«Восточное партнерство» - средневековый «Дранг нах Остен» в современной интерпретации

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 201
25.10.13

В ходе недавней встречи с украинским президентом В.Януковичем президент Эстонии Т.Ильвес осудил «угрозы и экономическое давление на Украину, Молдову и Грузию со стороны России с целью недопущения их сближения с ЕС», заметив, что «в XXI веке Эстонии и Европе чужды обычаи и подходы прошлого века» (чуть ранее, в ходе визита в Молдавию, Ильвес отметился еще одним «ярким» высказыванием – посоветовал молдавским властям продавать на Запад качественную продукцию, а на Восток – «дешевку»).

Президент «продвинутой и цивилизованной» Эстонии упускает один факт – программа ЕС «Восточное партнерство», которая преподносится как символ прогресса, процветания и демократии для Востока Европы, если разобраться, следует логике и обычаям даже не прошлого века, а еще более отдаленных времен. Хорошо известно, что инициаторами этой программы выступили Швеция и Польша, на протяжении вот уже целого тысячелетия рассматривающие Россию либо как объект экспансии, либо как угрозу своим национальным интересам и безопасности. Если кто-то думает, что в нынешнем столетии менталитет шведской и польской политических элит изменился, в том числе благодаря членству этих стран в ЕС, то он ошибается.

Возьмем Швецию, не уходя вглубь столетий ко временам Руси. В 1809 году закончилась последняя из многочисленных русско-шведских войн, а в 1814 году Стокгольм провозгласилизвестную на весь мир политику нейтралитета, которая, как считается, не претерпела изменений вплоть до настоящего времени. Однако уже во время Крымской войны Швеция заключила союз с Великобританией и Францией, имея целью добиться возврата от России утерянной Финляндии, этим планам помешало окончание крымской кампании. После начала русско-японской войны 1904-1905 гг. в Швеции всерьез (!) рассматривался сценарий вторжения на ее территорию войск царской России. Во время Первой мировой войны правящие круги Швеции серьезно склонялись к вступлению в войну на стороне кайзера, страна была наводнена германскими шпионами и русскими революционерами, выступавшими против царской власти.

Шведы воевали на стороне Финляндии как во время Зимней (советско-финской), так и во время Второй мировой войны вплоть до капитуляции Хельсинки перед Советским Союзом. Король Швеции Густав Vпоздравил Гитлера с нападением на СССР, шведы служили в дивизии СС «Викинг». Нейтральная Швеция во время Второй мировой войны поставляла нацистской Германии стратегическое сырье (этим, кстати, занимался небезызвестный финансовый клан Валленбергов) и топливо, что позволило немцам продлить на несколько месяцев войну на Восточном фронте (кстати, шведские моряки, снабжавшие Германию топливом, получали приказы непосредственно от немецкого командования, т.е. фактически действовали как военнослужащие).

После войны, как показывают ставшие достоянием гласности документы, официальная внешняя политика Стокгольма заключалась в «сохранении свободы от союзов в мирное время с целью нейтралитета в случае войны», а другая, державшаяся в тайне в течение 40 лет «холодной войны», линия состояла в том, чтобы «соблюдать нейтралитет в мирное время с целью присоединения к альянсу в случае войны» (под альянсом, разумеется, подразумевается НАТО). С окончанием «холодной войны» взгляды ничуть не изменились – в ходе конфликтана Кавказе в августе 2008 года Стокгольм одним из первых объявил Россию «агрессором» и «империалистом».

О Польше и российско-польских отношениях уже столько сказано и написано (достаточно упомянуть книгу российского автора Александра Широкорада «Русь и Польша. Тысячелетняя вендетта»), что остается добавить лишь несколько колоритных штрихов.В сентябре 1938 года в ответ на готовность СССР прийти на помощь Чехословакии на польско-советской границе были организованы крупнейшие в истории возрожденного польского государства военные маневры, в которых,по «легенде», наступавшие с востока «красные» потерпели полное поражение от «голубых». В соответствии с Мюнхенским сговором Варшава выдвинула ультиматум Праге и получила от Чехословакии Тешинскую область (У.Черчилль по этому поводу напишет:«Польша с жадностью гиены приняла участие в разграблении и уничтожении чехословацкого государства»). Вплоть до самого начала Второй мировой войны Польша предлагала и рассчитывала на союз с нацистской Германией против СССР. Любопытно, что некоторые современные польские историки, например, Павел Вечоркевич, до сих пор ностальгируют по этому несостоявшемуся союзу (!). По подсчетам самих поляков, в годы Второй мировой войны при оккупации в рядах немецкого вермахта служило около полумиллиона польских граждан, что превышает численность Армии Крайовой (!). Вину за поражение Варшавского восстания 1944 года многие польские политики и историки упорно инкриминируют советским войскам, и список исторических претензий польской стороны на этом далеко не исчерпывается (это помимо Катыни). Одним из недавних проявлений русофобии явилась поддержка Польшей - в числе первых, вместе с уже упоминавшейся Швецией - грузинского режима «от агрессии российского империализма» в августе 2008 года.

 Исходя из всего вышеописанного, говорить о том, что нынешние шведские и польские политические элиты изменили своим вековым традициям в отношении России и резко перестроились, увы, не приходится. Соответственно и все их инициативы в восточном направлении иначе как без настороженности воспринимать не стоит. Что же касается совместного польско-шведского детища под названием «Восточное партнерство», то если отбросить всю словесную мишуру о «демократии» и «европейском выборе», на деле программа, помимо банального расширения влияния и рынков ЕС, является инструментом сдерживания и вытеснения России из постсоветского пространства.