«Не жалейте флагов…»

Автор

Ваша оценка

Всего голосов: 257
16.01.14

Так в русском переводе называется один из романов последнего классика британской литературы Ивлина Во (в оригинале: Evelyn Waugh. Put Out More Flags. London, 1956). Эпиграфом к нему писатель избрал цитату из безымянного китайского мудреца, который учил: «Если ты захмелеешь на прощальной пирушке, сыграй что-нибудь – это укрепит твой дух. А если ты военный к тому же, вели подать ещё вина и не жалей флагов – это умножит твою воинскую доблесть».

Почему мне вдруг вспомнился этот эпиграф к роману, посвящённому жизни светского общества Великобритании в начале Второй мировой войны? Дело в том, что вчера, 15 января 2014 г., Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики поступил вопреки вышеприведённому мудрому совету и «пожалел флагов». Законопроект о введении в ПМР Флага народного единства, который представлял бы собой российский триколор с приднестровским гербом, не набрал нужного числа депутатских голосов. Из 32 присутствовавших депутатов лишь 19 проголосовали «за» (при необходимых 29 голосах). Кулуарные обстоятельства этого голосования мне пока неизвестны в подробностях. Но доступная информация позволяет высказать пару общих соображений о данном событии и его значении.

Мотивация этого поступка (по сути – демарша группы оппозиционных депутатов против законопроекта, явно и несомненно исходящего из президентского лагеря) представляется достаточно очевидной. Приднестровская оппозиция (которая, безусловно, существует на самом деле, хотя порой кокетливо не хочет этого признавать) обвиняет действующую администрацию Президента Е.В. Шевчука в том, что все её пророссийские инициативы являются политическим популизмом, преследующим цели расширения поддержки со стороны Москвы и укрепления электоральных позиций нынешней власти внутри республики. Соответственно, скрытое и пассивное (как правило) противодействие оппозиции этим инициативам позиционируется ею как подлинный патриотизм и стремление не допустить профанации пророссийской политики и монополизации одним субъектом всех выгод и преимуществ такого курса. На самом деле, политическая заинтересованность и прагматизм обеих сторон – президентской и оппозиционной – не вызывают ни сомнения, ни удивления. Точно так же, нет оснований сомневаться и в присутствии искренних идеалистических побуждений у представителей обоих лагерей. Прискорбно лишь то, что внутренняя конкуренция за право быть или казаться главным патриотом Приднестровья и, одновременно, главным другом России на практике оказывает пагубное влияние на реализацию конкретных шагов, способных действительно сблизить наши страны. 

Чего добились те, кто «завернул» законопроект о Флаге народного единства? Важно понимать, что ни принятие, ни отклонение этого законопроекта заведомо не могли оказать сколько-нибудь ощутимого воздействия на восприятие официальной Москвой нынешней администрации Приднестровья и других политических сил республики. Это отношение возникло не в одночасье, развивалось постепенно, под воздействием широкого спектра политических факторов и на основании информации из самых разных, как правило, хорошо информированных источников. Именно с действующей администрацией Россия связывает продолжение и расширение осуществляемых ею программ помощи Приднестровью в социальной, экономической, инфраструктурной и гуманитарной областях. Как представляется, приднестровская оппозиция не должна усматривать в этом для себя что-либо обидное или дискриминирующее. Не ставя под сомнение ни пророссийских симпатий основных здоровых сил приднестровской оппозиции, ни личных заслуг ряда её уважаемых представителей, официальная Россия в данном вопросе, безусловно, руководствуется не личными, партийными или аппаратными предпочтениями, а соображениями политического прагматизма, которые кратко могут быть выражены русской поговоркой: «От добра добра не ищут».

Иными словами – поддержка России Приднестровью никак не обусловлена тем, будет ли в ближайшем будущем рядом с красно-зелёным государственным флагом ПМР развеваться российский триколор под названием Флага народного единства. Политику России в Днестровско-Прутском регионе можно критиковать за многое, но только не за то, что символические и протокольные вопросы являются для неё основополагающими. Итак, непрохождение законопроекта о Флаге не скажется всерьёз на сотрудничестве России и Приднестровья в лице его действующей администрации. Можно прогнозировать, что сохранятся и все электоральные эффекты этого сотрудничества, естественно, в рамках функционирующей в ПМР зрелой системы состязательной политической демократии. При всём этом, в России возлагают большие надежды на способность исполнительной и законодательной властей Приднестровья к поиску и нахождению взаимоприемлемых компромиссов и достижению широкого консенсуса в масштабах всей республики. Отсутствие такого консенсуса крайне затруднит реализацию программ российско-приднестровского сотрудничества, и тогда все вовлеченные стороны – включая и оппозиционный лагерь – понесут связанные с этим издержки и потери.

