится в зависимости от НАТО с Евросоюзом, а Приднестровье осталось частицей нашей Большой России или Евразии, кому как больше нравится.

ЕСЛИ БЫ СААКАШВИЛИ УДАЛАСЬ АВАНТЮРА В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ, СЛЕДУЮЩИМ ВОСПЛАМЕНИЛОСЬ БЫ ПРИДНЕСТРОВЬЕ

— В дополнение к предыдущему вопросу уместно вспомнить, что с месяц назад Конгресс США выступил в поддержку Декларации парламента Республики Молдова, заявив о необходимости вывода российских войск и вооружений из Приднестровья. Стоит ли серьёзно относиться к этому жесту Вашингтона?

– Пока что это просто демонстрация поддержки, в первую очередь моральной. Но в целом Приднестровье, как и Южная Осетия, Абхазия, Нагорный Карабах и в меньшей степени Крым, это зона интересов США по экспорту войны в регионе. Попытки подорвать с разных сторон Россию и её союзников по будущему евразийскому союзу ни для кого в принципе уже не новость. 

В общем-то, Приднестровье и было избрано на роль следующей «горячей точки» после Южной Осетии. Напомню, как синхронно развивались события. 2003 год – приход к власти Саакашвили, 2004 год – приход к власти Ющенко. После этого Саакашвили начинает милитаризацию и подготовку к войне 2008 года, в то же время Ющенко устраивает с Ворониным блокаду Приднестровья. По задумке, если бы Саакашвили удалось в 2008 году провернуть дело с Южной Осетией, то следующим на очереди было бы Приднестровье. 

Если присмотреться, то Приднестровье расположено с одной стороны Чёрного моря, Абхазия с Южной Осетией с другой его стороны, а Крым ровно посередине. Таким образом, если поджечь эти три региона, то весь выход к Чёрному морю становится рисковым. Там появляются разного рода ваххабиты, террористы, непонятные бандформирования, двоевластие, отсутствие законности и т.п. Это всё единый сценарий и рассматривать Приднестровье в отдельности от Южной Осетии и Крыма в принципе неправильно. Просто Приднестровье добилось большего суверенитета, чем, скажем, Крым и подтвердила своё право на экономический суверенитет, на союзные отношения с Россией без посредников в лице Кишинёва. Все вели себя по-разному в начале 90-х и поэтому каждый кусочек Новороссии имеет свою специфическую субъектность. 

ЦЕЛЬ ПЕРЕГОВОРНОГО ПРОЦЕССА – ПОГЛОЩЕНИЕ ПМР МОЛДОВОЙ, НО НА ЭТО ТИРАСПОЛЬ НИКОГДА НЕ ПОЙДЁТ

— С 2005 года действует переговорный формат «5+2» (РФ, Украина, ЕС, ОБСЕ, США и стороны конфликта – Молдова, Приднестровье), но заметного прогресса в приднестровском урегулировании не произошло. Быть может, данная переговорная модель уже исчерпала себя?

– Никаких продвижений в этом формате в принципе быть не может, поскольку позиция Молдовы – это поглощение, а позиция Украины была раньше синхронной с позицией Молдовы, сейчас же она просто стала лояльной. Это произошло исключительно после провала авантюры Саакашвили в Осетии, потому что в Брюсселе и Вашингтоне поняли, что при прежнем напоре они получат от России аналогичный ответ. Поэтому проект «новая война в Приднестровье» был закрыт. Да и Ющенко совершенно не Саакашвили и чтобы начать войну нужна недюжинная воля. 

Из всех сторон переговорного формата «5+2» две стороны, а именно Молдова и Украина, враждебны по отношению к ПМР. Учитывайте позицию США, ОБСЕ и Евросоюза и получаете расклад не «5+2», а двое (Россия и ПМР) против пятерых. А это уже совершенно другой формат, согласитесь. 
Собственно, переговоры могут идти только при условии, если они имеют конечную цель. В этой связи хочу напомнить, что шёл абсолютно нормальный переговорный процесс в рамках меморандума Козака (Дмитрий Козак – российский государственный деятель, вице-премьер-министр РФ) каждую страничку и каждый пункт которого российский вице-премьер Козак согласовывал с Ворониным и Смирновым (Игорь Смирнов – первый президент ПМР) и они ставили там свои подписи. Но когда все эти пункты собрали в общий меморандум, молдовская сторона просто отказалась его подписывать, хотя там был сформулирован абсолютно нормальный путь урегулирования отчуждения между берегами Днестра. В соответствии с меморандумом, Молдова с Приднестровьем должны были образовать широкую конфедерацию, союзные миротворческие войска обеспечивали бы безопасность во избежание повторения кровопролития и постепенно шёл бы процесс вынужденного сожительства с учётом ошибок прошлого. 