Не представляется вполне убедительным озвученный скептиками довод о том, что, прежде принятия законопроекта о Флаге народного единства и других подобных ему, нужно было узнать мнение официальной России по этому поводу. Безусловно, Россия знала о данной инициативе задолго до её широкого опубликования. И, насколько известно, не сделала никаких возражений. В противном случае кажется крайне маловероятным, чтобы сторонники действующего Президента стали вносить данный законопроект на рассмотрение парламента.

В любом случае, с точки зрения политики России в регионе результаты голосования 15 января точно не являются чем-то особо важным. И вряд ли компетентные ведомства России будут специально выяснять имена депутатов, не поддержавших идею введения де-факто российского флага в ПМР. И тем более – не будут заносить их в некий «чёрный список», лепить на них ярлыки «несочувствующих» и т.д., и т.п. Насколько мы можем судить, ответственные структуры России и так очень хорошо разбираются в особенностях партийно-политических и личных характеров и интересов публичных фигур Приднестровья, и депутатов его Верховного Совета в том числе. И оценивают перспективы своего взаимодействия с ними уж точно не на основании критериев «оппозиционности» или «лояльности», а по принципу их политической ответственности, государственной зрелости, профессионального соответствия.

Итак, означает ли вышесказанное, что непрохождение закона о Флаге народного единства не возымеет никакого отрицательного эффекта? Увы, нет. Вред уже причинён, хотя его главные плоды могут стать видны позднее. Прежде всего, враги Приднестровья, его государственности и его курса на свободное объединение с Россией получили новый козырь для своей пропагандистской работы. Они скажут (и уже говорят и пишут!), что, во-первых, вопросы сближения с Россией в приднестровском политикуме являются предметом скрытой борьбы, взаимных провокаций, межпартийных электорально-политтехнологических интриг, а во-вторых – что общество ПМР уже не проявляет той идейной монолитности в этом вопросе, что была в 2006 году.

Но главное даже не это. До сих пор не исчезла вероятность того, что в политическом истеблишменте Российской Федерации при определенном сценарии развития событий снова зазвучит громче голос сторонников идеи «евразийской реинтеграции» Молдовы, реставрации плана Козака или разработки новых проектов федерализации Молдовы. Пагубность этой идеи для государственности ПМР и его социума не вызывает сомнения. И если ей, этой идее, суждено действительно воскреснуть во плоти, то от сторонников и друзей Приднестровья среди патриотически мыслящих чиновников, экспертов и публицистов в России могут потребоваться активные усилия для противодействия ей, ориентированные как на высший слой бюрократии, так и на широкие общественные массы. И вот здесь-то символический факт того, в Приднестровье развевается российский триколор, мог бы сыграть роль мощного и неотразимого довода.

Десятки миллионов граждан России в силу объективных причин пока ничего не знают о Приднестровье (несмотря на начавшийся в 2013 г. прорыв ПМР в российское информационно-медийное пространство). Но простой и ёмкий факт использования в ПМР флага России в качестве по сути второго государственного мог бы быть легко и быстро доведён до самых широких слоев российского общества и превращён в сильный идеологический козырь в пользу поддержки Приднестровья именно как самостоятельной государственно-политической общности и даже неофициального (пока) внешнего эксклава России в северо-западном Причерноморье. Однако по воле ряда депутатов сейчас Приднестровье не получит такого флага, а значит – друзья и сторонники ПМР в России будут лишены этого ценного оружия в своей борьбе за реализацию общих устремлений двух наших стран. Это – нерадостное обстоятельство, но всё же ровным счётом ничего катастрофического в этот раз не случилось.

В России часто, хоть и не всегда к месту, цитируют слова о том, что там, где русский флаг поднялся однажды – там он больше не спускается. История доказала, что это гордое высказывание не всегда справедливо. В былые периоды государственной немощи нашей стране приходилось неоднократно спускать свой флаг – и российский триколор, и красный советский. Однако сейчас на дворе не те времена. Поэтому завершим этот наш комментарий такой мыслью: не везде, где поднят российский флаг, интересы России блюдутся честно и нелицемерно. Но и, напротив, Россия зримо и могущественно присутствует подчас и в таких местах, где её флаг по той или иной причине не поднят. В любом случае, российский триколор и так останется на Днестре, пока там стоят русские солдаты, защищающие мир, свободу и человеческое достоинство жителей Приднестровской Молдавской Республики.

В.Б. Каширин, руководитель научных и исследовательских программ Днестровско-Прутского центра РИСИ