Почему в Кишинёве отказались подписывать в последний момент – загадка. Это произошло несмотря на то, что сегодня Воронин агитирует за вступление Молдовы в Таможенный Союз. Вот бы и встретились в новом Союзе Молдова и Приднестровье. Но чтобы это произошло надо меморандумы, на которые кучу времени потратили, подписывать – а не только агитировать. 

Поэтому целью нынешних переговоров является не урегулирование конфликта, а поглощение Приднестровья. На это приднестровцы никогда не пойдут. Поэтому переговоры зайдут в тупик, да собственно они там и находятся с момента начала. 

КИЕВ – ВИНОВНИК ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЛОКАДЫ ПРИДНЕСТРОВЬЯ, ГДЕ ПРОЖИВАЕТ 30% УКРАИНЦЕВ

— Будучи председателем ОБСЕ в текущем году, Украина устами своего министра иностранных дел Леонида Кожары пообещалауделить приоритетное внимание разрешению приднестровской проблемы. Видите ли Вы какие-либо реальные достижения Киева в этом направлении?

– Никаких достижений Киева нет, потому что он является заинтересованной стороной. Более того, его действия стали причиной того, что Приднестровье как минимум с 2006 года находится в экономической блокаде и испытывает проблемы с замедленным экономическим развитием. Именно на Киеве лежит вина за то, что Приднестровье превратилось в точку контрабанды, в т.ч. и для Украины. Были поставлены таможенные посты с ПМР, но при этом у Украины с ПМР официально нет никаких внешнеэкономических отношений — ведь Киев не признаёт существование Приднестровья. В результате того, что Киев занял промолдовскую, а если быть честным то прорумынскую позицию – 500 тысяч наших сограждан из Тирасполя, Бендер и Рыбницы оказались в ситуации жителей индейской резервации и экономического гетто. 

Давайте вспомним, какие государства граничат с постсоветскими непризнанными республиками. Это Россия, граничащая с Южной Осетией и Абхазией, Армения, которая граничит с Карабахом и Украина, граничащая с Приднестровьем. А теперь сравните, какие отношения у России с ЮО и Абхазией, какие отношения у Армении с Карабахом и какие у Украины с Приднестровьем. Лично я считаю, что позиция Украины скотская, за которую она в дальнейшем поплатится, потому что такое историческое свинство просто так не проходит. Всё это происходит на фоне того, что в Приднестровье проживает 30% этнических украинцев. 

Больше всего украинцев за пределами Украины проживает именно в Приднестровье. Каждый третий приднестровец считает себя этническим украинцем. 
Да в Киеве должны бы только поэтому признать Приднестровье. Как Россия признала Абхазию и Осетию, а Армения признала Карабах. 

ТИРАСПОЛЬ НЕ РАССМАТРИВАЕТ ВАРИАНТ, ИСКЛЮЧАЮЩИЙ СОЮЗ С РОССИЕЙ

— Как Вы относитесь к идее присоединения Приднестровья к Украине в случае поглощения Молдовы Румынией? Соответствует ли это интересам Киева и Москвы и способно ли претвориться в жизнь?

– С точки зрения устойчивости приднестровской социально-экономической модели надо не Приднестровье присоединять к Украине, а Украину к Приднестровью. Смотрите, на Украине действует уродская модель республики, где кроме Крыма нигде не решены языковые вопросы, которые воспаляются перед каждыми выборами. Затем идёт этнический национализм, который уже легализовался в парламенте, который есть как в Украине, так и в Молдове. Единственная республика, где нет в принципе никакого национализма – это Приднестровье. К тому же Приднестровье является союзной по отношению к России республикой. Там вообще не рассматривается вариант, исключающий союз с Россией. Не для того приднестровцы «бежали» из национальной Молдовы, чтобы попасть в национальную Украину. Поэтому мечты украинских националистов о включении Приднестровья в состав Украины – это даже не выдавание желаемого за действительное, а простейшая безграмотность и непонимание ситуации в регионе.

Если бы украинские националисты рискнули приехать со своими идеями, маршами и полунацистскими речёвками в Приднестровье, там бы им сразу объяснили «кто в доме хозяин» – и в чём разница между Украиной и Приднестровьем в вопросах национализма, шовинизма и неонацизма. 

— Чем, на Ваш взгляд, руководствуется Москва, отказываясь признать независимость Приднестровья и поддерживая принцип территориальной целостности Молдовы, но при условии её внеблокового статуса и федеративного (или конфедеративного) переустройства?

– Москва продолжает играть в сохранение статус-кво ялтинского мироустройства. Стоит отметить, что и Южная Осетия с Абхазией были признаны только в крайних условиях войны с армией Саакашвили. В случае с Приднестровьем Москва с одной стороны почему-то продолжает осторожничать. Но отчасти причины этого понятны: нет никаких механизмов включения в состав Российской Федерации региона, который не граничит с ней. Даже с Калининградской областью, являющейся полноценным субъектом РФ, возникают определённые сложности. Наверное, останавливает Россию в первую очередь этот момент. 

Плюс ко всему, отсутствует действенный политический союз в рамках Евразии, куда можно было бы интегрировать и Приднестровье, и Абхазию с Южной Осетией. Да и сами приднестровские политические элиты не спешат становиться частью России, потому что у них своя валюта, определённое самоуправство и свои олигархические группы сложились.

НЕ РУМЫНИЯ ДО ДНЕСТРА, А МОЛДАВИЯ ЗА ПРУТОМ

— Часть политических и экспертных кругов Румынии высказывают мнение, что румынская земля заканчивается на Днестре. Согласны ли Вы с ними и не видите ли в этой позиции определённую долю лукавства со стороны румын?

– Ещё есть радикальная часть румынских экспертов и политиков, которые считают, что румынская земля заканчивается в Транснистрии, т.е. в Одесской области. Они выдвигают претензии на Измаил, Болград, Белгород-Днестровский и все те территории, которые были оккупированы Румынией до 1940 года. Я не могу знать обо всех аргументах румынской стороны в принципе – всё-таки я не румын — но знаю, что палитра радикальных взглядов массово представлена и в парламенте и в правительстве Румынии.

Однако не могу согласиться с тем, что Румыния простирается до Днестра, потому что считаю Яссы, находящиеся под властью румын, молдавской землёй. Как известно, Румыния получила часть Молдавии, которая как страна была намного больше нынешней Республики Молдова. Поэтому Молдавия находится ещё и за Прутом – но под юрисдикцией Бухареста, а не Кишинёва или Тирасполя. 

Что же до Румынии, это государство молодое, дерзкое, активное с очень сильной дипломатией. И у этого государства есть проблемы с Венгрией из-за Трансильвании, есть определённые пограничные «тёрки» с Болгарией, есть претензии на Республику Молдову и на украинскую часть Бессарабии и Буковины. В целом думаю, что Румыния как всегда станет причиной конфликта в регионе. Не дай Бог, чтобы он был военным, но он будет, как минимум, гражданско-политическим и мы все будем вовлечены в него. Весь этот регион Бессарабии-Молдавии представляет собой эдакие «русские Балканы». Это точка постоянного конфликта, так же как и Кавказ. И Румыния здесь выступает всего лишь одним из акторов, который в рамках сценария дестабилизации ситуации вокруг Чёрного моря действует «под крышей» старших партнёров – ЕС и НАТО. 

РУМЫНИЯ НЕ НАЧНЁТ АГРЕССИЮ БЕЗ ПОДДЕРЖКИ ЕС И НАТО

— Один из популярных сюжетов в СМИ – сценарии будущего военного конфликта Украины с Румынией за Черновицкую область и часть Одесщины, которые давно желает заполучить Бухарест. Насколько Вы доверяете такой футурологии и считаете ли румыно-украинский конфликт неизбежным?

– Неизбежным я его не могу считать по той причине, что он ещё не начался и значит его можно избежать. Но Украина является «больным человеком Евразии», подобно тому, как в своё время называли Османскую империю. Во-первых, украинская армия слабее румынской армии по уровню технической модернизации. Во-вторых, у Украины нет никакой политики по отношению к приграничным территориям. Взять хотя бы то же Приднестровье, в котором живёт очень много этнических украинцев и граждан Украины. Кстати, немало украинцев проживает и в Румынии. Это всё могло быть зоной украинской политики. Например, как можно пресечь недружественные действия Румынии в приграничных украинских регионах? Только развернув аналогичные действия в сопредельных регионах самой Румынии. Если Бухарест начинает раздавать румынские паспорта румынам Черновицкой области, то единственный эффективный способ пресечь это – выдавать украинские или российские паспорта для украинцев и старообрядцев, проживающих в приграничных районах Румынии. 

Но ничего такого не делается, поэтому даже если мы посмотрим на такие объективные показатели как военное соотношение сил Украины и Румынии в Придунайской зоне, то увидим, что Румыния уже сильнее Украины. Но Бухарест никогда не решится на какие-то агрессивные активные действия без внешних гарантий со стороны своей геополитической «крыши». Поэтому если что-то в этой связи и будет происходить, то лишь в рамках более глобального сценария по обрушению традиционного мира. Румыния находится в роли выгодополучателя из пересмотра архитектуры мира, а Украина, скорее всего, окажется пострадавшей стороной.


Беседовал Кирилл Губа

Источник материала: http://novoross.info/people/19768-politolog-evraziec-nado-ne-pridnestrove-prisoedinyat-k-ukraine-a-ukrainu-k-pridnestrovyu.html